среда, 7 июня 2017 г.

Эффективность следствия поставлена под вопрос

ЕСПЧ коммуницировала жалобу беглого ректора университета

Четыре года назад, наши СМИ сотрясала сенсация, в которой тугим узлом были связаны коррупция, мошенничество, похищение людей, торговля человеческими органами. В центре этой бури был ректор «Азербайджанского Международного Университета» (АМУ) Эльшад Абдуллаев.

Напомним, что при  АМУ действовал Медицинский центр, при котором в 2009 г. незаконно были осуществлены по меньшей мере 13 операций по трансплантации человеческих органов. Среди клиентов были 11 израильтян, 1 француз и 1 американец. В качестве доноров использовались граждане Украины. Оттуда, собственно, клубок и был размотан украинскими правоохранителями, в то время, как в Азербайджане возможность «черной трансплантологии» одно время отрицалась.

Против Э.Абдуллаева и руководителя Медицинского Центра Дилары Исмайловой было возбуждено уголовное дело по прозаической статье 308.2 (превышение должностных полномочий) и более экзотической статье 137.3 (купля-продажа человеческих органов или тканей) Уголовного кодекса. Однако сидеть Д.Исмаиловой прошлось одной, так как ректор еще в 2010 г. скрылся за границей, во Франции, и по этой причине до сих пор находится в международном розыске.

Правда, черных трансплантологов выдают в Азербайджан менее охотней, чем посетивших Карабах блогеров. Из безопасного далека Э.Абдуллаев и нанес ответный удар в виде публикации 20 видеороликов, компрометирующих представителей различных госструктур и частных лиц, представлявшихся уполномоченными должностных лиц. 

Оказывается, что ректор не ограничился этим, и сейчас судится с властями Азербайджана в Европейском Суде по Правам Человека (ЕСПЧ). Во всяком случае, в мае этого года властям была коммуницирована его жалоба за номером 24950/14, касающаяся исчезновения его брата Махира Мустафаева, работавшего завкафедрой Академии ныне уже не существующего Министерства Национальной Безопасности. 13 октября 2003 г.  он вышел из дома и больше не возвращался.

Хотя Э.Абдуллаев и обратился в правоохранительные органы, но результата это не дало. Тогда Э.Абдуллаев нанял адвоката и обратился в суд с жалобой на бездействие правоохранительных органов. Лишь месяц спустя было возбуждено уголовное дело по статье 144.2.6 УК (похищение человека), а чуть позже в Баку нашли и машину пропавшего брата. 24 января 2004 г. Э. Абдуллаев получил статус потерпевшего, а 6 января 2005 г. дело переквалифицировали по статье 120.1 (умышленное убийство).

С этого момента все письма и жалобы потерпевшего стали подшивать в дело, обещая проинформировать его, когда расследование даст результат. Одновременно ректору угрожали, ввиду чего он уехал во Францию и ведет дела оттуда через адвоката. На очередной запрос информации о прогрессе расследования, сделанный в июле 2012 года, прокурор ответил отказом, обосновав это тем, что, согласно статьям 87 и 102 Уголовно-Процессуального Кодекса, потерпевший получает доступ к материалам дела лишь по окончании предварительного следствия. Из ответа следовало, что по делу был осуществлен ряд следственных действий, впрочем, без видимого результата. По какой-то причине, следователь в 2005-2007 гг. запрашивал правовую помощь у российских коллег.

22 августа 2012 г. заявитель подал на это решение следователя жалобу в Насиминский районный суд, требуя доступа к документам уголовного дела. Суд отказал, ссылаясь на то, что решения такого рода не могут быть оспорены в суде.  Бакинский Апелляционный Суд 7 сентября 2012 г. поддержал это решение. Верховный Суд не принял кассационную жалобу, сославшись на то, что решение апелляционной инстанции окончательное и обжалованию не подлежит.

После этого Э.Абдуллаев подал жалобу в ЕСПЧ на неэффективность расследования исчезновения его брата. Он, в частности, ссылается на статьи 2 (право на жизнь), 3 (право не подвергаться пыткам), 6 (право на справедливый суд) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 

Судя по опубликованному решению ЕСПЧ о коммуникации дела, Евросуд задал уместные в этом деле вопросы по статье 2 об эффективности следствия и статье 13 о наличии эффективного средства правовой защиты в случае нарушения статьи 2. Кроме того, у правительства была запрошена детальная информация о следственных и иных шагах, предпринятых национальными властями. В частности, и та, в доступе которой заявителя отказали национальные суды – копии всех документов, касающихся уголовного процесса по исчезновению брата заявителя.

Эльдар Зейналов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.