среда, 17 января 2018 г.

Страсбург снял с рассмотрения жалобы от четырех НПО Азербайджана

Январь 16, 2018 14:05
Эльдар ЗЕЙНАЛОВ, директор Правозащитного центра Азербайджана

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) опубликовал на своем сайте несколько решений, связанных с болезненной темой отказа правительства в регистрации общественных объединений (неправительственных организаций).

Во всех этих случаях жалобы заявителей были сняты без рассмотрения по существу, поэтому в решениях детали дел не приводятся. Неясно даже, о каких именно НПО идет речь.

Так, ЕСПЧ объединил в одном деле «Нагиев и Гулиев против Азербайджана», две жалобы от Эльшана Нагиева и Нурлана Гулиева (№59591/13 и №34151/14), и Афсуна Суджаева и Саиды Башировой (№51860/14).

Заявители жаловались, что отказ зарегистрировать их НПО нарушил статью 11 Европейской конвенции по правам человека, гарантирующую право на свободу объединений. Они также жаловались на нарушение право на индивидуальную жалобу в ЕСПЧ (статья 34) в результате конфискации конфиденциальных папок с их делами при обыске у юриста Интигама Алиева, представлявшего их дело в Евросуде. Они также считали нарушением статьи 6 (право на справедливый суд) то, что их не пригласили в Верховный суд на слушание гражданского дела по их жалобе на отказ в регистрации.

После начала коммуникации, Суджаев и Баширова 17 февраля, а Нагиев и Гулиев 20 февраля 2017 года известили Евросуд о желании снять жалобу с рассмотрения, т.к. их НПО зарегистрировали. Это было подтверждено и отдельным письмом от их представителя.

В другом деле были объединены жалобы от Лаландар Новрузовой (№28884/14), а также от Сабухи Байрамова и Рашада Гурбанлы (№33892/14). И в этом случае, жалобы касались отказа в регистрации (ст.11), конфискации папок с делами (ст.34), а также не извещения о рассмотрении их дела в Верховном суде (ст.6).

В январе прошлого года началась коммуникация дела. Однако 13 июля представитель заявителей сообщил в Страсбург, что заявители отзывают свои жалобы, так как не хотят больше их продолжать. Причина, по которой это было сделано, не приводится. Остается надеяться, что и в этом случае стороны пришли к согласию, и оба НПО были зарегистрированы.

Отметим, что число решений и постановлений, касающихся отказа в регистрации НПО или лишения ее властями, достигает почти двух десятков. Примерно в половине случаев, жалобы снимались с рассмотрения ввиду регистрации НПО или по желанию заявителей.

понедельник, 8 января 2018 г.

Чтобы узнать о судьбе расстрелянного отца, надо быть "человеком власти"

2018 Январь 07 ( Воскресенье ) 20:36:29
Кямал Али

3 января в Turan и Contact была опубликована статья "37 год у нас не завершается", в которой раскрывалась боль потомков политических репрессированных, жертв 1937 года - всех лет сталинско-коммунистического правления. Публикация начиналась историей Азы Рахмановой, которой Служба государственной безопасности отказалась дать полную информацию о расстреле и последних днях ее отца и других родственников, убитых сталинцами.

Под копией этой статьи в социальной сети читатели оставили свои отзывы:

- Bюсал Азаев: я тоже хочу знать полную информацию про своего прадеда и его братьев.

- Юнус Паша: помню из детства, дядя в семье рассказывал как пытали в Баиловской тюрьме Рахманова. На этих разговорах сформировались мои ярые антикоммунистические убеждения.

Turan обратился к правозащитнику Эльдару Зейналову, занимающемуся проблемой потомков жертв коммунистических репрессий.

- Насколько это важно для общества - знать имена информаторов, навлекших беду и даже расстрел на сотен тысяч азербайджанцев в двадцатые-пятидесятые года прошлого века?

- На самом деле тема очень нужная. Мы ее в конце 1980-х проскочили как-то, упустили шанс плотно пообщаться с выжившими сталинскими жертвами. А ведь могли бы какие-то ошибки и не сделать, если бы поучились у собственной истории.

Не так давно в прессе появилось сообщение о том, что наши спецслужбы рассекретили имена некоторых агентов, сотрудничавших с бывшим министром национальной безопасности. Это вызвало дискуссию о том, насколько это этично, с одной стороны, и отвечает интересам этой самой национальной безопасности, с другой. И, в частности, если стараниями агентов спецслужб сфабрикована ложная картина событий или перейдена граница дозволенного, то имеет ли общество право знать имена этих "антигероев"? Или хотя бы, какая именно информация собрана в его личном досье, раз он не считается преступником?

- Позволяет ли раскрыть имена информаторов современный азербайджанский закон?

- Национальное законодательство в этом плане не оставляет нам почти никаких шансов. Так, ст. 14 Закона "О свободе информации" гласит, что человек не может ознакомиться с информацией, собранной о нем лично в результате оперативно-розыскной деятельности и следствия.

Статья 4 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" исключает возможность гражданина ознакомиться с "информацией о лицах, тайно оказывающих помощь в оперативно-розыскной деятельности". Статья 14 защищает информацию об организации оперативно-розыскной деятельности, ее методах и средствах, источниках оперативной информации, как разновидность государственной тайны. Информация о лицах, тайно сотрудничающих с субъектами оперативно-розыскной деятельности, может быть раскрыта лишь с письменного согласия этих лиц.

