суббота, 10 июня 2017 г.

Евросуд вспомнил о Рафиге Таги

Коммуницированы две жалобы, связанные с убитым в 2011 г. журналистом

Сегодня лишь узкий круг людей помнит, что европейский выбор Азербайджана не обошелся без жертв, одной из которых стал журналист Рафиг Таги (Тагиев). Зарабатывавший на жизнь врачебной практикой, он в то же время был автором многих стихов, рассказов, очерков и статей, опубликованных в Азербайджане и за рубежом. За одно из эссе его даже исключили из Союза писателей, в котором он до этого состоял 16 лет.

Родившийся 5 августа 1950 года в селе Хоччобанлы Масаллинского района, он не понаслышке был знаком с бытующими в южном регионе религиозными догмами, которые вызывали его неприятие. 1 ноября 2006 года он опубликовал в газете «Санат» полемическую статью «Мы и Европа». В ней европейские и христианские моральные ценности были противопоставлены исламским. Статья вызвала живую дискуссию в Азербайджане и Иране, так как исламистские круги расценили ее как оскорбление верующих. 

В частности, один из известных религиозных лидеров Ирана, Аятолла Мохаммад Фазель Лянкарани, отвечая на запрос неких анонимных верующих из Азербайджана, как надо реагировать на такого рода высказывания, заявил, что с Р.Таги надо поступить как с богохульником. С учетом норм шариата и в переводе на обычный человеческий язык эта «фетва» - официальное разъяснение религиозным авторитетом   означала смертный приговор. 

В пос. Нардаран под Баку и перед посольством Азербайджана в Тегеране прошли шумные акции протеста, где звучали открытые угрозы убийством. А что же власти Азербайджана?

Они отреагировали на ситуацию с Р.Таги противоречивым образом. Хотя журналиста с семьей и взяли под охрану и поменяли им место жительства, но 11 ноября 2006 г. против него и главного редактора опубликовавшей статью газеты Самира Гусейнова было возбуждено уголовное дело. 15 ноября Насиминский районный суд санкционировал их арест по обвинению в разжигании религиозной розни (статья 283 Уголовного Кодекса).

Впоследствии, 4 мая 2007 года Сабаильский районный суд на основании экспертизы текста признал журналистов виновными и приговорил соответственно к 3 и 4 годам лишения свободы.  Этот приговор впоследствии был поддержан Апелляционным и Верховным судами. Впрочем, уже 28 декабря 2007 года оба осужденных попали под традиционное помилование, приуроченное к Дню солидарности азербайджанцев, и были освобождены.

Через несколько лет, в контексте «Арабской весны» затронутая Р.Таги тема снова стала актуальной. 10 ноября 2011 года Р.Таги опубликовал статью «Иран и неизбежность глобализации», в которой подверг критике религиозный характер иранского государства и проводимую им международную политику.

Спустя несколько дней, 19 ноября 2011 года, когда Р.Таги возвращался домой после ночного дежурства, он был атакован неизвестным. Как установила экспертиза, ему нанесли 7 ударов ножом и сломали 2 ребра, повредив диафрагму, желудок, селезенку. Журналист сам дошел до дома и прожил еще 4 дня, даже успев дать интервью радио «Азадлыг». После операции его перевели из отделения интенсивной терапии в общую палату. В день смерти медсестра сделала ему какую-то инъекцию, после которой пациент почувствовал себя плохо и скончался менее чем через час. Это дало почву для различного рода слухов.

Следует отметить, что сын вынесшего смертный приговор и уже скончавшегося к тому моменту аятоллы Лянкярани – аятолла шейх Мухаммед Джавад Лянкярани 28 ноября 2011 года опубликовал на семейном сайте «Заявление об исполнении приговора вероотступнику Рафику Таги». В нем азербайджанский народ поздравили с тем, что «рука Всевышнего появилась среди мусульман и отправила в ад нечестивца, оскорбившего Пророка... Вне всяких сомнений, исполнивший этот приговор, который обрадовал мусульман, получит большой подарок от всевышнего… Я поздравляю мусульман мира и прежде всего, народ Азербайджана и чту память Аятоллы Ленкорани - человека, вынесшего смертельную фетву (приговор) этому нечестивцу».

