среда, 15 марта 2017 г.

«Как помочь нашей женщине, если она скорее прыгнет с крыши, чем пойдет в суд?»

«Как помочь нашей женщине, если она скорее прыгнет с крыши, бросится под машину чиновника, чем пойдет в суд?»

Март 14, 2017 12:36
Дж.АЛЕКПЕРОВА

«В Азербайджане при приеме на работу женщины сталкиваются с гендерной дискриминацией. Работодатели опасаются брать на ответственные должности замужних женщин детородного возраста, особенно тех, у кого пока нет детей,» — заявил Echo.az глава правозащитного Центра Азербайджана (ПЦА) Эльдар Зейналов.

По его словам, причина очевидна: уйдя в декретный отпуск, она все равно будет числиться за этой организацией, а вернувшись (и уже подрастеряв свои трудовые навыки), будет больше думать не о работе, а о домашних заботах.

«Все эти объявления о приеме на работу девушек не старше 30 с размерами 90-60-90 касаются совсем других должностей, где нужно привлечь клиентов, но не старших позиций в офисе, где фигура не имеет никакого значения,» — сказал Зейналов.

Между тем, исследования показали, что 20% женщин подвергаются гендерной дискриминации при приеме на работу. Об этом сказал управляющий партнер Price Waterhouse Coopers Azerbaijan и член Совета директоров Американской торговой палаты (AmCham) в Азербайджане Мовлан Пашаев.

По его словам, по многим должностным позициям существуют гендерные стереотипы.

«Существует мнение, что главным бухгалтером обязательно должна быть женщина, а главным юристом — мужчина». Представитель PwC считает, азербайджанское законодательство поддерживает «наказание» женщин: «70% женщин, находящихся в декретном отпуске, хотели бы вернуться на работу. Но только 20% из них возвращаются на работу на такую же или более высокую зарплату. Другая часть начинает работать за меньшую зарплату. Другими словами, женщины «наказываются». Азербайджанское законодательство не создает максимальных условий для женщин. Например, женщина в декретном отпуске получает максимум 2 тыс. манатов. Даже если ее зарплата составляет 5 тыс. манатов, она получит 2 тыс. Мы выступаем за изменение этого закона и вновь выдвинем свои предложения».

Эльдар Зейналов отметил, что рождение детей, как правило, тормозит карьерный рост женщин, вследствие чего немногие из них дорастают до высоких и хорошо оплачиваемых должностей.

«По официальной статистике, среднестатистическая работница получает вдвое меньше среднестатистического работника. Это означает не то, что женщинам за ту же работу платят вдвое меньше, как некоторые полагают. Просто в общем раскладе должностей женщины занимают нижние, то есть никоплачиваемые ступени».

По его словам, это не является следствием какой-то продуманной политики государства по дискриминации женщин.

«Скорее, наоборот: такой результат провоцирует непродуманная политика властей, честно добивающихся гендерного равенства, как они его понимают. Ведь еще со времен массовых кампаний за равенство женщин cоветского времени предполагалось, что оно будет означать допуск женщин к некоторым, так называемым «мужским» профессиям. Женщинам хотелось сесть за штурвал трактора, и мужчины охотно уступали место «Леди Трактористкам», но при этом занимали места их начальников,» — говорит Зейналов.

Как он отметил, ключевой момент - это так называемое «кухонное рабство».

«Мужчина с работы приходит домой отдыхать, а женщина — работает во вторую, домашнюю смену. Таким образом, допуск женщин на производство приводит вместо «освобождения» к большей ее эксплуатации. Еще коммунисты озаботились этой проблемой, стараясь продумать, как снять с женщины домашний хомут, чтобы посильнее запрячь ее в «социалистическое строительство». В какой-то момент это приняло карикатурные формы. Например, чтобы женщина не торчала у кухонной плиты, стали открывать столовые. Чтобы женщина не корпела со швейной машинкой, открывали магазины одежды-ширпотреба (широкого потребления), а заводы по производству швейных машинок почти все закрыли. И люди ввиду узкого ассортимента стали одеваться невзрачно. Открыли детские сады, чтобы было, куда сдать маленького ребенка, пока мама работает. И дети тихо ненавидели эти садики со злыми низкооплачиваемыми нянями и невкусной едой и, заражаясь друг от друга в садике, хором болели всеми возможными болезнями», — рассказал эксперт.

После коммунисты ушли, и, по словам Э.Зейналова, все попытки облегчить жизнь работающей женщины сошли на нет.

«Даже детские сады стали закрывать и продавать их помещения. Но ведь соль всех этих усилий была не в том, чтобы одеть всех по-сиротски в ширпотреб или травить едой в столовых, а в том, чтобы кто-то подменил работающую женщину в домашних делах,» — сказал он.

«Скорее всего, я выскажу сейчас еретическую идею, но я сторонник возвращения домработниц. Шаблонное мышление коммунистической эпохи представляла домработниц, как остановившихся в развитии женщин, порабощенных эксплуататоршей-хозяйкой. Естественно, что "барынь" нужно было уничтожить, как класс, заставив их после работы стирать и готовить во вторую домашнюю смену, а вот "кухарок" — отправить руководить государством,» — сказал Зейналов.

«Но на деле существует большое количество женщин, которые с радостью возьмутся за такой труд. Например, еще полные сил пенсионерки, которых отправили на пенсию. Или приезжие студентки и старшеклассницы, которые могли бы посидеть с ребенком, постирать белье или сбегать за покупками в обмен на небольшой заработок в свободное от учебы время. А трудовые отношения вполне можно урегулировать», — пояснил он.

По его словам, в принципе и тех женщин, которые безразличны к карьере, но самозабвенны в домашнем хозяйстве и воспитании детей, «не стоит гнать железным кулаком к светлому будущему».

«В каждом обществе на Востоке или Западе есть определенный процент женщин, которые выбирают именно такую судьбу, которая, впрочем, не мешает им работать на дому. Просто надо создать возможность, чтобы такая работа у них была и не терроризировалась «людьми с папками».

Отвечая на вопрос о наличии пустот в законодательстве Азербайджана по этой части, эксперт назвал лишь несколько.

«Во-первых, женщин в парламенте недостаточно, а те, кто там сейчас есть, представляют не самые нуждающиеся в таком законодательстве слои населения. Даже еще правильней: не самые нуждающиеся слои населения. Их проблемы решаются по-другому. Во-вторых, бюрократические препоны. Самое первое правило любого бюрократа: «Если можешь что-то не делать — не делай!» Именно по этой причине во всех странах есть общественные группы, которые давят на властные структуры с целью сдвинуть реформы. Например, женские движения, профсоюзы, пресса (в качестве «четвертой власти», а не мальчиков для битья). Всего этого нет, и это третья причина,» — сказал Зейналов.

«Четвертая, но самая существенная причина — это национальный менталитет, в котором женщине определено место домохозяйки. Помню одну современную по облику знакомую, которая после замужества немедленно ушла с работы, заявив домашним: «Хочу жить, как ханым», что в ее понимании означало: сидеть дома и не работать. Да и как помочь нашей женщине, если она скорее прыгнет с крыши, бросится под машину чиновника или обольется керосином и сожжет себя, но не пойдет в суд? Вот с этим и надо работать и властям, и гражданскому обществу», — отметил он.

http://ru.echo.az/?p=57624

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.