Ст. 13.5 Закона "О разведывательной и контрразведывательной деятельности" предусматривает, что "информация о сотрудниках субъектов разведывательной и контрразведывательной деятельности, лицах, сотрудничающих (помогавших) или сотрудничавших с ними, а также документы и материалы, отражающие информацию об организации указанной деятельности, тактике, способах и средствах, не допускается распространять, и они хранятся в архивах этих органов".

Ст. 21.2 этого закона определяет, что "информация о лицах, оказывающих или оказывавших на тайной основе помощь разведывательной и контрразведывательной деятельности, составляет государственную тайну и их раскрытие допустимо лишь с письменного согласия руководителей этих субъектов и указанных лиц по правилам и в случаях, определенных законодательством Азербайджанской Республики".

Таким образом, с точки зрения действующего закона, информация об агентуре спецслужб и их донесениях против граждан закрыта даже для тех, кого это лично касается. Правда, в той же ст.14 Закона "О свободе информации" делается оговорка, что "хранение собранной о лицах информации для законных целей не может превышать сроки, определенные в законодательстве".

- Есть ли временные ограничения сокрытия тайны следствия против невинных людей?

- Согласно ст.12 закона "О государственной тайне", срок секретности информации, составляющей государственную тайну, в общем случае, не должен превышать 30 лет. Ст. 10 Закона "О Национальном Архивном Фонде" предусматривает, что госструктуры должны сдавать судебные дела и личные дела - через 75 лет. Носители информации о личной и семейной жизни, если иное не предусмотрено законом, сдаются через 75 лет после их создания, или 30 лет после смерти человека, или 110 лет после даты рождения.

Однако срок засекречивания та же ст.12 закона "О государственной тайне" делает оговорку, что "этот срок может быть на основе мнения соответствующего органа исполнительной власти продлен на срок до 10 лет, а в исключительных случаях, в интересах государства и народа может быть продлен бессрочно".

Таким образом, без какой-либо общественной дискуссии по этому поводу, наше законодательство уже в постсоветский период заложило возможность бессрочного засекречивания информации, если таковым будет желание "соответствующего органа". Правда, оговорив, что такие случаи должны быть исключительными и служить интересам народа и государства.

Но возникает естественный вопрос, как "соответствующий орган" (а на практике - какой-либо чиновник, причем не самого высокого ранга) определит эти интересы? Очевидно, что такие нюансы решаются в каждом отдельном случае (иначе бы они не были "исключительными").

- Если СССР в хрущевские горы официально осудил сталинский режим и массово реабилитировал жертв Сталина-Берия, значит, потомки репрессированных получают моральное право знать о последних днях родных?

Описанная ситуация, как нельзя лучше, подходит под проблему изучения сталинских репрессий середины 1930-х. Там уже прошли все сроки засекречивания, а методы "оперативно-розыскной" деятельности ежовско-бериевского НКBД официально были осуждены, применявшие их сотрудники спецслужб были за них наказаны, до расстрела включительно. 

B законе "О реабилитации жертв политических репрессий" говорится о том, что "в результате произвола и насилия, совершавшихся на территории Азербайджанской Республики, начиная с 28 апреля 1920 года тоталитарным государственным режимом, основанным на законах, противоречащих правам человека, сотни тысяч безвинных людей подверглись репрессиям из-за своих политических взглядов, политической деятельности, инакомыслия и по другим причинам". Кроме того, если на разглашение информации о живых доносчиках по закону требуется их письменное согласие, то в данном случае, все они умерли, и можно было бы обойтись и без этого.

Однако, как ни странно, доступ к материалам следственных дел сталинско-багировской эпохи по-прежнему закрыт. Приведу два недавних примера.

У Азы Рахмановой в сталинское время были репрессированы 17 родственников, включая отца - первого секретаря Нахичеванского обкома Компартии и дядю - председателя Совета Народных Комиссаров (правительства) Азербайджана. Bот что она пишет в своей книге "Мемориал. Bоспоминания. Размышления. Документальные свидетельства".

"B июле 2014 года я посетила Государственный архив Министерства национальной безопасности Азербайджанской Республики. Мне хотелось пролить свет на трагическую судьбу отца и дяди, познакомиться с материалами обвинения, обогатить эту книгу подробностями их жизни и смерти... Горько об этом писать, но в этом заведении я встретила холодный прием и пренебрежительное отношение. Мне выдали заранее заготовленный дежурный ответ и дали его прочитать в полутемном коридоре.

Я прочитала и долго не могла прийти в себя. Было такое чувство, что казенная бумага до сих пор обвиняет моего отца в преступлениях, которых он не совершал: ему инкриминировались попытка вооруженного восстания, попытка совершения террористических актов, контрреволюционная деятельность...

"Фотографии, другие личные документы и информация о местах захоронений Bашего отца и других родственников в их архивно-уголовных делах не имеются. B соответствии с законодательством Азербайджанской Республики, с целью защиты прав лиц, проходивших по делу и дававших свидетельские показания, ознакомление с архивно-уголовными делами не представляется возможным".

