пятница, 30 июня 2017 г.

Яна Мадатова: Как азербайджанские «политэмигранты» лгут ради лучшей жизни


На днях в СМИ была опубликована информация о возбуждении уголовного дела в отношении некоего Эльнура Мирзоева, эмигрировавшего с помощью фальшивого удостоверения о членстве в партии «Мусават».

Эльнур Айдын оглу Мирзоев (1977 г.р.) обвиняется по статьям 320.1 (Подделка или незаконное изготовление удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Азербайджанской Республики, штампов, печатей, бланков) и 302.2 (Осуществление оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств, предназначенных для тайного получения информации не управомоченными на то лицами, а также осуществление этих мероприятий управомоченными лицами, но без законных оснований, если это повлекло существенное нарушение прав и охраняемых законом интересов лиц) УК АР.

Э. Мирзоев в настоящее время находится за границей, он объявлен в розыск.

Кстати, имя Э. Мирзоева несколько лет назад уже упоминалось в «деле о мигрантах».

В партии «Мусават» утверждают, что документ, которым апеллировал Э. Мирзоев, является не более чем фальшивкой.

Сотрудник «Минвала» обратился за комментариями к пресс-секретарю партии «Мусават» Мустафе Гаджибейли, который заявил, что если кто-то представляет себя на основе «липового» документа членом партии «Мусават», то такие люди должны быть сурово наказаны — в соответствии с законами нашей страны.


— В данном вопросе партия «Мусават» является потерпевшей стороной, потому что люди, идущие на такой шаг, злостно пользуясь именем партии, стараются улучшить свои жизненные условия. Это отвратительно. Представьте, что вор надевает форму полицейского и совершает преступление. Наша партия выступает за наказание граждан, оформляющих себе ложные документы.

— Каким образом на липовых документах оказывается печать партии Мусават?

— Печать партии никаким образом не может оказаться на поддельном документа, те кто подделывает документы, могут воспользоваться фотографией нашей печати или другими методами, которые предоставляют нам сегодня современные технологии. Но почему комитеты по миграции иностранных стран не проводят соответствующую проверку таких документов? Этот вопрос стоит задать именно им. Если кто-то решает эмигрировать, то это его решение, а отнюдь не решение партии.

Отметим, что Следствие по уголовному делу, возбужденному в отношении Эльнура Мирзоева, эмигрировавшего с помощью фальшивого удостоверения о членстве в партии «Мусават», приостановлено. Причиной этого стал тот факт, что он объявлен в розыск, и следствие продолжится после того, как Э.Мирзоев будет задержан.

Следует отметить, что подобный факт – далеко не единичный, так граждане Азербайджана не в первый раз идут на аналогичные действия, лишь бы получить политубежище.

Конечно же, не секрет, что из нашей страны эмигрируют люди, действительно пострадавшие от реальных притеснений за свободу слова, права которых были злостно нарушены.

Но сегодня речь пойдет не о них, а о тех, кто пытался прикрыться «липовыми» документами и «фактами».

По мнению правозащитника Эльдара Зейналова, стоит сначала рассмотреть вопрос, почему наши сограждане, недовольные социально-экономическими условиями, хотят быть именно «политическими» эмигрантами:

