среда, 5 августа 2015 г.

Бегуны на дальние дистанции

Речь пойдет о стыдливо замалчиваемом феномене «азулантов» (нем. Asylant, анг. asylum seeker) из Азербайджана – искателей убежища под предлогом политических репрессий или дискриминации по национальному или религиозному признаку. Бесспорно, что такие проблемы в Азербайджане, как и в любой стране Европы (и не только Восточной) существуют. Но масштабы бегства не могут не впечатлить и не вызвать недоуменные вопросы. Например, по данным Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), в 2012 г. на Западе попросили убежище 2088 граждан Азербайджана, в 2013 г. – 2425, за первые 2 квартала 2014 г. в одной только Европе таких было 1145 человек. Одним словом, в год из Азербайджана убегает столько «политически преследуемых» граждан, что хватило бы на создание и регистрацию 2 политических партий. А за пару десятков лет в двери Европы постучалось население небольшого азербайджанского района…
В результате, по общему количеству беглецов Азербайджан как страна происхождения искателей убежища в Европе в настоящее время занимает 35-е место, расположившись между Эфиопией и Ливией. Сравнить положение в застойно-стабильном Азербайджане с охваченной гражданской войной и резней Африкой мало у кого повернется язык. Остается предположить, что большая часть этих людей – просто искатели лучшей жизни. И думаю, что любой из читателей сможет припомнить своего родственника, соседа или знакомого, который сбежал на Запад или собирается это сделать по экономическим причинам: надоела коррупция, не везет в бизнесе, не устраивает маленькая зарплата или нищенская пенсия, хочется, чтобы хоть дети (внуки) пожили по-человечески и т.п.
Можно было бы их понять и от души посочувствовать. Только вот, добравшись до Запада, эти люди сразу меняют пластинку. Из недовольных зарплатой обывателей они преображаются в крутых политических активистов, из чистокровных представителей титульной национальности – в униженных и оскорбленных «нацменов», из мусульман в пятьдесятом поколении – в преследуемых христиан и т.п. Все эти истории, от которых лично знающие азулантов люди потеряют речь от недоумения, обычно остаются за кадром присылаемых «беженцами» глянцевых фото. За исключением тех, которые попали в поле зрения таких структур, как Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) или комитеты ООН, куда могут подавать индивидуальные жалобы те азуланты, которым отказали миграционные службы.
Эти истории, изложенные в решениях международных организаций сухим языков фактов, заставляют и стыдиться поведения наших соотечественников, и восхищаться их изворотливостью. Кажется, что не осталось никакого морального барьера, через который бы они не переступили, чтобы достичь желанного уютного места на жирной буржуйской шее. Год за годом они судятся с европейскими миграционными службами, изобретая аргумент за аргументом, и временами все же берут Европу на измор. Вот лишь некоторые из них (имена героев этих историй называются лишь потому, что они сами дали суду право их публиковать).

