суббота, 24 октября 2015 г.

Евросуд: «Зимний сад»: пора собирать урожай

Несколько лет назад жители многочисленных домишек прошлого века, зажатых между улицами Физули и Бадалбейли (по-старому, Басина и Димитрова) были шокированы новостью, что их дома будут сносить. Некоторым владельцам жилья размером больше 60 кв.м предлагали неотремонтированные квартиры в новостройках, а за маломерное жилье предлагали смешные цены, в конце концов замершие на отметке в 1500 манат за квадратный метр. Упиравшихся запугивали, а то и выгоняли с полицией. Вся эта история хорошо описана в отчете международной организации Human Rights Watch «Они забрали у меня все» (февраль 2012).

В этот период среди правозащитников шел спор о том, как лучше действовать. Одни стояли за проведение массовых акций. Другие – за проведение кампании в СМИ с роликами, где жертвы сноса домов ругались в адрес руководства страны. Третьи собирали подписи под петициями. И лишь немногие выступали за то, чтобы не терять время и обращаться в суд.

Эта последняя точка зрения имела мало последователей, так как суд всегда представляется людям средством решения сиюминутных проблем, а в данном случае суды откровенно подыгрывали строительным кампаниям. Порой суды, принимая решение о приостановлении сноса дома, даже не следили за исполнением этого решения, по закону обязательного для всех государственных органов, и дома разрушали. Людям очень трудно было осознать, что они стали жертвами глобальной несправедливости и что теперь их правду можно отстоять лишь в Европейском Суде по правам человека (ЕСПЧ), потратив на это лет 5-6.

Одной из немногих, кто на это решился, была Нурия Халыкова, чье дело №42883/11 было рассмотрено Евросудом 22 октября. Она жила в трехэтажном «архитектурном» доме 1908 г. постройки на ул. Физули, 58. Еще в 2001 г. он был включен в «Список историко-культурного наследия местного значения», что, по логике, должно было защитить его от сноса. Однако и до него дошла очередь, так как в сентябре 2008 г. весь этот городской квартал был включен в план нового паркового комплекса, названного «Зимним бульваром».

Ключевой вопрос - размер компенсации, в упомянутом распоряжении затронут не был. Переговоры по этому поводу и заключение договоров купли-продажи были поручены некоему частному лицу Руфану Кязымову, на счет которого власти перевели с этой целью 5 млн. манат. Остальная часть средств позднее была переведена на счет Бакинской исполнительной власти.

В феврале 2010 г. строительные рабочие возвели забор вокруг дома Халыковой. Вскоре с первого этажа этого дома были выселены коммерческие структуры, а с последнего этажа – жильцы. Строители разрушили эти квартиры и снесли крышу дома, так что при дожде вода проникала в оставшиеся квартиры, сделав проживание там невозможным. Халыкова сделала фотографии и видеозаписи и позднее представила их в Страсбург.

В марте 2010 г. остававшимся в доме жителям сделали ультимативное предложение в недельный срок заключить контракт купли-продажи по цене 1500 манат за кв.м с Кязымовым, не занимавшим никакой официальной должности, и покинуть квартиры. В апреле в доме отключили телефон, постоянно отключали электричество, и даже сняли водяной насос, обеспечивавший дренаж здания.

Женщина пожаловалась в прокуратуру. Та переслала жалобу в Бакинскую Городскую Исполнительную Власть (БГИВ). В июле ее известили, что дадут компенсацию в 1500 манат и потребовали выселиться из дома. Женщина отказалась покинуть жилье на таких условиях и стоически терпела неудобства.