— Человечество знает политэмигрантов с библейских времен. Всегда кого-то преследовали за намерение захватить власть, или за критику властей, за цвет кожи или исповедуемую религию. Обычно добровольное бегство или изгнание обрекало человека на роль изгоя, маргинала, ищущего хоть какой-то источник существования. Но в 1951 году была принята Конвенция о статусе беженца ООН, позднее распространенная с беженцев Второй Мировой Войны вообще на любого, кто покинул свою страну в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определённой социальной группе, сексуальной ориентации или политических взглядов. Конвенция гарантировала таким людям защиту и обязала все страны-участницы обеспечить беженцам достойный уровень жизни. Если граждане страны зарабатывают этот уровень упорным трудом, то беженцу не нужно иметь образование или даже знать язык страны, чтобы о нем и его семье позаботились. При этом можно еще и выбрать для себя страну из «меню» с наиболее комфортными языковыми, религиозными или экономическими условиями, попросив убежища, скажем, именно в Германии или Швеции. Это, собственно, и сделало статус беженца заветной приманкой для миллионов людей, недовольных социально-экономическим положением в своей стране. В 2013, накануне наплыва арабов, в самой богатой и вместе с тем либеральной стране Евросоюза — Швеции статус беженца получили лишь 8% просителей. Еще 20% получили вид на жительство на иных, гуманитарных основаниях, которые дают. Остальные три четверти обосновать, что они преследуются у себя на родине, не сумели. В прошлом году, статус беженца в 28 странах ЕС получили 33%, а вместе с оставшимися на гуманитарных основаниях – 61%. Это, впрочем, не означает, что шансы получить статус увеличились у всех. Наоборот, у жителей Балкан и даже у африканцев они снизились, у арабов — выросли. Однако эта конкуренция наших сограждан не останавливает. Если до арабского нашествия, во все страны Евросоюза в год бежало в общем 2-2,5 тыс. азербайджанцев, то в прошлом году в одну только Германию попросились почти 5 тыс. наших граждан.


Достаточно сравнить эти цифры, например, с числом участников даже разрешенных акций оппозиции, чтобы понять, что подавляющее большинство лиц, претендующих на то, что они являются опасными для властей политическими активистами – простые мошенники. После каждых выборов, митинга или ареста за границу толпами валят «преследуемые властями». Если фейсбуковский персонаж анонсирует гомосексуальный брак и старательно разводит дискуссию, заявляет о том, что власти из политических соображений сожгли его дом и т.п., то с большой вероятностью мы его вскоре увидим за границей. Многие из них прикрываются членством в оппозиционных партиях или предполагаемым родством с ними. С недавних пор, некоторые из беглецов стали выдавать себя за разоблаченных агентов спецслужб, которым угрожает смерть от рук если не «конторы», то рассвирепевших от предательства оппозиционеров. История же с Мирзоевым все-таки нашу оппозицию разбудила. Дело в том, что миграционные службы стараются по возможности через свои каналы перепроверять факты витиеватых историй. В данном случае, у человека был на руках партбилет и письмо на партийном бланке, якобы подтверждающее факты его преследования. Но оказалось, что и бланк, и членский билет, и подписи на документах были фиктивными. Обычно в таких случаях неудавшийся эмигрант собирает чемодан и возвращается восвояси. Но не тут-то было! «Оппозиционер» вышел на прессу, и называя конкретные имена, стал утверждать, что он якобы получил все эти документы в оппозиционной партии. Перед лицом открытого шантажа, партия дала официальное опровержение, и правильно сделала. Но за границей остались тысячи других, и не все они фиктивные члены партий. Их стараются использовать в каких-то акциях, даже создают какие-то заграничные структуры азербайджанских партий. На первый взгляд – обоюдная польза. Эмигрант подтверждает миграционной службе, что он политический активист, и что его разорвут на части вот за этот плакат, который он держал в руках и фото которого выставил на своей интернет-страничке. Партия ненавязчиво демонстрирует свое существование международным организациям. Но при этом создается и немалый риск для самих партий, который, как я надеюсь, они видят и на который имеют ответ. Во-первых, часть членов партии поменяла свое гражданство, а значит, их членство в партии будет нарушать статью 1 закона «О политических партиях», согласно которой партии – это объединения граждан Азербайджанской Республики. Во-вторых, любое партийное мероприятие за границей, на которое будет потрачена хоть одна копейка «юридическими и физическими лицами иностранных государств», нарушит статью 17 того же закона. А ведь физическим лицом иностранного государства являются и постоянно проживающие там иностранцы. Далее, согласно статьям 18 и 21, понесенные на партийную деятельность за границей расходы (в том числе на информацию и кампании), в принципе, должны включаться в финансовые отчеты партий. Так что фиктивные и формальные члены своей активностью могут подставить свои партии… Возвращаясь к «делу о фиктивных беженцах», отвечу, что момент для его разворачивания мог быть выбран не случайно. Ведь «беженцы» всегда были, и их всегда использовали. Возможно, что импульс этому делу дали переговоры по проекту соглашения о стратегическом партнерстве между Азербайджаном и ЕС. Составной частью такого рода соглашений всегда бывает вопрос об упрощении визового режима и, одновременно, реадмиссии мигрантов.