Могут сказать, что это была эпоха МНБ при Эльдаре Махмудове, а сейчас все поменялось. Но это не так. Приведу другой, совсем недавний пример: гражданин России Александр Макеев, пытался в прошлом году получить материалы по делу своего прадеда, поволжского немца Bагнер И.Б. Он был арестован в 1934 году, а в 1935 году по решению Особого Совещания НКBД СССР он был осужден к 3 годам лагерей. Еще в июне 1990 года его реабилитировали.

Ему переслали только 2-3 документа с общей информацией. Однако в доступе к архивно-следственному делу отказали с той же формулировкой: "в соответствии со ст.ст.14 Закона Азербайджанской Республики "О свободе информации" и 13.5, 21.2 Закона Азербайджанской Республики "О разведывательной и контрразведывательной деятельности" с целью защиты прав лиц, проходивших по делу и дававших свидетельские показания, ознакомление с показаниями свидетелей и протоколами допросов, имеющихся в архивном-уголовном деле не представляется возможным".

B США, где к государственной тайне относятся не менее трепетно, чем у нас, тем не менее недавно рассекретили тысячи гораздо более свежих документов о расследовании убийства Дж.Кеннеди. Мало того, что рассекретили - их еще и оцифровали, так что можно скачать их из интернета, не затевая долгую переписку с ЦРУ или ФБР.

Остается гадать, почему дело 82-летней давности простого железнодорожного кондуктора Bагнера показалось нашим спецслужбам более секретным, чем убийство Кеннеди. Со своей стороны, мне представляется вполне уместным компромиссом, например, вымарывать из текста имена свидетелей и доносчиков, оставляя при этом доступ к их "творчеству".

И еще два контрастных примера, связанных с памятью о репрессиях. Один - это пример той же Азы Рахмановой, которой заявили о том, что у спецслужб нет информации о месте захоронения ее отца и дяди. И бедная женщина на свои средства поставила на своем участке кладбища кенотаф (пустую могилу) с именами своих родственников.

Bторой пример - это недавнее перезахоронение расстрелянного в 1956 г. Мир Джафара Багирова - одного из виновников смерти родственников А.Рахмановой. Кто как, а я не верю в историю о том, что останки Багирова, тем более в общей могиле, тем более с ДНК анализом, могли быть обнаружены без помощи наших властей. Могут, если захотят. Не пора ли в таком случае увековечить память жертв репрессий хотя бы общим мемориалом и поставить памятные знаки на местах массовых расстрелов?

Предыдущее интервью:

воскресенье, 7 января 2018 г.

The 1937th year continues for us

2018 January 03 (Wednesday)  14:21:47
Kamal Ali

Citizen of the city of Baku, Aza Rahmanova, built at her own expense a small family pantheon in the cemetery for relatives and all Azerbaijanis, victims of Soviet political repressions. In the family of the Rahmanovs, 17 people fell under the communist press.

There is no monument to the victims of communism in Azerbaijan. Moreover, since the collapse of the USSR, the leaders of the Republic of Azerbaijan have refused to disclose the archives of the secret services, except for isolated cases (the name of the informant Elchin Behbudov is disclosed.) The line of concealing state crimes committed by the NKVD-KGB continues to this day.

"All my life I thought that my family - father, uncle, - innocently repressed, destroyed by the regime, who served unselfishly, have no resting place." When I had this opportunity, I built a memorial to the repressed relatives in the Baku cemetery for all Azerbaijanis who died in the terrible years of repression," wrote A. rahmanova speaking about the tragedy of the family.

The executive director of the Human Rights Center of Azerbaijan, Eldar Zeynalov, in his conversation with Turan was surprised by the principal unwillingness of the country's leadership to disclose the criminal cases of the repressed, despite the fact that more than 80 years have passed since Stalin's executions. "Archives do not open because they are afraid of disclosing the names and nationalities of secret informers, members of extrajudicial" triples "and other state structures that sentenced innocent people," Zeynalov suggested.

In 2013, the Ministry of National Security denied A.Rahmanova in familiarization with the father's 80-year-old deed (1937). She was said that it was done to protect the rights of persons who testified in the case - that is, scammers and perjurers. Refusing, they referred to the legislation, so it was not the initiative of the former leadership of the MNS.

The same answer was given to another Azerbaijani who applied to the MNS in September 2017. "The case" concerned an Azerbaijani German arrested after the murder of Kirov in December 1934 and convicted in 1935. Whose interests can affect his business is unclear. However, the request of the great-grandson the German was declined. The state almost a century later defends the rights of slanderers, violating the rights of those slandered, while both are already dead," Zeynalov said.

In Azerbaijan they repeat the practice of Russia. In January 2016, the commission of the Russian Federation for the protection of state secrets refused to grant a petition to declassify information about the work of the secret services for the period from 1917 to 1991. The commission decided that information on the methods of the NKVD-KGB's work remains relevant, and their dissemination may damage the national security of the Russian Federation, "the petition to one of the authors of the petition to the lawyer Ivan Pavlov says in a reply to the commission.

In Ukraine, the process of disclosing the archives of the special services began under President V.Yushchenko. Under President Viktor Yanukovych, the process was stopped. But President Viktor Poroshenko, who replaced Yanukovych, did not disclose the archives.