Хотя уже 20 ноября 2011 г. было возбуждено уголовное дело по попытке умышленного убийства, убийцу так и не нашли. Жена убитого, Маила Тагиева была признана потерпевшей. Она ходатайствовала о том, чтобы следователи изъяли и приобщили видеозаписи с камер наблюдения по маршруту следования Р.Таги, а также отследили, с каких мобильных телефонов в этом районе были сделаны звонки. Впоследствии, она подняла также и вопрос о возможном убийстве мужа в больнице. Однако следователь отклонил все эти запросы и известил ее, что доступ к материалам дела будет ею получен лишь после завершения предварительного следствия.

13 января 2012 года вдова обратилась в Насиминский районный суд с жалобой на неэффективность уголовного расследования. Однако суд отказался рассматривать эту жалобу. Спустя год, новая жалоба, уже на не предоставление доступа к делу, тоже была отклонена Третья жалоба, на бездействие следователя, тоже была отклонена.

8 ноября 2013 года делопроизводство остановили за невозможностью установить личность преступника. Но и в этом случае, доступ к материалам дела вдове не дали, т.к. дело формально не было закрыто. Новая жалоба, поданная в апреле 2014 на неэффективность расследования, качество медицинской помощи и невыполнение государством своей обязанности по защите журналиста, была отклонена Насиминским райсудом, посчитавшим, что следственные органы приняли все необходимые меры.

Заявительница пыталась обжаловать решение следователя, но 2 мая 2014 г. Бакинский Апелляционный Суд отклонил жалобу.

Сейчас, годы спустя после описанных событий, Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) начал коммуникацию по двум жалобам. Первая (No. 13274/08) была подана в марте 2008 самим Р.Таги и С.Гусейновым и касается предположительного нарушения свободы выражения мнения уголовным наказанием за статью о европейских и исламских ценностях. ЕСПЧ задал ряд вопросов, касающихся возможного нарушения статей 7, 9, 10 Европейской Конвенции по правам человека и запросил у властей Азербайджана копии всех документов, послуживших основанием для уголовного наказания, включая заключение лингвистическо-исламоведческой экспертизы газетной статьи.

Интересы умершего Р.Таги представляет его вдова Маила Тагиева. Она же является заявителем и во второй коммуницированной жалобе (No. 72611/14), предметом которой является неспособность властей защитить журналиста, которого преследовали за его журналистскую деятельность, и эффективно расследовать убийство, а также отсутствие у заявительницы эффективного средства защиты для обжалования действий следователя. Чтобы определить, имели ли место нарушения статей 2, 10 и 13 Конвенции, ЕСПЧ задал ряд вопросов по делу, а также запросил документы из следственного дела.

Оба дела обещают создать интересные национальные прецеденты. Так, в первом из них ЕСПЧ должен высказаться о том, где проходит грань между критикой Ислама и уголовно наказуемым оскорблением верующих, что весьма актуально для Азербайджана с его преимущественно мусульманским населением. 

Каковы перспективы второй жалобы, видно из недавнего решения ЕСПЧ по делу «Рушания Гусейнова против Азербайджана» (No. 10653/10, 13 апреля 2017).  Оно касалось неэффективности раскрытия убийства другого журналиста – Эльмара Гусейнова. При похожих жалобах, ЕСПЧ установил нарушение статьи 2 (право на жизнь) Конвенции и определил вдове компенсацию морального ущерба и судебных издержек в размере 30 тыс. евро.

Обычно коммуникация, при которой происходит обмен аргументами сторон, занимает не менее года. В данном случае ситуация осложняется тем, что ведший первое дело юрист Исахан Ашуров тоже скончался, и его будет необходимо заменить.

Эльдар Зейналов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.