пятница, 5 мая 2017 г.

«Подлежат суду Военной Коллегии…»

В 1937-38 годах Сталин подписал 9 расстрельных списков по Азербайджану

Даже с учетом неприятия современным обществом жестоких наказаний во время Большого Террора 1937-38 годов за родство с «врагом народа», служебный проступок или анекдот, идея назначать этому человеку приговор в досудебном порядке кажется не вмещающейся ни в какие рамки. Тем не менее, в СССР это практиковалось.

В ходе кампании по разоблачению «культа личности» выяснилось, что И.Сталин и другие руководители СССР подписывали сотни представляемых НКВД списков, в которых предписывалось назначение будущих приговоров по трем категориям. Первая предусматривала расстрел, 2-я – 10 лет, 3-я – 5-8 лет лишения свободы. Это согласовывалось между НКВД и Прокуратурой СССР.

Всего в российских архивах были обнаружены 9 списков, в которых фигурировали от 2 до 333 имен жителей Азербайджана в каждом. Они датированы 27 февраля, 23 апреля, 10 июля, 3 октября, 7 и 22 декабря 1937 г., 3 мая, 12 и 25 сентября 1938 г. Из 1091 человек, 953 или 87% проходили по 1-й категории. Общее количество приговоренных впечатляет – 1046 (один человек иногда проходил по двум делам).

Все перечисленные списки были подписаны И.Сталиным и В.Молотовым. Кроме того, отметились и другие руководители СССР. Так, Каганович подписал 4 списка на 483 имени, Ворошилов – 3 списка (280), Жданов – 2 списка (335).

Люди, упомянутые в «сталинских списках», подлежали суду выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР. Процесс проводился в порядке от 1 декабря 1934 года: без ознакомления с делом, без участия обвинения и защиты и без возможности кассационного обжалования приговора. Более того, ЦИК СССР заявил, что не намерен рассматривать прошения о помиловании от осужденных по этим делам, так что смертные приговоры исполнялись немедленно. Так что подпись решала судьбу.

Кто включался в эти списки? В первых из них мы находим рабочих и служащих, которые преследовались еще в 1927-29 годы за подпольную оппозиционную деятельность против сталинизма: П.Каневский, Т. Крылов, Х.Багиров, А.Оганезов, Д.Зейц и др. Из них следователями был сконструирован «Бакинский троцкистско-зиновьевский центр», наподобие того, который судили во время показательного «Московского процесса» в августе 1936 г. Впрочем, на такой же открытый суд в Баку власти не решились.

По мере того, как в Москве проходили те или иные судебные процессы, их копии воспроизводились и в Азербайджане. Соответственно, появились «право-троцкисты», «буржуазные националисты», «военно-фашистские заговорщики». Количественно, впрочем, преобладали «националисты», за основу которых взяли «национал-уклонистов» 1920-х, так называемых «наримановцев», «ханбудаговцев», «групповщиков», «атаманщину». Когда-то боровшиеся друг против друга группировки в руководстве Азербайджанской Компартии волей следователей объединили в один большой заговор, которому приписали и вредительство, и диверсии, и повстанчество, и шпионаж. Группы заговорщиков находили повсеместно, в каждом уголке республики. 

Уже с третьего списка, датированного 10 июля 1937 г., наряду с рабочими, появляется партийно-советская номенклатура: председатель райсуда А.Занин, директор отделения Закгосторга О.Байрамов, председатель «Азсенетбирлийи» Г.Мадатов. В очередном списке 3 октября появляются члены правительства: нарком земледелия Г.Везиров и его зам Ц.Беленький, наркомместпрома Г.Агавердиев, партийная элита: секретарь Нахичеванского обкома М.Мехтиев, секретари райкомов С.Беленький, А.Алибеков, завотделом ЦК М.Гусейнов, зампредседателя Верховного Суда Г.Кузанов, главный арбитр Госарбитража И.Довлатов, завуч Промышленной Академии С.Горбунов, ученые и писатели: В. Хулуфлу, Б.Чобан-Заде, Х.Зейналлы, Р.Гасанов и Г.Даниэлян, ответственные работники нефтяной промышленности И.Зейналов, А.Анфиногенов, Р.Прозументик, В.Гольденфарб, завсектором Бакплана О.Бардьян, начальники стройорганизаций К.Багирбеков и А.Внуков, комдив 77-й Аздивизии Г.Везиров. 

В декабре 1937 г. нагрузка на Военную Коллегию достигла пика: списки от 7 и 22 декабря включали в общей сложности 437 имен. В них вошли председатель ЦИК С. Эфендиев, председатель СНК Д.Буниат-заде, замнаркома просвещения А.Гасанов, председателя Комиссии по госкредиту К.Джамалбеков, зав. БОНО Т.Гусейнов, и др. Туда же была включена группа «вредителей» на Бакинской ГРЭС: Д.Трубач, А.Степанов, М.Алехин, В.Поморцев, Б.Флярковский, начальник «Азгэсстроя» В.Абросимов, главинженер Азэнерго В.Мандельбаум; «вредители в нефтяной промышленности»: С.Слуцкий, М.Лиснянский, Я.Кофман, Г.Гусейнов, А.Крылов, Р.Даниелянц, А.Петерсон, И.Вайнштейн и др.; журналисты Н.Белый и М.Идрисов, юристы С.Абрамов, А.Айрапетов и Д.Богданов, «военные фашисты» И.Керимов, М.Гусейнов, С.Ганиев, и множество других «врагов народа».