Армяне, армяне, кругом одни армяне…

Карабахский конфликт и ухудшившиеся на его фоне отношения армян и азербайджанцев являются излюбленным поводом для обращения за убежищем уже более 20 лет. Часто какие азуланты сваливаются на голову европейцев сразу целыми семьями, обычно смешанными (армяно-азербайджанскими). В этом случае один из супругов получает убежище, в то время как остальные члены семьи подают заявление на воссоединение.
Например, в деле ЕСПЧ «Арутюнян против Нидерландов» (жалоба № 10980/04, решение от 17 января 2008 г.), некий Карен Арутюнян, женатый на азербайджанке, приехал в Нидерланды в 2000 г. В то время как жене на каком-то основании дали там убежище, Арутюнян, как гражданин иной страны, чем у жены, должен был обосновать свое дело отдельно. Он заявил, что в случае депортации в Армению его подвергнут пыткам из-за национальности жены. Он проиграл суды, но после долгих судебных процедур, Арутюняну все же повезло – в 2007 г. он попал под общую амнистию для тех, кто обратился за убежищем до 2001 г. На этом основании, ЕСПЧ снял его жалобу с рассмотрения.
Куда меньше повезло смешанной паре в деле ЕСПЧ «Ахмадов и Багурова против Швеции» (жалоба № 34081/05, решение от 10 июля 2007 г.), где фигурировали приехавшие в страну в 2002 г. азербайджанец Имран Ахмадов и армянка по отцу Наталья Багурова (в паспорте, однако, записанная как русская). Ахмадов утверждал, что он является активным оппозиционером и что при разгоне некой демонстрации, дату которой он не помнил, полицейские поломали ему ребра. Багурова, помимо армянского происхождения, напирала еще и на свое членство в общине «Свидетели Иеговы», из-за чего якобы преследовалась. Но ни армянское происхождение, ни членство в секте не были приняты во внимание ЕСПЧ, и жалобу отклонили, сняв запрет на депортацию.
Некоторые семьи создаются прямо в стране убежища после того, как будущим мужу и жене отказывают миграционные службы. При этом, несмотря на сложные жизненные обстоятельства, пары сразу заводят детей и затем спекулируют уже их интересами.
Так, весьма романтическая история изложена в деле ЕСПЧ «Григорян и другие против Швеции» (жалоба № 17575/06, решение от 5 июля 2007 г.). Его фигуранты – ровесники Альберт Григорян и Ирада Бабаева (как утверждается, полу-армянка) прибыли в Швецию соответственно из Армении и Азербайджана в 2002 г. Обоим отказали в убежище, после чего у пары вспыхнула взаимная любовь. Пожениться официально они не могли, т.к. Альберт не предоставил никаких удостоверяющих личность документов и не предпринял никаких шагов, чтобы их получить. Официальный брак с Альбертом дал бы Швеции право депортировать все семейство в Армению, что явно не входило в их планы. Вне брака в 2004 г. у них родилась дочь, в 2006 г. – еще одна. Вместе с детьми появился и новый повод остаться в Швеции: мол, в странах гражданства родителей эту чету не примут, а разъединив супругов и выслав их по отдельности, власти нарушат право на семейную жизнь. Утверждалось, что первый ребенок психически болен, и его надо лечить именно в Швеции. От имени второго ребенка подали отдельную жалобу. Насколько можно судить по решению, ЕСПЧ отказал в ее приемлемости, и в  конце концов пару разъединили и депортировали.
О смешанной семье шла речь и в деле «К.А. против Швеции», рассмотренном  Комитетом Против Пыток ООН (сообщение № 308/2006, решение от 16 ноября 2007). Некая гражданка Азербайджана К.А. представила в ООН жалобу от имени своей семьи. К.А. и ее муж Р.А. обратились за убежищем в Швеции в сентябре 2003 г. Как обычно в таких случаях, несмотря на неопределенность своего положения, пара срочно завела детей А.А. и В.А., родившихся в Швеции в 2004 и 2005 году.  Суть жалобы была в том, что из-за армянского происхождения матери мужа, К.А. покинула Азербайджан, а Р.А. подвергся преследования как полу-армянин: ему не дали паспорт и насильно заставили служить в армии. Во время службы в армии в июле 2001 года он подвергался избиениям, в том числе прикладами, и пыткам из-за армянского происхождения его матери.  Вследствие этого он бежал из армии после 65 дней службы.  После этого он переезжал с места на место, никогда официально не раскрывал своего полного имени и скрывался от властей в течение двух лет.  В апреле 2003 года Р.А. и автор жалобы вступили в брак и поселились в одном из сел в Азербайджане, где он нашел работу на ферме и ухаживал за животными.  Его начальник попросил его зарегистрироваться в селе (дата не уточняется).  Опасаясь того, что власти и местные жители узнают о его смешанном этническом происхождении, он не выполнил этого требования и сбежал за границу. 10 октября 2003 года Р.А. получил травмы при автомобильной аварии, происшедшей в Швеции, после чего ходил на костылях и заявил, что потерял память, в частности, о том, где он жил, в какую школу ходил, у кого работал, как добрался до Швеции, кому отдал свой паспорт и т.п. По заявлению жены, «после аварии он вел себя как маленький ребенок, и казалось, что все произошедшие с ним ранее события напрочь стерлись из памяти.  Он проснулся другим человеком, и начал абсолютно новую жизнь». Однако медицинские обследования в Швеции не подтвердили, что он потерял память, что навело шведов на мысль о том, что «он сознательно затруднял расследование вопроса о предоставлении убежища и препятствовал ему».  Кроме того, за прошедшие в эмиграции годы не только муж, но и жена не представили властям никаких документов о своей личности, поэтому «нельзя исключать возможность того, что семья проживала под другой фамилией и что у Р.А. иное этническое происхождение, чем то, о котором он сообщил национальным миграционным властям». В результате КПП отказал им.