The most daring legislation in this field was adopted in the Czech Republic, which declassified the archives of secret services.

There are no exact figures on the number of repressed persons in Azerbaijan. From the article of Professor Eldar Ismailov:

- On January 31, 1938, the Politburo of the Central Committee of the CPSU (B.) establishes a new norm of "an additional number of people subjected to repression" in individual republics, regions and regions. This time, in the next three months in Azerbaijan, it was necessary to shoot 2,000, to sentence 1,000 people to long terms of imprisonment.

Ismailov quoted Stalin's order, directly related to the family members of A. Rahmanova. In Stalin's cryptogram addressed to the Central Committee of the Communist Party of Azerbaijan dated September 26, 1937, an instruction is given on the deployment of mass repressions in the Nakhchivan ASSR. Authorizing us to arrest the two brothers, Useyn Rahmanov, the chairman of the Council of People's Commissars of the Azerbaijani SSR, and Stalin, the first secretary of the Nakhichevan regional committee of the party Hasan Rahmanov, Stalin further writes: "We ask you to cleanse the Nakhichevan republic, contaminated by Hasan Rahmanov, from all evil spirits. Keep in mind that the Nakhichevan Republic is the most dangerous point in the entire Transcaucasus. It is necessary to put a real Bolshevik-tested leadership there ... ".

In total, 275,000 people were to be arrested and convicted in the coming months. The order noted that according to the first category, in other words, 82,700 people should be sentenced to be shot, and 193,000 people - to long terms of imprisonment. The norm for Azerbaijan was established in accordance with the resolution of the Politburo of the Central Committee of the CPSU (b) of July 10, 1937.

Keeping in secret all the circumstances of arrests, convictions and incidents in the execution of extrajudicial sentences, Azerbaijan condones the criminals and does not give hope for the termination of such state actions in the future.

Eldar Zeynalov:

"The law has such a provision that" in exceptional cases, in the interests of the state and the people, "they can classify the repressed people's cases after the expiration of the deadline so that they "do not disclose the methods of operative investigation "and" not violate the rights of people who collaborated with bodies". But if you take into account what methods were used then, what kind of false information was given by "agents, and that officially it was condemned both during the time of the USSR and in the period of independence, then keeping secret obviously does not meet the interests of the people and the state, if we are talking about the 1920s and 1930s, who of them lived to the age of 110. All the NKVD agents of that time died, and their children and grandchildren are not responsible for their grandfather's crimes.

Children do not bear responsibility for the guilt of the fathers, but in Azerbaijan the children of repressed cannot find out where they are buried, as well as at whose denunciation their ancestors were shot by the " order of NKVD". The 37th year has not ended for us ...

Bizdə 37-ci il başa çatmaq bilmir


2018 Yanvar 03 (Çərşənbə)  14:21:47
Kamal Əli

Bakılı Aza Rəhmanova öz vəsaiti ilə qəbirstanlıqda qohumları və Sovet siyasi repressiyalarının qurbanı olmuş bütün azərbaycanlılar üçün kiçik ailə panteonu tikdirib. Rəhmanovlar ailəsinin 17 üzvü kommunizm təzyiqinə məruz qalıb.

Azərbaycanda kommunizm qurbanlarına həsr olunmuş abidə yoxdur. Bundan başqa, SSRİ-nin dağıldığı zamandan etibarən Azərbaycan Respublikasının rəhbərləri, tək-tük hallar istisna olmaqla, xüsusi xidmətlərin arxivlərini açmaqdan imtina edirlər (İnformator Elçin Behbudovun adı açıqlanıb). Daxili işlər Xalq Komissarlığı - DTK tərəfindən törədilmiş dövlət cinayətlərinin gizlədilməsi xətti bu gün də davam etdirilir.

"Ömrüm boyu fədakarlıqla xidmət etdikləri rejim tərəfindən təqsirsiz olaraq repressiyaya məruz qoyulmuş, məhv edilmiş doğmalarımın - atamın, əmimin məzarının olmaması fikri mənə rahatlıq vermirdi. Əlimə imkan düşən kimi Bakı qəbirstanlığında repressiyaya məruz qalmış qohumlarımın və dəhşətli repressiya illərində həlak olmuş bütün azərbaycanlıların xatirəsinə abidə ucaltdım", deyə A.Rəhmanova ailənin faciəsindən danışıb.

Azərbaycan Hüquq Müdafiə Mərkəzinin icraçı direktoru Eldar Zeynalov Turan-la söhbətində Stalin gülləbaranından 80 ildən çox vaxt keçməsinə baxmayaraq, ölkə rəhbərliyinin repressiyaya məruz qalanların cinayət işlərini açmaq istəməməsinə təəccübünü bildirib. "Arxivləri ona görə açmırlar ki, gizli informatorların-xəbərçilərin, məhkəmədənkənar "üçlüyün" və təqsirsiz insanlar barəsində hökm çıxaran digər dövlət qurumlarının üzvlərinin adlarının və milliyyətlərinin üzə çıxmasından qorxurlar", Zeynalov belə ehtimal edir.

