вторник, 21 июня 2016 г.

Эксперты ООН дали предварительную оценку арестам


Окончательный отчет по Азербайджану будет представлен через год

В 1991 г. Комиссия ООН по правам человека создала Рабочую Группу по произвольным задержаниям (РГПЗ).

Само по себе административное или судебное задержание не является нарушением прав человека, однако при некоторых условиях оно может стать произвольным. Это может произойти, например, если человека лишили свободы за то, что он осуществлял одно из своих основополагающих прав, гарантированных по международным договорам. Произвольным может быть задержание без ордера на арест и без предъявления обвинений, суда и доступа к адвокату. Произвольным будет и содержание под стражей, если срок меры пресечения или наказания уже истек, а человека не освободили. 

Эти проблема касается всех стран, включая и Азербайджан. В этой связи правительство пригласило РГПЗ посетить страну. В течение 10-дневного визита (16-25 мая), миссия посетила Баку, Гянджу и Нахчиван, где встретилась с чиновниками, судьями, адвокатами, правозащитниками и журналистами. Эксперты также посетили 22 места лишения свободы и опросили 80 лиц, лишенных свободы.

В своем 10-страничном сообщении, эксперты РГПЗ эксперты отметили, что в большинстве случаев власти с ними сотрудничали. Однако экспертов не допустили в некоторые помещения и даже на целые этажи зданий, относящихся к лишению свободы, в частности, в здании Главного Управления по борьбе с организованной преступностью МВД.

Условия лишения свободы в контексте миграции были признаны адекватными. Однако не всем мигрантам разрешают свободно покидать центр в поселке Кюрдаханы.

Замечания вызвали и условия в психиатрических больницах. По сведениям администрации, средняя длительность содержания больных детей составляла 10-15 лет, а взрослых женщин – от 20 до 25. Некоторые были помещены туда еще в раннем детстве и, с большой вероятностью, будут содержаться в больнице до смерти. «Иными словами, инвалидность часто расценивается как пожизненный приговор. Это очевидным образом противоречит международным стандартам прав человека»,- отмечают эксперты. 

Эксперты отметили отсутствие ясной процедуры обжалования больными законности своего помещения в больницу, а также нерегулярность обжалования условий. Больных женщин держат за решеткой в неотремонтированных помещениях, причем на 50 женщин приходилось лишь 2 туалета и 2 душа. Большинство женщин просто лежали в постели, потому что для них не было организовано никаких занятий. Никто из больных детей не играл во дворе: по мнению врачей, «солнце могло ухудшить их психоневрологического состояние». В одном из центров, к детям, помимо лекарств, для успокоения применяли «легкие» электрошокеры.

Многие пациенты удерживались в больницах против их воли и не могли их покинуть. При помещении в больницу по решению суда первой инстанции использовалась официальная экспертиза, без возможности оспорить ее с помощью независимой экспертизы. РГПЗ не предоставили информации об учреждении какой-либо независимой системы мониторинга и инспекции таких учреждений.

Но наибольшую критику вызвало лишение свободы в систему уголовного правосудия, где нарушался принцип международного права «свобода должна быть правилом, а лишение свободы – исключением». В каждом месте, посещенном делегацией, они могли наблюдать множество людей, которых содержали в течении долгого времени без должной оценки необходимости содержания в заключении. 

За одно и то же правонарушение люди могли содержаться в тюрьмах Минюста, МВД и СГБ. В своем окончательном ответе, РГПЗ обещает дать оценку правового определения преступления и административного правонарушения.

В числе неконкретно определенных административных правонарушений, ведущих к необоснованному аресту, эксперты назвали хулиганство и неподчинение представителям власти. Наказания за эти нарушения тоже часто непропорциональны: например, за отказ прекратить ругаться по телефону двое парней были приговорены к срокам от 10 до 15 суток.

Нарушалось право быть информированным о выдвинутых обвинениях. Среди заключенных, например, был подросток, который на суде не понимал, о чем идет речь; заключенный, не умевший читать на латинице; иностранец, не понимавший азербайджанский язык. Были случаи, когда людей арестовывали за административное правонарушение, а затем начинали уголовное расследование – 6 таких лиц содержалось в изоляторе СГБ.

Делегация отметила и проблемы с доступом к адвокату. Многие заключенные утверждали, что никогда не видели своих адвокатов, что большинству из них назначили адвоката без их участия, и что они не могли встречаться с адвокатами в конфиденциальных условиях, а лишь во время допросов или на суде. Многие заключенные свидетельствовали, что единственный совет, полученный ими от адвоката по назначению, был сотрудничать со следователем и признаваться в преступлениях, в которых их обвиняли. Некоторые даже не знали, что у них была возможность получать юридическую помощь в суде или право апелляции против судебного решения.

РГПЗ связывает эту ситуацию с малым числом членов Коллегии Адвокатов, отсутствием должного уровня адвокатов и возможным отсутствием независимости. Эксперты получили «обильную» информацию об отказах, препятствиях или ограничении права обвиняемого быть представленным своим адвокатом и свободно с ним общаться, в частности со стороны тюремной администрации. 