Настоящая человеческая трагедия, достойная кисти драматурга, обрисовалась в деле «Муради и Алиева против Швеции» (№ 11243/13, 25 июня 2013). Некая Сельма Алиева утверждала, что была сиротой и содержалась в приюте, пока ее в 5 лет не усыновила некая бездетная пара. Через пару лет приемная мать умерла, и соскучившийся по женской ласке отчим начал насиловать падчерицу. В 16 лет он отвез ее в Турцию и оставил там на попечение какого-то курда для сексуальной эксплуатации. Через 5 лет девушка без документов и поддержки как-то умудрилась добраться до Швеции и утверждала там, что в случае отправки в Азербайджан никто ее там не защитит от мести злобного отчима. Другой заявитель – Али Муради был афганец-хазареец. По этой причине его с отцом якобы преследовал Талибан, и даже после эмиграции в Иран, талибы смогли убить его отца. Миграционная служба по отдельности отказала обоим. Тут наши герои встретились, воспылали чувствами и зачали ребенка. Когда это не помогло, оказалось, что оба психически больны и им требуется лечение именно в Европе. Шведы предложили Муради получить паспорт, официально жениться на Алиевой, после чего их могли бы депортировать уже как супругов в Азербайджан. Однако по какой-то причине, как и в случае Григоряна, это предложение пришлось им не по вкусу. ЕСПЧ отклонил жалобу, и пару, по всей видимости, разъединили.
Редким случаем положительного решения вопроса является дело «C.М., Х.М. и А.М. против Швеции» (сообщение № 374/2009, решение 21 ноября 2011 г.), в котором заявители сделали две попытки получения убежища в Швеции. C.М., его жена Х.М. и дочь А.М. являются выходцами из Нагорного Карабаха, которые в 1988 г. стали внутренне перемещенными лицами и проживали недалеко от Баку. C.М. по материнской линии является армянином и по внешности и речи похож на типичного армянина. На этом основании в Азербайджане все члены его семьи подвергались преследованию на этнической почве. В частности, одна из его сестер покончила с собой после того, как была изнасилована на его глазах. Х.М. была избита соседями, в результате чего у нее была сломана нога; их дочь также получила телесные повреждения. В 2002 году семья обратились с ходатайством о предоставлении убежища в Швеции, в чем им было отказано, и 19 августа 2004 года они были высланы в Азербайджан. По прибытии они якобы были избиты полицией, подверглись допросам с применением насилия, 4 суток содержались в здании аэропорта без надлежащего питания и удобств. C.М. выбили зубы и вывихнули руку; Х.М. подверглась побоям и сексуальному надругательству. Их дочь стала свидетелем нескольких актов насилия в отношении своей матери и с тех пор страдает стрессовым расстройством. Семья провела десять дней в больнице. В декабре 2004 года семья вернулась в Швецию и подала ходатайство о предоставлении убежища. К ходатайству прилагался ряд документов, в частности письмо из азербайджанской женской организации, в котором говорится, что C.М. и Х.М. издавна являлись сторонниками политической оппозиции. Миграционные власти, однако поставили под вопрос смешанное этническое происхождение семьи. Более того, в период с 1976 по 1996 год C.М. работал в аэропорту Баку. В 2000 году C.М. было выдано новое водительское удостоверение, а в 2004 году заявители получили новые паспорта, что говорило об отсутствии каких-либо трений с властями из-за армянского происхождения С.М. Кроме того, весьма противоречивым представлялся тот факт, что у брата C.М., который проживает с их матерью-армянкой, не возникает никаких трудностей из-за его этнического происхождения (впоследствии С.М. изменил свои показания и заявил, что один брат уехал, а сестра была изнасилована и покончила жизнь самоубийством). Были и другие соображения, ставившие под сомнение историю этой семьи, которая заявляла также, что их дело широко освещалось в шведской прессе и потому власти Азербайджана знают о них и будут их преследовать. Высылка была назначена на 12 июня 2008 года. С этой даты C.М. и Х.М. скрываются, а их дочь была передана на воспитание в приемную семью и посещает школу в Швеции. Спустя два года родители попытались поднять вопрос о воссоединении семьи, но ходатайство было отклонено на том основании, что они более двух лет скрывались от властей и что их дочь сможет остаться в приемной семье. Таким образом, решение о высылке все еще подлежало исполнению. Однако КПП ООН, принимая во внимание положительное мнение «Международной Амнистии» и УВКБ ООН по этому случаю, счел, что высылка стала бы нарушением Конвенции против пыток.

