суббота, 20 мая 2017 г.

Расстрел со смертью «от компенсированного порока сердца»

Или как революционер в 1937 году стал немецким шпионом

Вот и прошла очередная годовщина великого Дня Победы 9 мая. И в очередной раз миллионы людей восприняли эту дату как символ победы не над идеологией фашизма, а над Германией и даже Европой. Во многом это коренится в далеких 1930-40-х годах, когда слова «немец» и «фашист» благодаря официальной советской пропаганде стали почти синонимами.

До времен Великого Террора 1937-38 годов исключение делалось хотя бы для немецких коммунистов-политэмигрантов. Однако оперативный приказ НКВД №00439 от 25 июля 1937 г. бросил тень и на них, объявив работающих «на важнейших, и в первую очередь оборонных, предприятиях промышленности» и на железных дорогах германских подданных потенциальными шпионами. Все они подлежали аресту, и после следствия - суду Военной коллегии Верховного суда или Особого совещания при НКВД. Вопрос об аресте германских подданных, работавших во всех других отраслях народного хозяйства, решался в Москве.

Иностранцы, вынужденные покинуть Германию из-за преследований своего правительства, проживали и в Азербайджане. Эти люди стали жертвой революционных авантюр Коммунистического Интернационала. Идея разжечь революцию в Германии не давала покоя нескольким поколениям советских коммунистов вплоть до падения Берлинской стены в 1989 г. Как результат, СССР стал Меккой для авантюристов и убежищем для революционеров из этой страны.

Одним из них был Герман Христианович Безольд, родившийся 5 ноября 1893 г. в Нюрнберге. Получив среднее образование, он из-за финансовых затруднений бросил занятия в университете Карлсруэ. В качестве монтера он проработал несколько лет в таких знаменитых фирмах, как Сименс, Крупп и т.д.

В первую мировую войну он был мобилизован и участвовал в боях в Польше и во Франции в качестве сапера и пилота самолета. Получил несколько ранений. После стыки с одним из офицеров в 1917-м его осудили к 15 годам тюрьмы. Но удачно сымитированное сумасшествие позволило ограничить наказание 6 месяцами психбольницы. 

С 1912 года он был социал-демократом, примкнув к радикальному крылу «независимых» (впоследствии – коммунистов). Принял активное участие в ноябрьской революции 1918 года: разбрасывал по всей Баварии листовки с самолета, вошел в Совет Рабочих Депутатов, вооружал рабочих.

В апреле 1919 г. независимым социал-демократам (НСДПГ) и анархистам удалось на месяц установить т.н. «Баварскую Советскую Республику». Безольд работал с с Руди Эгельхофером, командующим Красной армией БСР. После поражения БСР Безольд в сентябре 1919 г. был опознан, арестован и приговорен к 3 годам тюрьмы. Ему удается бежать в Швейцарию.

В 1921-м Безольд возвращается в Германию, чтобы принять участие в мартовском восстании коммунистов в Саксонии. Вскоре после подавления восстания, он был снова арестован полицией по обвинению во взрывах и осужден на 5 лет тюрьмы. В мае его переводят в госпиталь в Штеттине, откуда ему устроили побег. По распоряжению ЦК Компартии Германии его переправляют в СССР.

Из документов видно, что удачливым беглецом из-под арестов уже тогда заинтересовались советские спецслужбы. Спустя 4 года после прибытия Безольда в СССР, Москва поручает ИККИ послать в Германию запрос о нем. Тем более, что Безольд настойчиво просит работу и перевод из германской в российскую компартию.

Спустя несколько месяцев по тайным каналам Коминтерна приходят рекомендации от депутатов Баварского и Прусского парламентов (ландтагов) от коммунистов Йозефа Цойнера и Вильгельма Пика. Последний возглавлял Красную помощь Германии. Эдвин Гёрнле, который представлял КПГ в ИККИ, также подтвердил членство Безольда в КПГ и то, что он был послан в Россию как политический беженец по решению Центра КПГ. В принципе, КПГ также одобрила его перевод в РКП(б). ЦК Международной Организации Помощи Борцам Революции (МОПР), помогавшей преследуемым коммунистам, подтвердила статус политэмигранта и поддержал его просьбу о трудоустройстве в Немецкое отделение Главлита.