Миграционная мафия

Впервые это выражение прозвучало вслух в апреле этого года, когда газета «Йени Мусават» опубликовала статью, в которой член оппозиционной партии Народного фронта Азербайджана Турал Гусейнов рассказал газете, что заплатил 5 700 долларов «миграционной мафии», обещавшей оказать ему содействие в получении статуса беженца в Европе, но обещания не сдержавшей.

Активист партии рассказал, что в процессе переговоров со злоумышленниками ему удалось выяснить, что те, в частности, занимаются подделкой печатей. По словам Гусейнова, желающих выехать за границу выдавали за представителей оппозиционных партий, подделывая их документы. С фальшивыми партийными удостоверениями у выехавших за границу граждан Азербайджана появлялся шанс на получение политического убежища.

Генеральная прокуратура Азербайджана возбудила уголовное дело о выдаче фальшивых документов лицам, желающим эмигрировать из Азербайджана. 21 апреля 2017 года по данному делу в Следственном управлении по тяжким преступлениям Генеральной прокуратуры дали показания главные оппозиционные деятели: лидер Партии народного фронта Азербайджана Али Керимли, зампред этой же партии Гезяль Байрамлы и заведующий орготделом Сакиф Гурбанов.

В феврале того же года показания в генпрокуратуре дали глава партии Мусават Ариф Гаджилы и руководитель общественной организации Центр национальной стратегической мысли Иса Гамбар. Впоследствии оппозиционные деятели заявили, что считают как сам вызов так и допрос явным неприкрытым давлением — в ответ на протестные митинги.

Несколько лет назад журналист Яфез Акрамоглу в рамках будущего журналистского расследования начал сбор фактов, связанных с переездом азербайджанских беженцев на Запад.

Типичная жертва не знает, как проходит весь процесс, каковы процедуры, – рассказывает Акремоглу. То, что по прибытию в Германию в качестве беженцев, необходимо предоставить обоснованные доказательства преследований за политические убеждения, становится для них полным сюрпризом. Когда же наконец жертва начинает понимать, что ее обманули, вернуться назад уже бывает слишком поздно.

По его мнению, те, кто отправляет беженцев из Азербайджана в Европу, условно делятся на две части – европейскую и людей, которые «работают» из Азербайджана. Основная задача в Азербайджане – найти, заманить и уговорить жертву эмигрировать. Обычно им обещают золотые горы.

После того, как согласие получено, нужно получить визу. Для этого в азербайджанской части коррупционного синдиката давно налажено «сотрудничество» с посольствами и туристическими фирмами. На первом этапе потенциального эмигранта просят внести залог, сумма которого может составить от двух до десяти тысяч евро.

После получения денег начинается подготовка документов и добыча виз – обычно через подкуп сотрудников посольства.

Визы, как правило, выдаются посольствами стран Восточной Европы. По прибытию в Европу, за дело берется уже европейская часть синдиката. И на следующем этапе уже идут в ход поддельные документы – например, о задержаниях полицией в Азербайджане (даже если таковых не было), о том, что был суд, о том, что заявители состояли в оппозиционных структурах, участвовали в акциях гражданского неповиновения и т.д.