В Европу со своими болячками…

Вообще говоря, репродуктивные способности молодых пар после переезда в Европу резко возрастают – заявители, не думавшие заводить детей в Азербайджане, как правило, обзаводятся 2-3 детьми в Европе. А психическое здоровье привезенных с собой детей, внезапно испортившееся после переезда в страну убежища, достаточно часто становится аргументом, чтобы просить вид на жительства в Европе хотя бы по гуманитарным основаниям. Похоже, что подвергая здоровье детей такому издевательству, родители думают только о получении заветного вида на жительство.
Так, в деле «Муслимзаде и другие против Швеции» (№ 41983/04, 31 января 2006), Эмин Муслим-заде, его жена Рамида Муслим-заде и дочь Самина попросили убежища в Швеции в 2003 г. Семью якобы преследовало «тюркское население» за ее «не-тюркское» происхождение, а глава семьи заявил, что он играл важную роль в антиправительственных демонстрациях. Когда эти аргументы были отвергнуты, основным стало состояние психического здоровья, особенно ребенка. Отец стал угрожать  убить себя  и дочь, да и жену тоже помещали в больницу. В конце концов, от такой обстановки дочка действительно заболела анорексией на нервной почве (anorexia nervosa). После этого, в ноябре 2005 г. семье все же дали постоянный вид на жительство на гуманитарном основании (здоровье ребенка), и ЕСПЧ снял с рассмотрения жалобу семьи на жестокое обращение, которое якобы ждало семью Муслимзаде по возвращению в Азербайджан.
Дело «Х. и другие против Швеции» (№ 41983/04, 31 января 2006) в части фактов и аргументов повторяет дело семьи Муслимзаде до мелких деталей (вплоть до анорексии дочери). В ноябре 2005 г. семье тоже дали постоянный вид на жительство ввиду здоровья ребенка, после чего жалоба в Страсбург была отозвана.
В тот же день, ЕСПЧ вынес решение и по другому похожему делу «Халилов и другие против Швеции» (№ 5212/05, 31 января 2006). Согласно решению, некий Фуад Халилов и его жена Аида Халилова с двумя сыновьями попросили в 2002 г. убежища на том основании, что глава семейства – офицер полиции якобы разоблачал коррупцию власть имущих и отказывался арестовывать невиновных людей. За это якобы он подвергся нападению неизвестных, угрозам смерти по телефону, а затем и вовсе был арестован якобы за коррупцию и… оскорбление Президента. Из тюрьмы оскорбителя Президента якобы вызволили за взятку, после чего все семейство отправилось в Швецию. После отказа в убежище, Халиловы заявили, что психически больны, особенно один из их сыновей, который был госпитализирован в Швеции, потому что отказывался есть и вообще находился в депрессивном состоянии. В ноябре 2005 г. им все же дали вид на жительство по гуманитарным соображениям, после чего Халиловы отозвали свою жалобу в Страсбург.
В деле «Османова и Османов против Швеции»  (№ 30977/05, 27 июня 2006), Евросуд столкнулся с не менее трагической историей. Глава семейства, Фаиг Османов, якобы занимался политической деятельностью и разоблачал коррупцию в Азербайджане, за что его избили и забрали в армию (откуда он сбежал), жену Жалю изнасиловали, а ее мать - чуть не задушили (все это на глазах малолетней дочери Лалы). В дополнение, уже после прибытия в Швецию в 2004 г., они узнали, что их родители в Азербайджане бесследно исчезли. На почве пережитого, у пары развилась душевное расстройство, у мужа – хронические головные боли, сердечные приступы, у жены – ночные кошмары и галлюцинации, несколько раз она пыталась совершить суицид. Дочь страдала от эпилепсии и постоянных головных болей, вела себя агрессивно в отношении других детей. Хотя в убежище семье и отказали, но дали ей временный вид на жительство на 1 год, в обмен на отзыв жалобы из ЕСПЧ.
В деле «Рагимов и другие против Швеции» (№. 5607/05, 23 мая 2006), сестры Халиса Рагимова, Фаина Рагимова и Фарида Нильссон приехали в Швецию в 2002 г. и попросили убежище в связи со своим армянским происхождением. Подстраховкой на случай отказа (а Миграционная Служба им отказала) была смертельная болезнь одной из сестер - ALS (amyotrophic lateral sclerosis), которая парализовала ее органы дыхания. На этом основании женщина на гуманитарных основаниях получила вид на жительство. В отношении других сестер, которые требовали дать вид на жительство и им тоже, Миграционная Служба, в конце концов, дала сначала временный вид на жительство (в 2005 г.), а затем – постоянный  (в январе 2006 г.). На этом основании жалоба сестер в ЕСПЧ была снята с рассмотрения. Хотя понятно, что вид на жительство дали ввиду болезни сестры, и он может быть пересмотрен после ее смерти, но третья сестра успела успешно выйти замуж за шведа, с чем эту женщину на шестом десятке лет можно только поздравить.

