суббота, 17 июня 2017 г.

Дедовщина под прицелом Евросуда

Опубликовано решение ЕСПЧ о смерти азербайджанского солдата

Среди разнообразного наследия СССР, полученного нашей республикой, есть и унаследованная от Советской Армии «дедовщина», или практика издевательств старших солдат над младшими. Временами эти «неуставные отношения» заканчиваются смертями жертв.

Институт военных исследований «Хазар» («Каспий») на основе анализа открытых источников считает, что потери вооруженных сил Азербайджана в 2016 г. составили 147 человек, из них 38 погибли в не боевых условиях. Среди небоевых потерь отмечены самоубийства (10), убийства со стороны сослуживцев (8), смерти по неосторожности или в результате несчастных случаев (8). Остальные смерти приходятся на автоаварии, болезни или произошли по неизвестным причинам.

Было бы неправильным отрицать, что самоубийства могут происходить из-за несчастной любви, убийства – из-за случайного выстрела, а несчастные случаи бывают и случайными. Поэтому так важно качественное расследованин каждого такого случая.

Первым этапом такого расследования является дознание в виде проведения неотложных следственных действий в целях установления и оформления следов преступления. В армии функцию дознавателей выполняют командиры воинских частей. Они имеют право на задержание и допрос, освидетельствование, обыск и выемку и т.д. При этом, в случае смерти от неуставных отношений, дознание фактически попадает в руки заинтересованного лица, которое несет ответственность за случившееся.

Недавно Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по жалобе «Малик Бабаев против Азербайджана» (N 30500/11), связанной со смертью солдата.

Сын заявителя З.Бабаев служил снайпером в Гедабейском районе. Утром 14 ноября 2009 г. солдат покинул свой пост и ушел в лес неподалеку, где двое сельчан рубили лес. Воспользовавшись их мобильным телефоном, солдат позвонил отцу и попросил его прислать некоторые вещи и телефонную карту на 10 манатов. Во время разговора он был в хорошем настроении и ни на что не жаловался. Отец купил карту и послал ее данные на телефон сына.

Солдат вернулся на пост и около полудня там раздался выстрел. Прибежавшие на выстрел солдаты обнаружили его тело. Рядом лежала сигаретная пачка, на которой было написано письмо, что он совершил самоубийство, потому что не хочет быть никому обузой, что никто в этом не виноват, и извинялся перед родителями.

Было начато дознание по статье 125 Уголовного Кодекса (доведение до самоубийства). 9 февраля 2010 г. следователь Газахской военной прокуратуры постановил прекратить уголовное дело, посчитав, что в смерти З.Бабаева не было состава преступления. Следователь решил, что солдат совершил суицид в состоянии депрессии, но не было установлено, чтобы кто-то с ним плохо обращался.

Решение оставило много не проясненных моментов. Так, один из солдат (Г.С.) сказал, что в день смерти тот был в плохом настроении и жаловался ему на проблемы с семьей и невестой, а другой - что З.Бабаев, наоборот, был в хорошем настроении и сказал ему, что разговаривал по телефону со своей тещей. Однако у парня не было невесты, тещи и каких-либо семейных проблем. Это подтвердила и Хачмазская районная полиция.

Двое крестьян тоже заявили, что незадолго до смерти он был в хорошем настроении. В письме от 30 ноября 2009 г. из контрразведывательного отдела воинской части указывалось, что в день смерти у убитого был спор с солдатом Г.С. и сержантом С.Х., которые его избили. В сентябре 2010 г., тот же отдел сообщил, что это утверждение в дальнейшем не подтвердилось.

На избиение вроде бы указывал и оторванный карман униформы. По мнению эксперта, это могло быть вызвано контактом с твердым тупым предметом или использованием физической силы. Кроме того, ботинок и носок с правой ноги трупа были сняты. Впрочем, это объяснили тем, что труп якобы переносили с места на место.

Отец обратил внимание и на то, что в предсмертном письме солдат называет родителей «ата» и «ана», хотя всегда называл их «папа» и «мама». Однако шанса взглянуть на записку отцу не дали, так как следователь постановил ее уничтожить.

По мнению отца, сына или убили, или довели до самоубийства. Отец заявил, что солдат жаловался на сержанта С.Х., который принуждал сына просить у отца телефонные карты, и просил проверить список его звонков.

По жалобам отца, военный суд и военный прокурор несколько раз отменяли решения следователя и возвращали дело на доследование. Однако каждое новое решение почти буквально повторяло предыдущие.

В конце концов, Бакинский Апелляционный суд отказал Бабаеву в удовлетворении его жалоб на действия следователя. Пройдя все инстанции, Бабаев пожаловался в ЕСПЧ на нарушение статей 2, 3 и 6 Европейской Конвенции по правам человека, которые гарантируют право на жизнь, запрет пыток и жестокого обращения и право на справедливый суд.

Рассмотрев аргументы сторон, ЕСПЧ не увидел причин оспаривать вывод властей о самоубийстве. Но у покойного не было и видимых признаков суицидального настроения. Поэтому, по мнению суда, власти не виновны в нарушении содержательной части права на жизнь (ст.2 Конвенции).

По-другому обстоит дело с процедурным аспектом права на жизнь, где Евросуд нашел нарушение.

Менее чем за год, решения следователя трижды отменялись прокурорами и судами, что указывает на серьезные недостатки в проведении следствия. Следователь посетил место события лишь 2 месяца спустя после самоубийства. Он так и не проверил заявление о вымогательстве телефонных карт, не допросил и начальник отдела контрразведки.

Кроме того, ЕСПЧ отметил, что место происшествия было обследовано командиром воинской части в присутствии свидетелей из числа солдат той же части. Такое обследование, проведенное военнослужащими той же военной части, в которой служил погибший, не может рассматриваться как часть «эффективного расследования» для целей статьи 2 Конвенции, так как оно было проведено лицами, которые не могли рассматриваться как независимые.

Суд счел необходимым компенсировать заявителю моральный ущерб в размере 15.000 евро.

В июле 2010 г., в ответ на указания президента и на критику правозащитников Военная прокуратура республики отрапортовала, что в Вооруженных силах «обеспечена раскрываемость на уровне 99,2%, а в случаях тяжких и особо тяжких преступлений раскрываемость обеспечена полностью». Решение ЕСПЧ иллюстрирует, как могли быть получены эти показатели.

Не случайно в ноябре 2015 г. Комитет Против Пыток ООН в мнении по отчету Азербайджана выразил обеспокоенность «дедовщиной» и необъясненными смертями призывников, включая суициды. КПП потребовал проведения быстрого и эффективного расследования каждого случая смерти в небоевой обстановке, наказания виновных и предотвращения таких инцидентов в будущем.

Остается надеяться, что прецедент, созданный данным решением ЕСПЧ, побудит военное ведомство и прокуратуру ответственно отнестись к выполнению данной рекомендации ООН. Помимо прочего, решение ЕСПЧ, которое вступит в силу 1 сентября, носит обязательный характер и предусматривает не только выплату компенсации, но и отмену решений, принятых судами Азербайджана. А значит, появится надежда на то, что дело заново расследуют и виновных накажут.

Эльдар Зейналов.

Газ. "Эхо", 27.06.2017 г.

http://ru.echo.az/?p=60478

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.