Утром 19 ноября 2010 г. дом был окружен полицейскими и сотрудниками БГИВ. Без судебного решения и вопреки желанию заявительницы, полицейские сломали дверь и вошли в квартиру. Эта сцена была снята заявительницей на видео. Женщине стало плохо, и была вызвана скорая помощь, которая прибыла немедленно, но не была допущена в квартиру. Вместо этого, женщину вывели из квартиры и оказали медицинскую помощь на улице перед домом. Когда ей стало получше, Халыкову отвели в 22-е отделение полиции Насиминского РУП, где содержали вместе с другими задержанными жителями ее дома. Там женщине снова стало плохо. Ей была оказана скорая помощь прямо в полиции, и врачи выдали ей справку с датой и временем прибытия.

После 9 часов содержания в полиции, от заявительницы и других задержанных потребовали подписаться под тем, что их задержали якобы за то, что они нарушали порядок. Вечером ее отпустили, не дав на руки никакого документа о задержании. К этому моменту, ее квартиру уже снесли, и ее имущество было перевезено на склад. Прибыв туда, Халыкова обнаружила, что многие вещи были повреждены или вообще исчезли. 22 ноября дом был снесен полностью.

В переписке с ЕСПЧ, власти настаивали на том, что заявительница и другие люди были задержаны полицией за то, что якобы организовали несанкционированный пикет против выселения и не расходились по требованию полиции. Срок задержания якобы не превышал разрешенных 3 часов, и девять задержанных якобы были отпущены уже днем. На заявительницу был составлен протокол об административном правонарушении, и она была освобождена после профилактической беседы.

22 ноября 2010 г. заявительница подала в суд жалобу против полиции, утверждая, что была незаконно задержана полицией для того, чтобы обеспечить ее насильственное выселение из квартиры, и что полиция незаконно вошла в ее квартиру. На суде были представлены видеозаписи и справка из «Скорой помощи», выступили двое свидетелей из числа задержанных полицией. Однако месяц спустя суд отклонил жалобу, опираясь на версию событий, представленную полицией, и предложил ей подать жалобу против административного наказания. Бакинский Апелляционный Суд (БАС) отклонил ее жалобу на это решение.

Другой судебный процесс, через который пришлось пройти Халыковой, начался еще в апреле 2010 г., до разрушения дома, и касался нарушения имущественных прав со стороны БГИВ, связанного с ее выселением из дома. Первоначально Насиминский районный суд вообще отказался принимать этот иск, сделав это лишь после жалобы в БАС. Суд затянулся из-за неоднократного отсутствия представителя ответчика на заседаниях. Заседание по существу дела было назначено на 22 ноября. Кроме того, 13 ноября уже БГИВ подала иск в суд о выселении 19 жителей, включая Халыкову. Но еще до рассмотрения собственного иска и иска Халыковой, БГИВ организовал ее выселение и снос дома. 30 ноября суд объединил оба иска в одно производство.

12 января 2011 г. Насиминский районный суд отклонил иск Халыковой, сославшись на то, что дом уже снесен. 2 июня и 13 декабря того же года это решение было поддержано соответственно БАС и Верховным Судом (ВС). Тот же Насиминский суд также отказал Халыковой в выдаче копии документа о полномочиях Р.Кязымова.

А договор купли-продажи дома с Кязымовым был заключен лишь 27 января 2011 г. – спустя два месяца после разрушения дома. За квартиру площадью 28,5 кв.м была назначена сумма в 42.750 манат (1500 за кв.м). 20 февраля женщина обжаловала этот документ в Насиминский райсуд, заявив, что подписала документ под давлением, оставшись бездомной. Но 21 апреля суд отклонил иск, а 11 августа и 19 декабря 2011 г. БАС и ВС подтвердили это решение.

При рассмотрении дела в Евросуде был принят во внимание отчет содокладчиков ПАСЕ по Азербайджану П.Аграмунта и Дж.Греха от 20 декабря 2012 г. и отчет Human Rights Watch (февраль 2012 г.) В последнем, конкретно упоминалось и дело Халыковой.

ЕСПЧ отметил многочисленные неувязки в правительственной версии событий 19 ноября 2010 г., и пришел к выводу, что лишение свободы заявительницы на срок примерно 9 часов 10 минут было незаконным и произвольным. Соответственно, было установлено нарушение статьи 5§1 Европейской Конвенции по правам человека.