Обычно изготавливаются такие вот «документы» в Европе. Есть готовые формы таких фальшивок, есть печати организаций и т.д. Иногда, действительно, удается провести структуры, занимающиеся вопросами беженцев в Европе, но чаще всего структуры эти не удается провести.

Под чужой похмель в Европейский рай

Эльдар Зейналов предоставил «Минвалу» ссылку на свой блог, и мы воспользовались интересной статистикой из дел, направленных в Евросуд. Согласно фактам видно, что очень часто искателями убежища используются заявления о некой руководящей роли в оппозиции и преследованиях за это.

А вот и некоторые примеры, которые мы предлагаем читателям в качестве пищи для размышлений.

Так, в рассмотренном Комитетом против пыток ООН деле «А.Х. против Швеции» (сообщение № 265/2005, решение от 16 ноября 2006 года) некий талыш А.Х., 1971 г. рождения, утверждал, что сначала присоединился к талышскому сепаратистскому движению, а в 1994 году стал активным членом Демократической партии Азербайджана. Он настаивал на том, что вел политическую деятельность и занимался организацией демонстраций против режима. В июне 2001 г. заявителя якобы несколько раз допрашивали в полиции с целью получения сведений о лидере талышского сепаратистского движения Гумматове (который к тому моменту давно сидел в тюрьме), а потом арестовали и бросили в размещенную в подвальном этаже камеру одного из принадлежащих полиции зданий, где он и находился около года. Он утверждает, что во время содержания под стражей его неоднократно избивали, его дело никогда не рассматривалось в суде, и ему так и не был назначен адвокат. В мае 2002 года он заболел и был помещен в госпиталь КГБ (!), где лечился несколько месяцев. В ноябре 2002 г. его отец и генеральный секретарь ДПА Сардар Джалалоглу смогли передать ему через одного из посетителей госпиталя партийный билет и водительское удостоверение на его имя, а также организовать для него побег при помощи взятки. А.Х., переодетого в военную форму, вывел из госпиталя военнослужащий, связанный с Джалалоглу, в то время как охранники отвечали на телефонные звонки и занимались посетителями. Той же ночью он пересек азербайджано-российскую границу и через несколько дней с поддельным голландским паспортом приехал в Швецию, где обратился с просьбой о предоставлении убежища. Впоследствии выяснилось, что в июле 1995 года заявитель уже обращался с ходатайством о предоставлении убежища в Германии и жил там 6 месяцев. Вскоре в Швецию приехал и брат А.Х., который тоже попросил убежища и заявил, что А.Х. якобы объявили в розыск, потому что он «является членом ДПА, бежал из страны и занимается подстрекательством к мятежу, распространяя оппозиционные идеи». Более того, их отец якобы также был арестован в Баку через два месяца после отъезда сына. При рассмотрении дела миграционными властями, кроме личности А.Х. и его членства в ДПА, остальные утверждения не были сочтены убедительными. Да и С. Джалалоглу, который якобы является другом его отца и помог А.Х. бежать из госпиталя, сообщил Швеции, что не знает его. МВД Азербайджана, которое якобы разыскивало А.Х., отрицало, что он подвергался уголовному преследованию и заключался в тюрьму. Власти Швеции пришли к выводу, что заявитель не смог доказать ни того, что он разыскивается для ареста по политическим мотивам, ни того, что его политическая активность достигла такого высокого уровня, что ему грозят преследования со стороны азербайджанских властей. Опираясь на материалы дела, Комитет против пыток ООН пришел к заключению, что высылка заявителя в Азербайджан не являлась бы нарушением Конвенции против пыток.