2013-cü ildə MTN A.Rəhmanovanın atasının 80 il əvvəlki (1937-ci il) işi ilə tanış olmasına imkan yaratmaqdan imtina edib. Bunun iş üzrə şahid ifadəsi verən şəxslərin - yəni xəbərçilərin və yalançı şahidlərin hüquqlarının müdafiəsi məqsədilə edildiyini izah ediblər. İmtina edərkən qanunvericiliyə istinad ediblər, odur ki, bu, keçmiş MTN rəhbərliyinin öz təşəbbüsü deyildi.

2017-ci ilin sentyabrında DTX-yə xahişlə müraciət edən digər bir azərbaycanlıya da imtina cavabı verilib. "İş" 1934-cü ilin dekabrında Kirovun qətlindən sonra həbs edilmiş və 1935-ci ildə mühakimə edilmiş Azərbaycan almanına aid idi. Onun işinin kimin maraqlarına toxuna biləcəyi aydın deyil. Amma almanın nəticəsinin işlə tanış olmasına icazə verməyiblər. Dövlət yüz ilə yaxın bir müddətdən sonra böhtana məruz qalanların hüquqlarını pozaraq, böhtançıların hüquqlarını müdafiə edir, bir halda ki, hər ikisi artıq dünyasını dəyişib, deyə Zeynalov bildirib.

Azərbaycanda Rusiyanın təcrübəsini təkrar edirlər. 2016-cı ilin yanvarında Rusiya Federasiyasının Dövlət Sirrinin Müdafiəsi üzrə Komissiyası 1917-ci ildən 1991-ci ilə qədər xüsusi xidmətlərin işi haqqında məlumatların məxfilikdən çıxarılması haqqında ərizəni təmin etməkdən imtina edib. Komissiya Ümumrusiya Fövqəladə Komissiyası - Daxili İşlər Xalq Komissarlığı - Dövlət Təhlükəsizliyi Komitəsinin iş metodları haqqında məlumatın aktuallığının hələ də davam etdiyi, onların yayılmasının RF milli təhlükəsizliyinə ziyan vura biləcəyi barədə qərar verib, - deyə komissiyanın ərizə müəlliflərindən biri vəkil İvan Pavlova cavabında bildirilir.
Ukraynada xüsusi xidmət arxivlərinin açılması prosesi prezident V.Yuşenko zamanında başlayıb. Prezident V.Yanukoviç zamanında proses dayandırılıb. Amma Yanukoviçi əvəz edən prezident V.Poroşenko arxivləri açmayıb.
Bu sahədə ən cürətli qanunvericilik xüsusi xidmət arxivlərini məxfilikdən çıxaran Çexiyada qəbul edilib.

Azərbaycanda repressiyaya məruz qalanların sayı haqqında dəqiq rəqəm oxdur. Professor Eldar İsmayılovun məqaləsindən:

- 31 yanvar 1938-ci il tarixində bolşeviklərin Ümumittifaq Kommunist Partiyası Mərkəzi Komitəsinin Siyasi Bürosu ayrı-ayrı respublikalar, vilayətlər və əyalətlər üzrə yeni "repressiyaya məruz qoyulacaq əlavə say" normasını müəyyən edir. Bu dəfə yaxın üç ayda Azərbaycanda 2000 nəfər güllələnməli, 1000 nəfər uzunmüddətli həbs cəzasına məhkum edilməli idi.

İsmayılov İ.Stalinin birbaşa A.Rəhmanovanın ailə üzvlərinə aid əmrindən sitat gətirir. Stalinin Azərbaycan Kommunist Partiyası Mərkəzi Komitəsinin ünvanına 26 sentyabr 1937-ci il tarixli şifroqramında Naxçıvan Muxtar Sovet Sosialist Respublikasında kütləvi repressiyaların başlanması haqqında göstəriş verilir. İki qardaşın - Azərbaycan SSR Xalq Komitəsi Şurasının sədri Hüseyn Rəhmanovun və partiyanın Naxçıvan bölgə komitəsinin birinci katibi Həsən Rəhmanovun həbsinə icazə verən Stalin daha sonra yazır: "Sizdən Həsən Rəhmanov tərəfindən batırılmış Naxçıvan Respublikasını bütün alçaqlardan təmizləməyi xahiş edirik. Nəzərə alın ki, Naxçıvan Respublikası bütün Zaqafqazyada ən təhlükəli məntəqədir. Orada rəhbərliyə əsl sınanmış bolşevistlər qoyulmalıdır...".

Yaxın aylar ərzində ümumilikdə 275 000 nəfər "üçlük" tərəfindən həbs və mühakimə edilməli idi. Əmrdə qeyd edilirdi ki, birinci kateqoriyaya, başqa sözlə güllələnməyə 82700 nəfər, uzunmüddətli həbsə 193000 nəfər məhkum edilməli idi. Azərbaycan üçün norma Bolşeviklərin Ümumsovet Kommunist Partiyasının Siyasi Bürosunun 10 iyul 1937-ci il tarixli qərarına əsasən müəyyən edilmişdi.

Həbs, mühakimə və məhkəmədənkənar hökmlərin icrası hallarını məxfi saxlayaraq, Azərbaycan cinayətkarlarla əlbirlik edir və gələcəkdə bu cür dövlət əməllərinə son qoyulacağına ümid vermir.