Две политические партии в год

Очень часто искателями убежища используются заявления о некой руководящей роли в оппозиции и преследованиях за это. Так, в рассмотренном Комитетом против пыток ООН деле «А.Х. против Швеции» (сообщение № 265/2005, решение от 16 ноября 2006 года) некий талыш А.Х., 1971 г. рождения, утверждал, что сначала присоединился к талышскому сепаратистскому движению, а в 1994 году стал активным членом Демократической партии Азербайджана. Он настаивал на том, что вел политическую деятельность и занимался организацией демонстраций против режима. В июне 2001 г. заявителя якобы несколько раз допрашивали в полиции с целью получения сведений о лидере талышского сепаратистского движения Гумматове (который к тому моменту давно сидел в тюрьме), а потом арестовали и бросили в размещенную в подвальном этаже камеру одного из принадлежащих полиции зданий, где он и находился около года. Он утверждает, что во время содержания под стражей его неоднократно избивали, его дело никогда не рассматривалось в суде, и ему так и не был назначен адвокат. В мае 2002 года он заболел и был помещен в госпиталь КГБ (!), где лечился несколько месяцев. В ноябре 2002 г. его отец и генеральный секретарь ДПА Сардар Джалалоглу смогли передать ему через одного из посетителей госпиталя партийный билет и водительское удостоверение на его имя, а также организовать для него побег при помощи взятки. А.Х., переодетого в военную форму, вывел из госпиталя военнослужащий, связанный с Джалалоглу, в то время как охранники отвечали на телефонные звонки и занимались посетителями. Той же ночью он пересек азербайджано-российскую границу и через несколько дней с поддельным голландским паспортом приехал в Швецию, где обратился с просьбой о предоставлении убежища.  Впоследствии выяснилось, что в июле 1995 года заявитель уже обращался с ходатайством о предоставлении убежища в Германии и жил там 6 месяцев.  Вскоре в Швецию приехал и брат А.Х., который тоже попросил убежища и заявил, что А.Х. якобы объявили в розыск, потому что он «является членом ДПА, бежал из страны и занимается подстрекательством к мятежу, распространяя оппозиционные идеи». Более того, их отец якобы также был арестован в Баку через два месяца после отъезда сына. При рассмотрении дела миграционными властями, кроме личности А.Х. и его членства в ДПА, остальные утверждения не были сочтены убедительными. Да и С. Джалалоглу, который якобы является другом его отца и помог А.Х. бежать из госпиталя, сообщил Швеции, что не знает его. МВД Азербайджана, которое якобы разыскивало А.Х., отрицало, что он подвергался уголовному преследованию и заключался в тюрьму. Власти Швеции пришли к выводу, что заявитель не смог доказать ни того, что он разыскивается для ареста по политическим мотивам, ни того, что его политическая активность достигла такого высокого уровня, что ему грозят преследования со стороны азербайджанских властей. Опираясь на материалы дела, Комитет против пыток ООН пришел к заключению, что высылка заявителя в Азербайджан не являлась бы нарушением Конвенции против пыток.
В деле «Э.Р.К. и Й.К. против Швеции» (сообщения №№ 270 & 271/2005, решение от 30 апреля 2007), также описана история преследования из-за членства в Азербайджанской Демократической Партии некоего Э.Н.К. Он якобы занимался организацией демонстраций и в декабре 2001 г. вынужден был покинуть страну с женой и дочерью. Вдогонку Э.Н.К. якобы вынесли заочный приговор, осудивший его на 5 лет тюрьмы за попытку переворота. Вслед за Э.Н.К. в Швецию выбрались его братья – курсант Азербайджанской Государственной Морской Академии Й.К. и художник, преподаватель Гимназии искусств Э.Р.К. Оба никогда не занимались политикой, но якобы преследовались в Азербайджане из-за своего брата: им угрожали по телефону, допрашивали, били. В декабре 2002 г. оба брата прибыли в Швецию. Однако в июне 2004 г. шведские власти забраковали документы Э.Н.К., в частности его «приговор». Впоследствии ДПА также сообщила, что Э.Н.К. не являлся ее членом и отказалась от писем поддержки, якобы предоставленных ею. В жалобе было отказано.
ДПА фигурировала и в деле «Э.Дж. и другие против Швеции», рассмотренном Комитетом Против Пыток ООН (сообщение № 306/2006, решение от 14 ноября 2008 года). Некий бакинский студент Э.Дж. вступил в ДПА в 2001 г. и занимал в партии несколько постов.  Из-за своего активного участия в ДПА он был исключен из университета и профессиональной баскетбольной команды, в которой он играл. Он якобы участвовал в демонстрациях 21 июня и 16 октября 2003 г., после которых арестовывался полицией и был избит. Семья постоянно подвергались угрозам со стороны властей, из-за которых беременной жене заявителя А.Дж. пришлось сделать кесарево сечение, в результате чего их сын родился инвалидом. 20 мая 2004 года Э.Дж. принял участие в еще одной демонстрации, но избежал ареста.  Впоследствии он с женой и сыном бежал в Швецию, где 12 августа 2004 года они попросили убежища. В марте 2007 г. власти Швеции получили от Акифа Шахбазова, бывшего председателя ДПА, информацию, что Э.Дж. членом ДПА никогда не был и что подпись под представленным документом ему не принадлежит. Было установлено, что Э.Дж. был исключен из университета из-за невнесения платы за обучение, что он не числится в розыске в Азербайджане и против него ни в прошлом, ни сейчас никаких дел не заводилось. Судебные документы 2003 г. в архивах суда не фигурируют, а судьи, якобы их подписавшие, это отрицают. Выданный бакинской полицией документ тоже подделан. В соответствии с этим, КПП отклонил жалобу.