Эта оценка контрастирует с информацией председателя Коллегии Адвокатов, что в стране нет недостатка адвокатов, и каждый арестованный получает правовую помощь. Однако в Гяндже действуют всего 40, а во всей Нахчиванской Автономной Республике - всего 20 адвокатов, имеющих право выступать в судах по уголовным делам. Делегация упомянула и двух адвокатов политических активистов, отстраненных от дела и исключенных. РГПЗ убеждена, что такие решения негативно влияют на независимость адвокатов.

В ходе миссии, эксперты ООН также получили большое количество показаний о пытках и жестоком обращении для получения признаний в преступлении или подписи под протоколом об административном правонарушении. Экспертам рассказали об угрозе пистолетом, приставленным к голове, сильных и долгих избиениях, устных оскорблениях и психологическом давлении, стоянии на коленях, угрозах применить силу или сексуально оскорбить, угрозах арестовать членов семьи. Группа получила различные показания о пытках и жестоком обращении на 2 и 6 этажах здания СГС.

Условия в одном из учреждений, по мнению экспертов, составляли бесчеловечное и унижающее обращение: запущенность зданий, убогие санузлы, крысы в камерах и коридорах, отсутствие вентиляции в камерах, где заключенные спят по очереди, и т.д. Экспертам сообщили о «множестве расследований пыток», но не предоставили точной информации о числе и результатах, включая приговоры виновным. Часто сообщали о том, что «горячая линия» для жалоб омбудсмену вообще не работала.

РГПЗ обнаружила, что имеет место задержка в доставке к судье и чрезмерное продление предварительного заключения. Эксперты собрали показания от лиц, которых содержали в полиции несколько дней в полиции и изоляторах временного содержания без доставки к судье. При продлении срока предварительного заключения, судьи делали это без оценки обстоятельств. Ни в одной из судебных инстанций, проверенных экспертами, заключенный не допрашивался судьей об обращении в заключении.

Система уголовного наказания для несовершеннолетних имеет «исключительно карательную природу». Из 35 подростков воспитательной колонии, треть была впервые осуждена за такие преступления как разбой, запугивание, кража автомашины, вождение без водительских прав, с приговорами до 7 лет. РГПЗ не получила никакой информации о развитии альтернатив заключению, включая меры по образованию, передачу социальным службам и пробации.

В полицейских участках для детей нет отдельных помещений, и потому их могут держать вместе с взрослыми. Экспертам сообщили о пытках и жестоком обращении с детьми, особенно в полицейских участках и в течение первых часов после задержания.

Единственное учреждение для осужденных несовершеннолетних размещается в Баку, далеко от семей, если они живут в провинции. Это мешает детям поддерживать связи с семьей. Что касается детей в Гянджинском следственном изоляторе, то они содержатся в «чрезвычайно опасных» для здоровья условиях.

Глубокую обеспокоенность РГПЗ вызывают «слишком часто слышанные» ими утверждения, что подозреваемые и обвиняемые становятся жертвами коррупции правоохранительных или судебных органов. Группе сообщали, что и сотрудники тюремных учреждений вымогают деньги за услуги. В одной из таких колоний, заключенные утверждали, что за семейные свидания требовали 70 манат, и по этой причине некоторые семьи не могли видеть своих детей.

Во время визита, РГПЗ могла наблюдать серьезные ограничения в работе правозащитников, журналистов, оппозиционеров и религиозных лидеров. Эта оценка совпадает с выводами Европейского Комиссара по правам человека. И действительно, в 2013 г. максимальный срок административного ареста увеличили с 15 дней до 2 месяцев, в том числе за нарушение правил проведения демонстраций. 

В дополнении к тем правозащитникам, журналистам, оппозиционерам и религиозным лидерам, которых эксперты РГПЗ встретили в тюрьмах, они получили список из примерно 70 правозащитников, журналистов, оппозиционеров и религиозных лидеров, которые находятся в тюрьме по различным обвинениям (наркотики, оружие, хулиганство, уклонение от налогов и др. 

Наиболее свежим примером является арест 10 мая 2016 г. двух студентов, в знак социального протеста нарисовавших в Баку граффити на статуе бывшего президента страны. Оба заявили, что в полиции подверглись «насильственным техникам допроса», прежде чем предстали перед судом. При посещении их в следственном изоляторе Кюрдаханы эксперты могли наблюдать то, «что, кажется, было физическими последствиями такого обращения».

Полностью принимая во внимание указ о помиловании от 17 марта, в результате которого были освобождены политзаключенные и узники совести, РГПЗ вместе с тем не могла наблюдать значительного изменения в стране в отношении других лиц, лишенных свободы по тем же причинам. Активистов продолжают содержать в заключении, чтобы помешать им осуществлять основные права человека и фундаментальные свободы и заставить их молчать. Эксперты считают это злоупотреблением властью и нарушением верховенство закона.

Огласив предварительные выводы, эксперты пообещали «продолжать конструктивный диалог с правительством» до их обсуждения полным составом Рабочей Группы и составления окончательного доклада. Они расценили приглашение РГПЗ как «стартовый пункт реформ».

Отметим, что ответ миссии РГПЗ будет обсужден в полном составе этой группы и представлен Совету по Правам Человека ООН в сентябре 2017 г.

Эльдар Зейналов.





Текст самого документа (на английском):

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.