Что касается вторжения полиции в дом заявительницы 19 ноября 2010 г. в нарушение права на уважение частной и семейной жизни, ЕСПЧ согласился, что для этого у полиции не было законного основания, например, судебного решения. «В этой связи, Суд считает необходимым подчеркнуть, что практика насильственного выселения частного лица из его или ее дома силой полиции без какого-либо законного основания несовместимо с верховенством закона в демократическом обществе». Соответственно, Евросуд пришел к выводу о нарушении статьи 8§2 Конвенции.

В отношении нарушения имущественных прав Халыковой, ЕСПЧ отметил, что распоряжение БГИВ от 24 сентября 2008 г. не давало этому органу законного основания о конфискации частной собственности, тем более в здании, признанном памятником архитектуры. Ранее к похожему выводу Евросуд пришел в деле «Ахвердиев против Азербайджана» (№76254/11, 29 января 2015).

Суд счел важным, что договор купли-продажи квартиры с Р.Кязымовым был заключен через 2 месяца после сноса дома. Хотя Кязымов и действовал как частное лицо, но был уполномочен БГИВ заключать договоры с жителя на основании распоряжения от 24 сентября 2008 г. «В любом случае, Суд повторяет, что согласие или попустительство властей… действиям частных лиц, которые нарушают конвенционные права других лиц в их юрисдикции, может повлечь ответственность страны по Конвенции». Как результат, ЕСПЧ констатировал нарушение статьи 1 Протокола №1 к Конвенции.

ЕСПЧ не посчитал необходимым исследовать отдельно от этих вопросов, были ли справедливыми судебные процессы по жалобам Халыковой (то есть ее жалобы по статьям 6 и 13 Конвенции). Также ЕСПЧ отклонил жалобу на жестокое обращение (ст.3 Конвенции).

Заявительница и правительство разошлись в оценке стоимости квартиры. Обе стороны представили заключения экспертов, согласно которым стоимость 1 кв.м площади в ее квартире составляла соответственно 2.500 и 1.450 манат, а цена квартиры 71.000 и 41.325 манат. По мнению властей, предложенная по договору Халыковой цена в 42.750 манат была даже выше рыночной.

Взяв за основу экспертную оценку в 71.000 манат, которая не оспаривалась в национальных судах, и учитывая, что Халыкова уже получила 42.750 манат в 2010 г., с учетом инфляции, ЕСПЧ назначил компенсацию материального ущерба в 45.000 евро. Учитывая, что одно только установление факта нарушения прав Халыковой недостаточно, Евросуд назначил дополнительную компенсацию морального ущерба в 15.000 евро. Еще 2.500 евро заплатят Халыковой за понесенные расходы.

Решение было принято единогласно, и за него проголосовал даже судья от Азербайджана. Через 3 месяца оно вступит в законную силу.

…Какие же выводы могут для себя сделать будущие жалобщики по похожим делам? Жалуясь «всем-всем-всем» на нарушения своих прав, не надо забывать жаловаться и в суд, и проиграв суды, рано считать это концом истории – есть еще Евросуд! Сталкиваясь с бюрократией, необходимо всегда документировать то, что происходит, заказывая экспертизу стоимости имущества, фотографируя и снимая на видео незаконные действия чиновников, получая копии решений, справки, храня чеки. И главное, надо быть по-хорошему настырными.

В решении по делу Халыковой, ЕСПЧ внес существенные разъяснения и в роль полиции при выселениях и в степень законности договоров купли-продажи, заключенных уже после сноса дома. Этот прецедент обязаны принимать во внимание национальные суды согласно постановлению Пленума Верховного Суда от 30 марта 2006 г.

Эльдар Зейналов.

http://minval.az/news/123504956


Интервью на ту же тему:
http://echo.az/article.php?aid=91198

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.