Eldar Zeynalov:

- Qanunda belə bir ifadə var ki, "müstəsna hallarda, dövlət və xalqın maraqları naminə" "əməliyyat-axtarış metodlarının üstünü açmamaq" və "orqanlarla əməkdaşlıq edən insanların hüquqlarını pozmamaq" üçün repressiyaya məruz qalanların işlərini müəyyən edilmiş müddət keçdikdən sonra da məxfi saxlamaq olar. Amma həmin vaxt hansı metodların tətbiq edildiyini, casusların hansı yalan məlumatları verdiyini və bu mühakimələrin rəsmi olaraq həm SSRİ dövründə, həm də müstəqillik dövründə olduğunu nəzərə alsaq, məxfiləşdirmə xalqın və dövlətin maraqlarına cavab vermir. Özü də, söhbət 1920-30-cu illərdən gedirsə, onlardan kim 110 yaşına qədər yaşayıb? Daxili İşlər Xalq Komissarlığının o vaxtki bütün casusları ölüb, ata-babalarının cinayətləri isə onların övladlarına və nəvələrinə aid deyil.

Övladlar atalarının təqsirinə görə cavabdeh deyil, amma Azərbaycanda repressiyaya məruz qalanların övladları onların harada dəfn edildiyini, ata-babalarının necə və kimin xəbərçiliyi ilə "enkavedeçilər" tərəfindən güllələndiyini öyrənə bilmirlər. Bizdə 37-ci il başa çatmaq bilmir...

http://www.contact.az/ext/news/2018/1/free/Social/az/67972.htm

37-й год у нас не завершается

2018 Январь 03 (Среда)  14:21:47
Кямал Али

Бакинка Аза Рахманова построила на свои средства  на кладбище маленький семейный пантеон родственникам и всем азербайджанцам - жертвам советских политических репрессий.  В семье Рахмановых под коммунистический пресс попали 17 человек.

B Азербайджане памятника жертвам коммунизма нет. Более того, со времени развала СССР руководители Азербайджанской Республики отказываются раскрывать архивы спецслужб, за исключением единичных случаев (раскрыто имя информатора Эльчина Бехбудова). Линия сокрытия государственных преступлений, совершенных НКBД-КГБ, продолжается по сей день.

"Bсю жизнь мне не давала покоя мысль, что мои родные - отец, дядя, - невинно репрессированные, уничтоженные режимом, которому беззаветно служили, не имеют места упокоения. Когда у меня появилась такая возможность, я построила на Бакинском кладбище мемориал памяти репрессированных родственников и всех азербайджанцев, погибших в страшные годы репрессий", - раскрыла трагедию семьи А. Рахманова.

Исполнительный директор Правозащитного Центра Азербайджана Эльдар Зейналов в беседе с Turan удивлялся принципиальному нежеланию руководства страны раскрывать уголовные дела репрессированных, несмотря на то, что со времени сталинских расстрелов прошло больше около 80 лет. "Архивы не открывают потому, что боятся оглашения имен и национальностей тайных информаторов-стукачей, членов внесудебных "троек" и других госструктур, выносивших приговоры невинным людям", - предполагал Зейналов.

B 2013 году МНБ отказало А.Рахмановой в ознакомлении с делом отца 80-летней давности (1937 г.). Как объяснили, это сделано в целях защиты прав лиц, давших по делу свидетельские показания - то есть доносчиков и лжесвидетелей. Отказывая, они ссылались на законодательство, так что это было не самодеятельность бывшего руководства МНБ.

Такой же отказ был выдан другому лицу, обращавшемуся просьбой в СГБ в
сентябре 2017 года. "Дело" касалось азербайджанского немца, арестованного после убийства Кирова в декабре 1934 и осужденного в 1935
году. Чьи интересы может затронуть его дело, непонятно. Но в ознакомлении с делом правнуку немца отказали. Государство почти столетие спустя защищает права клеветников, нарушая права оклеветанных, притом, что и те, и другие уже мертвы, - сказал Зейналов.

B Азербайджане повторяют практику России. B январе 2016 года комиссия Российской Федерации по защите государственной тайны отказала в удовлетворении петиции о рассекречивании сведений о работе спецслужб  за период с 1917 по 1991 год. Комиссия решила, что сведения о методах работы BЧК-НКBД-КГБ по-прежнему сохраняют актуальность, а их распространение может нанести ущерб национальной безопасности РФ, - говорится в ответе комиссии одному из авторов петиции адвокату Ивану Павлову.

B Украине процесс раскрытия архивов спецслужбы начался при президенте  B.Ющенко. При президенте B.Януковиче процесс был остановлен. Но сменивший Януковича президент B.Порошенко не раскрыл архивы. Самое смелое законодательство в этой области принято в Чехии,
рассекретившей архивы специальных служб. 

Точных цифр о количестве репрессированных в Азербайджане не существует.

Из статьи профессора Эльдара Исмаилова:

- 31 января 1938 года Политбюро ЦК BКП(б) устанавливает новую норму "дополнительного количества подлежавших репрессиям" по отдельным республикам, областям и краям. На этот раз в ближайшие три месяца в Азербайджане надлежало расстрелять 2000, приговорить к длительным срокам заключения 1000 человек.

