среда, 22 марта 2017 г.

Европа не признает юрисдикцию самопровозглашенной «республики»

Арест и осуждение в самопровозглашенной «Нагорно-Карабахской Республике» беженцев из Кельбаджарского района Дильгама Аскерова и Шахбаза Гулиева, которых приговорили к пожизненному заключению и 22 годам лишения свободы, подняли серьезный вопрос об отношении к такому приговору. С одной стороны, «НКР» никем не признана, с другой – выдвинутые обвинения (убийство, грабеж и пр.) относятся к числу общеуголовных преступлений, за которые могли бы осудить и в Азербайджане.

Очевидно, что в этом вопросе ключевым является все же вопрос о юрисдикции. И тут весьма полезным может оказаться принятое на днях решение Европейского Суда по Правам Человека (ЕСПЧ) по делу «Митрович против Сербии» (no. 52142/12). 

В 1994 г. этнический босниец Миладин Митрович был осужден к 8 годам лишения свободы за убийство судом самопровозглашенной «Республики Сербска Краина», располагавшейся на территории Хорватии. После урегулирования конфликта Между бывшими республиками Югославии, Митровича перевели в тюрьму на территорию Сербии.

В 1999 г., получив 10-дневный ежегодный отпуск из тюрьмы, он сбежал в Хорватию. В 2010 г. он вновь попытался въехать в Сербию, но был арестован и отправлен в тюрьму отбывать остаток приговора. Он обратился в Конституционный Суд с жалобой на незаконность его приговора, а также подал гражданский иск, требуя компенсации за незаконное лишение свободы. В обоих случаях ему отказали, и он вышел на свободу лишь в 2012 г. по помилованию президентом. 

В октябре 2014 г. заявитель умер, но успел подать жалобу в ЕСПЧ. В частности, он поднял вопрос о нарушении его права на свободу, гарантированного статьей 5-1(a) Европейской Конвенции по Правам Человека, приговором, вынесенным судом самопровозглашенного государства.

ЕСПЧ отметил, что Митрович был осужден «судом», который действовал вне сербской судебной системы. Однако в Сербии даже не провели процедуру признания иностранного приговора, как требует Уголовно-процессуальный кодекс этой страны. В таких случаях Верховный Кассационный Суд Сербии признавал нарушение процедуры незаконным. 

Похожим образом аргументировал и Конституционный Суд, который, однако, пришел к выводу, что право на свободу не было нарушено, так как приговор был «пропорционален» совершенному преступлению. Однако, даже если принять во внимание фактор пропорциональности наказания, то он будет уместен лишь когда лишение свободы является законным. В данном же случае, тюремное заключение было незаконным, основанным на решении иностранного суда, которое не было признано властями Сербии по принятой процедуре.

Поэтому ЕСПЧ признал тюремное заключение Митровича в 2010-2012 годах нарушением статьи 5-1 Конвенции.

Отметим, что формально в решении шла речь о Сербии, а не о сербских сепаратистах. Но очевидно, что признание Сербией юрисдикции судов «Сербской Краины» было бы равносильно признанию де юре самой этой «Республики». Вместо этого, приговор, вынесенный в «Сербской Краине» был признан де факто, что не меняло сути дела.

Интересно, что на территории Армении похожим образом отбывают наказание женщины и несовершеннолетние, осужденные на территории «НКР», не признанной де юре Арменией. Хотя сомнительно, что кто-то из них пойдет по стопам Митровича…

Эльдар Зейналов.

Газ. "Эхо" (Азербайджан)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.