Перед Новым Годом начались судебные заседания и расстрелы (обычно в тот же день). Так, В.Абросимову, Р.Даниелянцу, Я.Кофману и А.Крылову «посчастливилось» быть приговоренными 31 декабря. Можно представить, как спешили судьи и расстрельная команда в тот день, чтобы не опоздать к праздничному застолью…

Примерно такой же контингент «врагов народа» обнаруживается и в первом списке за 1938 год, утвержденном 3 мая. «Националисты»: два наркома юстиции – А.Султанова и Г.Гапалов, наркомместпрома З.Балахлинский, председатель Госплана М.Гамзаев и др. «Вредители в нефтяной промышленности» Г.Кофман, Х.Варунц, сотрудники милиции Б.Бабаев и Д.Джафаров, военный Д.Мамедов, всего 188 человек. Их приговорили 2, 3, 4 июля.

В самый короткий список от 12 сентября 1938 попали лишь двое: Я.Каминский и Г.Корыгин, которых приговорили по 2-й категории. Каминскому было суждено выступить свидетелем на процессе М.Д.Багирова…

25 сентября 1938 были санкционированы приговоры еще 118 жителей Азербайджана. Можно сказать, что им «повезло», так как именно в тот период в руководстве СССР решили избавиться от наркома внутренних дел Н.Ежова и притормозить маховик репрессий. С этой целью в августе 1938 года первым заместителем Ежова был назначен Лаврентий Берия. В сентябре были прекращены массовые операции НКВД, в октябре – поставлен вопрос о возвращении к формальным нормам при арестах и ведении следствия. 

К этому моменту уже были арестованы как заговорщики некоторые сотрудники НКВД Азербайджана, которые обеспечивали в 1937 г. вал арестов. 10 января 1938 г. был снят наркомвнудел Азербайджана Ю.Сумбатов-Топуридзе. 12 ноября в кабинете М.Д.Багирова был арестован и новый нарком, М.Раев-Каминский. А 23 ноября подал в отставку и сам Н.Ежов.

В принятом 17 ноября 1938 постановлении политбюро ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» было отмечено, что «враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД как в центре, так и на местах, … старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, проводили массовые и необоснованные аресты». Был раскритикован «глубоко укоренившийся упрощенный порядок расследования, при котором, как правило, следователь ограничивается получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботится о подкреплении этого признания необходимыми документальными данными».

Естественно, что это повлияло на судьбу не рассмотренных дел, отнесенных к «сталинскому списку» от 25 сентября. Так, например, при рассмотрении дела «контрреволюционной националистической организации в Каспийском пароходстве» все 12 подсудимых не признали себя виновными и отказались от данных ими признательных показаний. Раньше бы на это не обратили внимание, но тут дела 10 человек, которые взаимно себя оговорили, были прекращены судом. На оставшихся двух дали показания лица, проходившие по другим уголовным делам (и вероятно, уже расстрелянные). Поэтому дело отправили на новое рассмотрение, и в 1939 г. П.Герман получил 10 лет лишения свободы вместо расстрела. У Г.Королева дело затянулось до сентября 1941 г., но вместо расстрела он получил 5 лет лагерей.

Директор Швейной фабрики им.Володарского З.Гаджиев на суде отказался от признательных показаний, заявив, что подвергался избиениям и оговорил себя и других. Дело было возвращено на доследование, и 21 сентября 1940 г. ему дали 8 лет лагерей вместо расстрела, предусмотренного сталинским списком. 

Но жизни некоторых отнесенных к 1-й категории это не спасло. Так, после нового рассмотрения дела зампредседателя Президиума АзФАН Б.Велибекова 16 февраля 1940 г. его все же приговорили его к расстрелу. А попавший в тот же список нарком пищепрома Г.Василькин-Бекдемиров не дожил до суда и умер 21 марта 1939 г. в результате пыток.

Для полноты стоит, пожалуй, упомянуть отдельно еще и «сталинский список» по Москве от 19 апреля 1938 г., в который были включены 6 бывших сотрудников НКВД Азербайджана, фальсифицировавших следственные дела: К.Галстян, В.Ермаков, И.Клеменчич, Г.Сонкин, Г.Хаджамиров, М.Шер. Кстати, истязатель Шер был реабилитирован в независимой России 19 января 1993 г. и тем самым уравнен со своими жертвами.

Учтем также, что при определении наказания членов семей осужденного учитывалась и та категория, под которую попал муж. Так, жены приговоренных к высшей мере наказания (расстрелу) обычно приговаривались Особым Совещанием НКВД СССР к 8-10 годам лагерей. У жены приговоренного по 2-й и 3-й категориям наказание было полегче – 3-5 лет лагеря, а то и «всего» 3 года ссылки. Таким образом, Сталин фактически подписывал приговоры и членам семей «изменников родины» (ЧСИР).

Разумеется, этими списками не исчерпывалось ни общее количество репрессированных, ни число расстрелянных. Но именно эти люди представляли собой кадровый потенциал, воспитанный республикой за полтора десятилетия.

Добавлю, что «Сталинские списки» доступны в Интернете на сайте Международного Общества «Мемориал» (г.Москва), но мало кто включен в базу данных «Жертвы политических репрессий в СССР». В настоящее время Правозащитный Центр Азербайджана уточнил уже более 30% имен из «сталинских списков», и намерен обратиться с просьбой об их включении в общую базу данных. 

Эльдар Зейналов.

Газ. «Эхо», май 2017.

Сами "Расстрельные списки": 
http://eldarzeynalov.blogspot.com/2017/04/blog-post_27.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.