Исмаилов цитирует приказ И.Сталина, прямо касающийся членов семьи А.Рахмановой. B шифрограмме Сталина в адрес ЦК Компартии  Азербайджана от 26 сентября 1937 года дается указание о развертывании массовых репрессий в Нахчыванской АССР. Санкционировав арест двух братьев - председателя Совнаркома Азербайджанской ССР Усейна Рахманова и первого секретаря Нахичеванского областного комитета партии Гасана Рахманова, Сталин далее пишет: "Просим вас очистить Нахичеванскую республику, загаженную Гасаном Рахмановым, от всякой нечисти. Имейте в виду, что Нахичеванская республика является наиболее опасным пунктом во всем Закавказье. Нужно   поставить там настоящее большевистское проверенное руководство...".

Bсего в ближайшие месяцы подлежало аресту и осуждению "тройками" 275.000 человек. B приказе отмечалось, что по первой категории, иными словами, к расстрелу должны быть приговорены 82.700 человек, к длительным срокам заключения – 193.000 человек. Норма для Азербайджана устанавливалась в соответствии с постановлением Политбюро ЦК BКП (б) от 10 июля 1937 года.

Сохраняя в тайне все обстоятельства арестов, осуждений и приведений в исполнении внесудебных приговоров, Азербайджан потворствует преступникам и не дает надежды на прекращение подобных государственных деяний в будущем.

Эльдар Зейналов:

- B законе есть такая оговорка, что "в исключительных случаях, в интересах государства и народа", могут засекретить дела репрессированных и после истечения установленного срока, чтобы "не раскрывать методов оперативно-розыскной работы" и не "нарушать прав людей, сотрудничавших с органами". Но если учесть, какие тогда применялись методы, какую ложную информацию давали" агенты, и то, что официально это было осуждено как во время СССР, так и в период независимости, то засекречивание явно не отвечает интересам народа и государства. Тем более, что, если речь идет о 1920-30-х годах, то кто из них дожил до возраста 110 лет? Bсе агенты НКBД того времени уже умерли, а их детей и внуков дедовские преступления не касаются.

Дети за вину отцов не отвечают, но в Азербайджане дети репрессированных  не могут узнать, где похоронены, как и по чьему доносу их предки расстреляны "энкавэдэшниками". 37-й год у нас не завершается...

суббота, 23 декабря 2017 г.

Азербайджанские зеки друг друга теснят


21:29 22.12.2017 (обновлено 21:40 22.12.2017) 

Во многих азербайджанских тюрьмах жилплощадь на одного заключенного не отвечает норме, есть нужда в строительстве мест заключения в регионах - но решение этой проблемы зависит от финансирования.

БАКУ, 22 дек — Sputnik, Рамелла Ибрагимхалилова. В Азербайджане тюрьмы переполнены и часто условия размещения одного заключенного не достигают национальных стандартов — четырех квадратных метров на одного человека.

Об этом Sputnik Азербайджан в пятницу, 22 декабря сообщил директор Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов в ходе тренинга-семинара "Взаимодействие общественных и государственных механизмов контроля мест лишения свободы", проводимого в рамках проекта "Усиление роли гражданского общества в обеспечении социально-экономических прав уязвимых групп населения". Проект реализуется Программой развития ООН (UNDP) совместно с Правозащитным центром Азербайджана (ПЦА) при финансовой поддержке проекту оказывает Европейский Союз.

По словам Зейналова, в рамках проекта был проведен мониторинг региональных тюрем, в частности, только что отстроенных и перестроенных пенитенциарных учрежденияй (в Гянджи и Шеки). Представителями ПЦА посещены 15-17 исправительных учреждений и в других местах (Баку и Сальяне).

"Наблюдения показали, что во многих тюрьмах на одного заключенного приходится жилой площади не более чем 2,5 квадратных метра. В некоторых учреждениях условия достигают национального стандарта. Европейский стандарт — это шесть квадратных метров на человека — соблюден в новой шекинской тюрьме и новом туберкулезном корпусе для пожизненно осужденных... В остальных местах все довольно скучено", — сказал Зейналов.

Зейналов отметил, что в республике 17 колоний и четыре следственных изолятора (СИЗО). Есть необходимость в региональных тюрьмах, но решение этой проблемы упирается в финансы.

По его словам, раньше в Азербайджане были уездные тюрьмы, и это была неплохая практика, от которой необоснованно отказались: "Скажем, человека арестовали в Лянкяране, а содержат в СИЗО номер 3 в Баку и каждый раз возят на судебный процесс в район".

Кстати, отметил юрист, побег 23 октября из вагона-тюрьмы на железнодорожной станции Баладжары отчасти совершен по данной причине.

"Если бы было СИЗО в Лянкяране, Али Агами и Этибара Мамедова не пришлось бы возить туда и обратно и побега не было бы. Новый шекинский СИЗО, например оснащен залами судебного заседания. Региональные тюрьмы необходимы, потому что есть апелляционные суды", — заключил правозащитник.


вторник, 19 декабря 2017 г.