В июне 1928 г. Безольда отправили в Азербайджан представителем Наркомвнешторга в Закавказье. Он обосновался в немецкой колонии Еленендорф (ныне Гёйгёль), где в то время жило примерно 2200 немцев. Рядом располагались колонии Георгсфельд (Чинарлы), Траубенфельд (Товуз), Анненфельд (Шамкир). Немцы в этих колониях производили вино. Трудно сказать, где Безольд стал специалистом по виноделию – в его автобиографии за 1923 г. об этом нет ни слова. Возможно, обучился в СССР. Но факт, что в Азербайджане он разработал собственную технологию производства винных кислот, которая была признана лучшей в СССР, и применялась по всему СССР.

При этом принять Безольда в свои ряды советские коммунисты не спешили. Лишь в июле 1931 г. он стал кандидатом в члены ВКП(б). Возможно, причина была в том, что, обосновавшись в СССР, получив работу в кооперативе «Конкордия» и «Азсовхозтресте», женившись, он так и не принял советское гражданство. 

В 1935 г. Азербайджанское Управление НКВД ЗСФСР организовало уголовное дело дело против немецкого кооператива «Конкордия», где велась утилизация отходов винокурения, включая производство винной кислоты. Хотя по делу Безольд проходил лишь как свидетель и не был осужден, но партийные органы подняли вопрос о его гражданстве. За отказ принять советское гражданство его исключили из ВКП(б). Он жаловался, но решение было подтверждено в Баку и Москве. 

По некоторым источникам, после этого в 1936 г. он принял советское гражданство. Однако известно и то, что Безольд в 1937 г. посещал Германское консульство в Тбилиси, по его словам, с целью обмена паспорта. Визит был не типичным для политэмигранта и не прошел незаметно для спецслужб, «опекавших» немецких дипломатов. 

Уже 5 августа 1937 его арестовывают, и с тех пор он исчезает для родных. Из дела видно, что его обвинили по единственной статье 68 УК АзССР (шпионаж). Привлеченные к делу свидетели – некие Вигант и Декнер никаких показаний о виновности Безольда не дали. Сам же Безольд держался на допросах стойко и никакой вины за собой не признал. 

Фактически все дело держалось поэтому на показаниях председателя Госплана Аскера Фарадж-заде, который под пытками дал показания на 250 человек. В частности, он дал неконкретные показания о том, что неоднократно встречался с Безольдом и давал ему информацию об экономическом положении Азербайджана и о настроениях в республике. Члены Военного Трибунала по Закавказскому Военному Округу, пересматривавшие это дело 18 ноября 1955 года, констатировали, что «из этой выписки совершенно ничего не понятно»: был ли он агентом иностранной разведки, выполнял ли какие-то ее поручения, и какие именно.

Безольд требовал очной ставки с Фарадж-заде, однако этого сделано не было, хотя они в тот период содержались в одной и той же тюрьме. Тем не менее, следствие заключило, что он вел шпионскую работу в пользу германской разведки в немецких колониях Закавказья. Как и все дела в рамках массовых операций НКВД, дело Безольда было рассмотрено тройкой НКВД в отсутствие обвиняемого. 19 октября 1937 г. Безольда приговорили к смертной казни и 29 октября расстреляли. 

После того, как с Безольда в 1955 г. были сняты уголовные обвинения, по просьбе его вдовы было пересмотрено и решение о его партийной реабилитации. По иронии судьбы, это означало, что он опять стал кандидатом, а не членом КПСС...

Бездушие и циничность властей выразилась в том, что они так и не признали ни факта расстрела Безольда, ни даже точной даты смерти. Согласно инструкциям «сверху», в 1956 году МВД сообщило органам ЗАГС г.Баку, что он якобы умер 6 сентября 1944 г. «от компенсированного порока сердца».

2 ноября 1937 года арестовывают как «члена семьи изменника родины» и жену Безольда - Надежду Сергеевну. 9 апреля 1938 года Особое Совещание при НКВД СССР приговаривает ее к 8 годам лагерей. После отбытия этого срока проживание в крупных городах для нее было закрыто. В качестве компенсации смерть мужа, годы мучений в лагере, за конфискованное имущество ей выплатили 224 рубля. 

Но она не была единственной, перед кем Советское государство даже не извинилось. В Азербайджане по массовым операциям НКВД были расстреляны 2000 человек. Расстрел еще 953 человек был санкционирован в 1937-38 гг. на основании т.н. «сталинских расстрельных списков». 

А не расстрелянных политэмигрантов-немцев после подписания советско-германского пакта 1939 г. выдали Гитлеру, в немецкие концлагеря. Если бы Безольд не был расстрелян, то и его могла бы ожидать и такая судьба…

Э.Зейналов.

Газета "Эхо", май 2017 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.