В деле «Э.Р.К. и Й.К. против Швеции» (сообщения №№ 270 & 271/2005, решение от 30 апреля 2007), также описана история преследования из-за членства в Азербайджанской Демократической Партии некоего Э.Н.К. Он якобы занимался организацией демонстраций и в декабре 2001 г. вынужден был покинуть страну с женой и дочерью. Вдогонку Э.Н.К. якобы вынесли заочный приговор, осудивший его на 5 лет тюрьмы за попытку переворота. Вслед за Э.Н.К. в Швецию выбрались его братья – курсант Азербайджанской Государственной Морской Академии Й.К. и художник, преподаватель Гимназии искусств Э.Р.К. Оба никогда не занимались политикой, но якобы преследовались в Азербайджане из-за своего брата: им угрожали по телефону, допрашивали, били. В декабре 2002 г. оба брата прибыли в Швецию. Однако в июне 2004 г. шведские власти забраковали документы Э.Н.К., в частности его «приговор». Впоследствии ДПА также сообщила, что Э.Н.К. не являлся ее членом и отказалась от писем поддержки, якобы предоставленных ею. В жалобе было отказано.

ДПА фигурировала и в деле «Э.Дж. и другие против Швеции», рассмотренном Комитетом Против Пыток ООН (сообщение № 306/2006, решение от 14 ноября 2008 года). Некий бакинский студент Э.Дж. вступил в ДПА в 2001 г. и занимал в партии несколько постов. Из-за своего активного участия в ДПА он был исключен из университета и профессиональной баскетбольной команды, в которой он играл. Он якобы участвовал в демонстрациях 21 июня и 16 октября 2003 г., после которых арестовывался полицией и был избит. Семья постоянно подвергались угрозам со стороны властей, из-за которых беременной жене заявителя А.Дж. пришлось сделать кесарево сечение, в результате чего их сын родился инвалидом. 20 мая 2004 года Э.Дж. принял участие в еще одной демонстрации, но избежал ареста. Впоследствии он с женой и сыном бежал в Швецию, где 12 августа 2004 года они попросили убежища. В марте 2007 г. власти Швеции получили от Акифа Шахбазова, бывшего председателя ДПА, информацию, что Э.Дж. членом ДПА никогда не был и что подпись под представленным документом ему не принадлежит. Было установлено, что Э.Дж. был исключен из университета из-за невнесения платы за обучение, что он не числится в розыске в Азербайджане и против него ни в прошлом, ни сейчас никаких дел не заводилось. Судебные документы 2003 г. в архивах суда не фигурируют, а судьи, якобы их подписавшие, это отрицают. Выданный бакинской полицией документ тоже подделан. В соответствии с этим, КПП отклонил жалобу.

Партия «Мусават» гораздо популярнее

По мнению Э. Зейналова, ДПА не держит монополию на перебежчиков. В последнее время наиболее популярной среди них является партия «Мусават».

Так, в ООНовском деле «З.К. против Швеции» (сообщение № 301/2006, решение от 9 мая 2008 года), некий водитель грузовика из Огузского района утверждал, что с 1996 г. был заместителем председателя отделения партии «Мусават» в своем районе. Он подвергался кратковременным арестам в 1998 и 2000 гг., в ходе которых его избивали, повредив ему спину и почки. На президентских выборах 15 октября 2003 года он был наблюдателем, и был задержан и избит полицией. На следующий день его задержали и избили уже в Баку, где проходила демонстрация протеста. 17 октября его снова арестовали по пути домой, избили и оштрафовали. По указанию властей 20 октября 2003 года заявителя уволили с работы, после чего он год прятался, опасаясь за свою жизнь. 4 октября 2004 года с женой и двумя детьми он прибыл в Швецию и попросил убежища. Уже находясь в Швеции, в апреле 2005 г. З.К. принял участие в состоявшейся в Стокгольме демонстрации против азербайджанского правительства и впоследствии утверждал, что участие в этой демонстрации осложнит его пребывание в Азербайджане. После отказа в убежище, он 10 октября 2005 г. выехал в Германию, где снова попросил убежища, но был возвращен в Швецию. В ходе расследования властям Швеции удалось подтвердить его личность и членство в партии «Мусават», но не утверждения о его месте в партийной иерархии. Что касается повестки от 31 августа 2004 года, то в ходе расследования был сделан вывод о том, что она поддельная. ООН в жалобе отказал.