Налог на смерть

Общество | Дата: 12.12.2017 | Час: 18:05:00


или Следует ли позаботиться о собственном погребении при жизни 


Ничто не вечно под луной… И никто не вечен. У кого-то короткая жизнь, кто-то доживает до глубоких седин, но, как это ни печально, смерть никого не минует. 

Уход из жизни человека сопряжен со стрессом для его родных, которым трудно смириться с потерей и осознать ее. Но помимо эмоциональной стороны есть еще и материальная. Похороны, как и появление на свет, обычно влетают в копеечку. Как правило, все финансовые расходы ложатся на плечи членов семьи, и хорошо, если у них имеется возможность проводить близкого человека в последний путь как положено. А если никого из родни у покойного нет? 

Во времена СССР многие бабушки копили так называемые «похоронные» деньги, не желая даже после смерти становиться для кого-то источником трат и проблем. Но после распада СССР средства эти обесценились, превратившись в гроши. И сейчас, когда девальвация может произойти в любой момент, откладывать на «черный день» как-то нецелесообразно. Если уж копить, то в твердой валюте, но вряд ли старики разбираются в тонкостях современной экономики… 

Недавно в России работники ритуальной сферы предложили ввести налог… на смерть. Ежемесячные отчисления из зарплаты будут гарантировать людям достойные похороны. Эксперты Минстроя РФ готовят новый проект закона «О погребении и похоронном деле», согласно которому будут увеличены выплаты на гарантированный перечень ритуальных услуг. Однако представители этой сферы считают, что таких мер недостаточно – россияне, мол, должны сами позаботиться о достойном уходе в мир иной. Сделать это предлагается с помощью ежемесячных обязательных отчислений из зарплаты.

Нужно ли обязать наших граждан позаботиться о своих похоронах при жизни? С этим вопросом корреспондент газеты «Каспiй» обратилась к главе Центра исследований устойчивого развития Нариману Агаеву

По словам нашего собеседника, в Азербайджане нет никакой надобности в таком налоге. По его словам, в силу национального менталитета, у азербайджанцев проблем с погребением не возникает, даже если человек был одиноким.

- Если у покойного нет родных, деньги на похороны, как правило, собирают соседи, знакомые, коллеги. В крайнем случае всегда есть исполнительная власть, в бюджете которой заложены траты на погребение одиноких неимущих граждан. Правда, сумма на похороны весьма скромная, однако для того, чтобы похоронить человека, ее вполне достаточно. Если говорить о тратах на погребение, то сегодня похороны со всеми ритуалами обходятся родственникам примерно в 3-4 тысячи манатов. Если в Азербайджане ежегодно умирает около 72 тысяч граждан и на каждого из них родственники тратили в 2015 году в среднем 5 тысяч манатов, чтобы похоронить, совершить все необходимые религиозные ритуалы и устроить поминки, то в общей сложности ежегодный оборот от ритуальных услуг в стране составлял тогда 36 миллионов манатов, - отметил Н.Агаев.

Он подчеркнул, что на сегодняшний день эта сумма сократилась примерно на 6 миллионов манатов, несмотря на то, что цены на все возросли.

- Дело в том, что граждане теперь зачастую отказываются от еженедельных поминок, организуя только 40 дней и год со дня смерти родственника. В итоге похороны, установка памятника, поминки и прочие ритуальные услуги обходятся как минимум в 3-4 тысячи манатов. Речь идет о самых скромных расходах на погребение. Далеко не все граждане знают, что государство в случае смерти работавшего гражданина обязано выплатить его родственникам две заработные платы усопшего, а в случае обращения в муниципалитет - 200 манатов на погребение, - сказал эксперт.

Председатель Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов, в свою очередь отметил, что не слышал, чтобы в каких-нибудь странах мира применялся налог на смерть. То, что его предлагают в России, звучит, по меньшей мере, странно и вызывает немало вопросов. 

- А на какие средства тогда будут хоронить малолетних граждан, безработных, неопознанные трупы, умерших заезжих иностранцев? Что делать в том случае, если человек получает минимальную зарплату, которая, как известно, существенно ниже прожиточного уровня? Отчисления из нее будут заботой о достойных похоронах или о том, чтобы они произошли как можно скорее? Одним словом, очень много несостыковок, предложение выглядит недоработанным. 

Может быть, в Азербайджане и реально создать нечто похожее на предложенную в России модель, но такой налог должен выплачиваться в добровольном порядке. Тогда необходимо будет государственное страхование, иначе появится много мошенников. Может получиться и так, что ритуальные агентства будут заключать договор с гражданами, а получив деньги, не выполнят свои обязательства или же объявят себя банкротами, - отметил правозащитник.

Независимый экономист Сейфал Алиев поделился с нами своим мнением на сей счет. По его словам, «налог на смерть» - это даже звучит кощунственно. Он отметил, что в бывшем СССР, и в частности в России, немало людей, живущих за чертой бедности, и уж они точно не смогут платить налог на смерть, поскольку выживают с трудом. 

Конечно, было бы хорошо разработать действенный механизм, при котором желающие могли бы копить на собственные похороны и быть уверенными, что эти деньги после их смерти не пропадут, а будут использованы по назначению. Однако подобное должно осуществляться только в добровольном, но никак не в принудительном порядке. 

Елена МАЛАХОВА 

http://kaspiy.az/news.php?id=72729