Впрочем, ДПА не держит монополию на азулантов. В последнее время наиболее популярной среди них является партия «Мусават».
Так, в ООНовском деле «З.К. против Швеции» (сообщение № 301/2006, решение от 9 мая 2008 года), некий водитель грузовика из Огузского района утверждал, что с 1996 г. был заместителем председателя отделения партии «Мусават» в своем районе. Он подвергался кратковременным арестам в 1998 и 2000 гг., в ходе которых его избивали, повредив ему спину и почки.  На президентских выборах 15 октября 2003 года он был наблюдателем, и был задержан и избит полицией. На следующий день его задержали и избили уже в Баку, где проходила демонстрация протеста. 17 октября его снова арестовали по пути домой, избили и оштрафовали. По указанию властей 20 октября 2003 года заявителя уволили с работы, после чего он год прятался, опасаясь за свою жизнь. 4 октября 2004 года с женой и двумя детьми он прибыл в Швецию и попросил  убежища. Уже находясь в Швеции, в апреле 2005 г. З.К. принял участие в состоявшейся в Стокгольме демонстрации против азербайджанского правительства и впоследствии утверждал, что участие в этой демонстрации осложнит его пребывание в Азербайджане. После отказа в убежище, он 10 октября 2005 г. выехал в Германию, где снова попросил убежища, но был возвращен в Швецию. В ходе расследования властям Швеции удалось подтвердить его личность и членство в партии «Мусават», но не утверждения о его месте в партийной иерархии. Что касается повестки от 31 августа 2004 года, то в ходе расследования был сделан вывод о том, что она поддельная. ООН в жалобе отказал.
В деле «Э.В.И. против Швеции», рассмотренном КПП (сообщение № 296/2006, решение от 1 мая 2007), выпускник юридического факультета Э.В.И. также заявил, что вступил в партию «Мусават», работал там юридическим консультантом и был помощником (в других документах – заместителем) главного редактора газеты «Yeni Musavat». Некоторое время он учился в магистратуре в Нидерландах, и после возвращения оттуда был обвинен в измене Родине и шпионаже в связи с распространением им в Европе информации о серьезных нарушениях в области прав человека в Азербайджане. Два для его держали в тюрьме МНБ и избивали, отбив почки, но потом освободили ввиду отсутствия доказательств. 24 декабря 2002 г. под давлением МНБ его исключили из Коллегии Адвокатов. В преддверии президентских выборов, он был арестован 2 июля 2003 г. на два дня и обвинен в шпионаже на Армению, со ссылкой на то, что его невеста наполовину армянка. 18 июля те же самые офицеры разогнали его свадьбу и избили его жену. В тот же день они сбежали из страны и 12 августа 2003 г. обратились за убежищем в Швеции. В дальнейшем Э.В.И. заявил, что в связи с его бегством, его отца уволили с высокой должности в нефтяной промышленности, и он умер от сердечного приступа 25 августа 2003 г. Мать жены тоже уволили, арестовали и пытали до смерти. Вслед за бегством Э.В.И., 15 января 2004 г. властями был выписан ордер на его арест. В Швеции семья родила ребенка, и с июля 2005 г. он стал одним из ее аргументов. При расследовании этого дела, выяснилось, что у обоих нет паспортов (у Э.В.И. были только свидетельство о рождении и удостоверение члена Союза молодых юристов). Членский билет «Мусавата» оказался поддельным, как и две справки, выданные азербайджанскими правозащитными организациями. Главный редактор «Ени Мусават» также опроверг, что Э.В.И. был его заместителем и автором статей. Выяснилось также, что отец Э.В.И. умер еще в 1996 г. и что Э.В.И. никогда не был членом Коллегии адвокатов. Излишне говорить, что после этого КПП отказался удовлетворить жалобу, и заявителей депортировали.
Партия «Мусават» фигурировала и в деле «Р.К. и др. против Швеции» (сообщение № 309/2006, решение 16 мая 2008 г.), но заявитель по этому делу доказал, что был членом этой партии. В 1998 году Р.К. вступил в партию «Мусават», став секретарем Физулинской районной организации, вел активную партийную работу, участвовал в организации митингов и демонстраций. Он также работал журналистом в газете «Ени Мусават» и  был автором большинства ее политических статей.  Впоследствии он основал еще одну оппозиционную газету «Рейтинг», получившую широкую популярность за критику режима. Р.К. неоднократно становился жертвой притеснений и физического насилия из‑за своей политической деятельности, трижды подвергался кратковременным арестам за участие в митингах (в 1998, 2001  и в 2002 гг.). В 2001 году ему было предписано возместить ущерб, нанесенный опубликованием им клеветнической статьи об одном из членов ПНФА. В мае 2003 года Р.К. написал об ухудшении состояния здоровья президента Г.Алиева, и сразу после этого власти объявили о роспуске партии «Мусават» и закрытии газеты «Ени Мусават». После налета полиции на штаб-квартиру партии в Баку, посол Норвегии предупредил сотрудников о том, что их жизнь находится в опасности, и предложил им остаться в посольстве Норвегии.  Р.К. провел ту ночь в посольстве.  Впоследствии его просили дать свидетельские показания в суде по делу против членов партии «Мусават», обвинявшихся в подстрекательстве к уличным беспорядкам.  