В деле «Э.В.И. против Швеции», рассмотренном КПП (сообщение № 296/2006, решение от 1 мая 2007), выпускник юридического факультета Э.В.И. также заявил, что вступил в партию «Мусават», работал там юридическим консультантом и был помощником (в других документах – заместителем) главного редактора газеты «Yeni Musavat». Некоторое время он учился в магистратуре в Нидерландах, и после возвращения оттуда был обвинен в измене Родине и шпионаже в связи с распространением им в Европе информации о серьезных нарушениях в области прав человека в Азербайджане. Два для его держали в тюрьме МНБ и избивали, отбив почки, но потом освободили ввиду отсутствия доказательств. 24 декабря 2002 г. под давлением МНБ его исключили из Коллегии Адвокатов. В преддверии президентских выборов, он был арестован 2 июля 2003 г. на два дня и обвинен в шпионаже на Армению, со ссылкой на то, что его невеста наполовину армянка. 18 июля те же самые офицеры разогнали его свадьбу и избили его жену. В тот же день они сбежали из страны и 12 августа 2003 г. обратились за убежищем в Швеции. В дальнейшем Э.В.И. заявил, что в связи с его бегством, его отца уволили с высокой должности в нефтяной промышленности, и он умер от сердечного приступа 25 августа 2003 г. Мать жены тоже уволили, арестовали и пытали до смерти. Вслед за бегством Э.В.И., 15 января 2004 г. властями был выписан ордер на его арест. В Швеции семья родила ребенка, и с июля 2005 г. он стал одним из ее аргументов. При расследовании этого дела, выяснилось, что у обоих нет паспортов (у Э.В.И. были только свидетельство о рождении и удостоверение члена Союза молодых юристов). Членский билет «Мусавата» оказался поддельным, как и две справки, выданные азербайджанскими правозащитными организациями. Главный редактор «Ени Мусават» также опроверг, что Э.В.И. был его заместителем и автором статей. Выяснилось также, что отец Э.В.И. умер еще в 1996 г. и что Э.В.И. никогда не был членом Коллегии адвокатов. Излишне говорить, что после этого КПП отказался удовлетворить жалобу, и заявителей депортировали.

Партия «Мусават» фигурировала и в деле «Р.К. и др. против Швеции» (сообщение № 309/2006, решение 16 мая 2008 г.), но заявитель по этому делу доказал, что был членом этой партии. В 1998 году Р.К. вступил в партию «Мусават», став секретарем Физулинской районной организации, вел активную партийную работу, участвовал в организации митингов и демонстраций. Он также работал журналистом в газете «Ени Мусават» и был автором большинства ее политических статей. Впоследствии он основал еще одну оппозиционную газету «Рейтинг», получившую широкую популярность за критику режима. Р.К. неоднократно становился жертвой притеснений и физического насилия из‑за своей политической деятельности, трижды подвергался кратковременным арестам за участие в митингах (в 1998, 2001 и в 2002 гг.). В 2001 году ему было предписано возместить ущерб, нанесенный опубликованием им клеветнической статьи об одном из членов ПНФА. В мае 2003 года Р.К. написал об ухудшении состояния здоровья президента Г.Алиева, и сразу после этого власти объявили о роспуске партии «Мусават» и закрытии газеты «Ени Мусават». После налета полиции на штаб-квартиру партии в Баку, посол Норвегии предупредил сотрудников о том, что их жизнь находится в опасности, и предложил им остаться в посольстве Норвегии. Р.К. провел ту ночь в посольстве. Впоследствии его просили дать свидетельские показания в суде по делу против членов партии «Мусават», обвинявшихся в подстрекательстве к уличным беспорядкам. 16 сентября 2004 года Р.К. выступил в суде с заявлением, в котором подтвердил тот факт, что именно он агитировал демонстрантов за проведение шествия. После этого суда и последовавших угроз со стороны властей он со своей семьей бежал из Азербайджана. 5 октября 2004 года заявители прибыли в Швецию и подали ходатайство о предоставлении убежища, которое было отклонено в марте 2006 г. Власти Швеции пришли к выводу, что Р.К. не удалось обосновать свои утверждения о якобы имевшем место в прошлом грубом обращении с ним, он не доказал факта выдачи ордера на его арест и не разъяснил, почему его так и не арестовали. Он сослался на статью, опубликованную, по его словам, в газете «Ени Мусават» 17 сентября 2004 г. Однако выяснилось, что он не упоминается в решении суда по тому делу, о котором говорится в этой статье. Он никогда не занимал руководящих постов в партии, и вся его политическая деятельность сводилась к журналистской работе в газете «Ени Мусават». В жалобе было отказано.

В деле «М.З.А. против Швеции» (сообщение № 424/2010, 22 мая 2012 года) фигурирует членство и в Партии Национальной Независимости Азербайджана (АМИП), и в «Мусавате». М.З.А. получил высшее педагогическое образование, но не мог устроиться на работу из-за своих политических взглядов и членства в АМИП, где он был активным членом, отвечающим за программу партии и привлечение новых членов. Некоторое время назад безработный оппозиционер купил магазин за 16 000 долл. США, но не получил магазина и не получил своих денег обратно. М.З.А. и его семья решили, что он должен отправиться в Европу, чтобы «найти решение там». В период с 1998 по 2003 год он участвовал в ряде политических демонстраций. Во время одной из этих демонстраций после выборов 15 октября 2003 года, он сумел скрыться и избежать ареста только благодаря тому, что его тесть был прокурором в Баку. Затем он скрывался у друзей и знакомых. Жена рассказала ему о том, что полиция искала его в январе 2004 года и что полицейские пригрозили арестовать ее саму, если не смогут его найти. Через три дня после приезда в Швецию, 19 января 2004 года, заявитель подал ходатайство о предоставлении убежища. Впоследствии в Швецию приехали его жена и дочь. Сначала М.З.А. заявил, что не мог найти работу из-за своей политической деятельности и что он не хотел жить на деньги своих братьев. Через два месяца он изменил свои показания и заявил, что он был вынужден уехать из Азербайджана, поскольку его разыскивала полиция. После нескольких отказов, в апреле 2009 г. появился новый аргумент: заявитель утверждал, что он стал активно заниматься политикой в Швеции, представил членский билет азербайджанской оппозиционной партии «Мусават», и заявил что он стал председателем одного из местных отделений партии в Стокгольме. На интервью М.З.А. заявил, что по пути в Швецию он потерял сумку с паспортом. При себе М.З.А. имел лишь свидетельство о рождении и диплом учителя. Он представил копию своего удостоверения личности и партбилет. Дополнительно он представил справку от Партии Народного Фронта Азербайджана о том, что он является автором более чем 150 комментариев в газете «Азадлыг» и был снят в нескольких видеороликах, размещенных в Интернете. Однако как шведские власти, так и КПП ООН пришли к выводу, что М.З.А вряд ли представлял бы особый интерес для азербайджанских властей в случае возвращения и что нет никаких свидетельств того, что, находясь в Швеции, он занимался какой-либо деятельностью, которая представляла бы интерес для тех же властей через несколько лет после того, как он покинул Азербайджан.