16 сентября 2004 года Р.К. выступил в суде с заявлением, в котором подтвердил тот факт, что именно он агитировал демонстрантов за проведение шествия.  После этого суда и последовавших угроз со стороны властей он со своей семьей бежал из Азербайджана. 5 октября 2004 года заявители прибыли в Швецию и подали ходатайство о предоставлении убежища, которое было отклонено в марте 2006 г.  Власти Швеции пришли к выводу, что Р.К. не удалось обосновать свои утверждения о якобы имевшем место в прошлом грубом обращении с ним, он не доказал факта выдачи ордера на его арест и не разъяснил, почему его так и не арестовали.  Он сослался на статью, опубликованную, по его словам, в газете «Ени Мусават» 17 сентября 2004 г.  Однако выяснилось, что он не упоминается в решении суда по тому делу, о котором говорится в этой статье.  Он никогда не занимал руководящих постов в партии, и вся его политическая деятельность сводилась к журналистской работе в газете «Ени Мусават».  В жалобе было отказано.
В деле «М.З.А. против Швеции» (сообщение № 424/2010, 22 мая 2012 года) фигурирует членство и в Партии Национальной Независимости Азербайджана (АМИП), и в «Мусавате». М.З.А. получил высшее педагогическое образование, но не мог устроиться на работу из-за своих политических взглядов и членства в АМИП, где он был активным членом, отвечающим за программу партии и привлечение новых членов. Некоторое время назад безработный оппозиционер купил магазин за 16 000 долл. США, но не получил магазина и не получил своих денег обратно. М.З.А. и его семья решили, что он должен отправиться в Европу, чтобы «найти решение там». В период с 1998 по 2003 год он участвовал в ряде политических демонстраций. Во время одной из этих демонстраций после выборов 15 октября 2003 года, он сумел скрыться и избежать ареста только благодаря тому, что его тесть был прокурором в Баку. Затем он скрывался у друзей и знакомых. Жена рассказала ему о том, что полиция искала его в январе 2004 года и что полицейские пригрозили арестовать ее саму, если не смогут его найти. Через три дня после приезда в Швецию, 19 января 2004 года, заявитель подал ходатайство о предоставлении убежища. Впоследствии в Швецию приехали его жена и дочь. Сначала М.З.А. заявил, что не мог найти работу из-за своей политической деятельности и что он не хотел жить на деньги своих братьев. Через два месяца он изменил свои показания и заявил, что он был вынужден уехать из Азербайджана, поскольку его разыскивала полиция. После нескольких отказов, в апреле 2009 г. появился новый аргумент: заявитель утверждал, что он стал активно заниматься политикой в Швеции, представил членский билет азербайджанской оппозиционной партии «Мусават», и заявил что он стал председателем одного из местных отделений партии в Стокгольме. На интервью М.З.А. заявил, что по пути в Швецию он потерял сумку с паспортом. При себе М.З.А. имел лишь свидетельство о рождении и диплом учителя. Он представил копию своего удостоверения личности и партбилет. Дополнительно он представил справку от Партии Народного Фронта Азербайджана о том, что он является автором более чем 150 комментариев в газете «Азадлыг» и был снят в нескольких видеороликах, размещенных в Интернете. Однако как шведские власти, так и КПП ООН пришли к выводу, что М.З.А вряд ли представлял бы особый интерес для азербайджанских властей в случае возвращения и что нет никаких свидетельств того, что, находясь в Швеции, он занимался какой-либо деятельностью, которая представляла бы интерес для тех же властей через несколько лет после того, как он покинул Азербайджан.
В по-своему уникальном деле «M.M. и др. против Швеции» (сообщение № 332/2007, решение 11 ноября 2008 г.) партия «Мусават» фигурирует почти как террористическая организация. По словам М.М., в декабре 1999 года он стал сотрудничать с партией «Мусават» и в январе 2003 года официально стал ее членом, привлекая новых членов в партию и продавая партийную прессу. После демонстрации 16 октября 2003 года М.М. был арестован и переведен в Баиловскую тюрьму.  Спустя несколько дней, ему предложили сотрудничать с властями, он отказался, подвергся пыткам, был лишен медицинской помощи, и десять дней не мог ходить. После этого его вновь доставили в комнату для допросов, где он вновь был подвергнут бесчеловечному обращению, и это повторялось несколько раз. Как результат, М.М. согласился сотрудничать и назвал имена пяти других демонстрантов.  Он согласился информировать власти о деятельности партии, и 1  июля 2004 года был «освобожден под залог».  Его паспорт и паспорт его жены были конфискованы властями. М.М. передавал властям информацию о партии «Мусават». 28 сентября 2004 года г-н Ш.И., член партии «Мусават», встретился с М.М. и пригрозил убить его и членов его семьи за эту шпионскую деятельность. Испугавшись, 4 января 2005 года М.М. прибыл в Швецию со своей семьей и попросил убежища. Во время рассмотрения его обращения выяснилось, что М.М. никогда не являлся членом партии «Мусават»,  никогда на нее не работал и не содержался под стражей в период с 16 октября 2003 года по 1 июля 2004 года. Состояние здоровья М.М. (посттравматический синдром, от которого он якобы страдает) не является достаточным основанием для предоставления убежища в Швеции. С этим согласился и КПП ООН.

Бойцы невидимого фронта

Работники спецслужб и силовики как носители государственных секретов всегда могли рассчитывать на убежище на Западе, даже если сами были причастны к преступлениям правительства. Есть такие и среди азербайджанских азулантов. Отказывают им лишь тогда, когда есть сильные и обоснованные сомнения в том, что они те, за кого себя выдают, или в рассказанных ими историях.
Выше уже упоминалось дело «Халилов и другие против Швеции» (№ 5212/05, 31 января 2006), где заявитель был офицером полиции, якобы арестованным за правозащитную деятельность. Семье отказали в убежище, но дали вид на жительство по гуманитарным соображениям.
В деле «Юсубов против Нидерландов» (№ 44719/06,  2 ноября 2010), этнический азербайджанец родом из Грузии, Ибрагим Юсубов после военной службы в России перешел на работу в МНБ, где служил в антитеррористическом подразделении в 1993-99 гг. Он занимался арестами невинных людей и потому стал проситься в отставку. Вместо этого, его якобы обвинили в участии в попытке покушения на лидера повстанцев в 1993 г., и он сбежал, спасаясь от ареста. При проверке выяснилось, что он действительно работал в МНБ, но уволился в 1996 г., так как ее матери должны были сделать операцию, и он должен был кормить семью. Он также не принял гражданства Азербайджана. ЕСПЧ отклонил жалобу. Тем не менее, Юсубов благодаря своим жалобам продержался за границей минимум 11 лет.
В другом деле «Мусаев против России» (№55091/13, 23 сентября 2014), другой Ибрагим приехал в Россию из Азербайджана в 2012 г. Через несколько месяцев, власти Азербайджана прислали ордер на арест по обвинению в мошенничестве, в то время как сам Мусаев заявил СМИ Азербайджана, что он сотрудник МНБ под прикрытием и является свидетелем пыток и смерти в офисе МНБ некоего Т.З. Он якобы сожительствовал с его вдовой и должен был ее убить по приказу начальства, но отказался и сбежал. В дальнейшем он представил миграционным службам письма от Фонда Домов Прав Человека (Норвегия) и Нахчиванского Ресурс-центра по развитию НПО в поддержку своей просьбы не выдавать его из России. Письма были построены на его собственных заявлениях и на оценке общей ситуации, и миграционные власти не убедили. ЕСПЧ отметил также, что Мусаев не представил никаких доказательств своей службы в МНБ и не ответил на вопросы о своей военной службе. В дальнейшем он и его представитель прервали все контакты с ЕСПЧ, который в результате объявил жалобу неприемлемой и прекратил применение Правила 39 ЕСПЧ о применении промежуточных мер защиты.
Кстати, дело о смерти Т.З. было коммуницировано ЕСПЧ год назад (Шурийя Зейналов против Азербайджана, №69460/12) и обещает быть интересным.


Почему Швеция?

Трудно объяснить, почему на переднем фронте борьбы с ложными беженцами из Азербайджана оказалась именно Швеция. Но факты свидетельствуют: за исключением нескольких жалоб против Литвы, Чехии, России, Нидерландов наши сограждане предпочитают жаловаться в международные инстанции именно против этой страны.
Статистика 2013 г. показывает, что в течение года в Швецию прибежало 68.855 беженцев из разных стран, и еще 22.840 дел оставалось нерассмотренными с прошлых лет (итого 91.695). В течении года позитивное решение получили 25.817 азулантов (из них лишь 7.646 были признаны беженцами, а остальные получили вид на жительство на иных основаниях), негативное – 32.000, и еще 33.878 дел остались нерассмотренными. Очевидно, что миграционная служба Швеции не справляется с наплывом азулантов. Это означает, что, хотя вид на жительство в качестве беженцев или на гуманитарных основаниях  получает лишь четвертая часть искателей убежища, но даже в случае негативного решения есть возможность прожить в стране за счет государства несколько лет.
В 2006 г. некоторым из задержавшихся в Швеции беженцев повезло: даже те, кто получил «негатив» и судился, но прожил там некоторое время, получили вид на жительство по новому закону. Именно это, по всей видимости, и стимулирует рост рождаемости. Родился ребенок – и в Миграционную службу, которая уже отказала его родителям, поступает новое обращение за убежищем, уже от ребенка. Пока жалоба пройдет все инстанции, рождается еще один, и история повторяется. Решит ли это демографические проблемы Швеции – сказать трудно. Но пока что миграционные инстанции осаждают в основном взрослые: больные, безработные, не знающие языка и обычаев, загружающие полицию и суды делами скандального характера.
Как раз в 2006 г., когда задыхавшаяся от наплыва беженцев Швеция искала пути решения своих миграционных проблем, азербайджанцы неожиданно вышли на первое место среди всех групп азулантов, оставив позади чеченцев и жертв африканских геноцидов. В Азербайджан приехала целая межведомственная делегация, которая хотела выяснить, что такого страшного происходит. Несколько дней шведы ходили по Баку, встречались с властями, с неправительственными и международными организациями, задавали наивные вопросы, собирали факты, и в результате пришли к какому-то своему выводу. Во всяком случае, в Азербайджан выслали сразу два полных самолета с депортированными. Кстати, и жалобы в международные инстанции на Швецию пошли на убыль.
            Только надолго ли?..

Эльдар Зейналов.
05 августа 2015 г.

Перепечатки:

Как азербайджанские «политэмигранты» пытались обмануть Европу.
http://minval.az/news/123464578
http://minval.az/news/123466106
http://minval.az/news/123468066

Бегуны на дальние дистанции:
http://www.echo.az/article.php?aid=87954

Azərbaycanlı “siyasi mühacirlər” Avropanı necə aldatmaq istədi...
http://virtualaz.org/aktual/51831

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.