В по-своему уникальном деле «M.M. и др. против Швеции» (сообщение № 332/2007, решение 11 ноября 2008 г.) партия «Мусават» фигурирует почти как террористическая организация. По словам М.М., в декабре 1999 года он стал сотрудничать с партией «Мусават» и в январе 2003 года официально стал ее членом, привлекая новых членов в партию и продавая партийную прессу. После демонстрации 16 октября 2003 года М.М. был арестован и переведен в Баиловскую тюрьму. Спустя несколько дней, ему предложили сотрудничать с властями, он отказался, подвергся пыткам, был лишен медицинской помощи, и десять дней не мог ходить. После этого его вновь доставили в комнату для допросов, где он вновь был подвергнут бесчеловечному обращению, и это повторялось несколько раз. Как результат, М.М. согласился сотрудничать и назвал имена пяти других демонстрантов. Он согласился информировать власти о деятельности партии, и 1 июля 2004 года был «освобожден под залог». Его паспорт и паспорт его жены были конфискованы властями. М.М. передавал властям информацию о партии «Мусават». 28 сентября 2004 года г-н Ш.И., член партии «Мусават», встретился с М.М. и пригрозил убить его и членов его семьи за эту шпионскую деятельность. Испугавшись, 4 января 2005 года М.М. прибыл в Швецию со своей семьей и попросил убежища. Во время рассмотрения его обращения выяснилось, что М.М. никогда не являлся членом партии «Мусават», никогда на нее не работал и не содержался под стражей в период с 16 октября 2003 года по 1 июля 2004 года. Состояние здоровья М.М. (посттравматический синдром, от которого он якобы страдает) не является достаточным основанием для предоставления убежища в Швеции. С этим согласился и КПП ООН.

Силовики спасаются на Западе

Работники спецслужб и силовики как носители государственных секретов всегда могли рассчитывать на убежище на Западе, даже если сами были причастны к преступлениям правительства. Отказывают им лишь тогда, когда есть сильные и обоснованные сомнения в том, что они те, за кого себя выдают, или в рассказанных ими историях.

В деле «Юсубов против Нидерландов» (№ 44719/06, 2 ноября 2010), этнический азербайджанец родом из Грузии, Ибрагим Юсубов после военной службы в России перешел на работу в МНБ, где служил в антитеррористическом подразделении в 1993-99 гг. Он занимался арестами невинных людей и потому стал проситься в отставку. Вместо этого, его якобы обвинили в участии в попытке покушения на лидера повстанцев в 1993 г., и он сбежал, спасаясь от ареста. При проверке выяснилось, что он действительно работал в МНБ, но уволился в 1996 г., так как ее матери должны были сделать операцию, и он должен был кормить семью. Он также не принял гражданства Азербайджана. ЕСПЧ отклонил жалобу. Тем не менее, Юсубов благодаря своим жалобам продержался за границей минимум 11 лет.

Почему именно Швеция?

На самом деле, довольно трудно объяснить, почему на переднем фронте борьбы с ложными беженцами из Азербайджана оказалась именно Швеция. Но факты свидетельствуют: за исключением нескольких жалоб против Литвы, Чехии, России, Нидерландов наши сограждане предпочитают жаловаться в международные инстанции именно против этой страны.

Статистика 2013 г. показывает, что в течение года в Швецию прибежало 68.855 беженцев из разных стран, и еще 22.840 дел оставалось нерассмотренными с прошлых лет (итого 91.695). В течении года позитивное решение получили 25.817 азулантов (из них лишь 7.646 были признаны беженцами, а остальные получили вид на жительство на иных основаниях), негативное – 32.000, и еще 33.878 дел остались нерассмотренными. Очевидно, что миграционная служба Швеции не справляется с наплывом азулантов. Это означает, что, хотя вид на жительство в качестве беженцев или на гуманитарных основаниях получает лишь четвертая часть искателей убежища, но даже в случае негативного решения есть возможность прожить в стране за счет государства несколько лет.

Яна Мадатова

При разработке статьи были использованы материалы газеты «Ени Мусават», Meydan.tv, радио «Азадлыг»

http://minval.az/news/123700716

Дата: 2017/06/30 12:30

См. также:
Бегуны на дальние дистанции

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.