четверг, 11 мая 2017 г.

Расстрел по путевке от Компартии Германии

«Мы, коммунисты, все покойники в отпуске» 
(Евгений Левине)

Вот и прошла очередная годовщина великого Дня Победы 9 мая. И в очередной раз миллионы людей восприняли эту дату как символ победы не над идеологией фашизма, а над Германией и даже Европой. Во многом это коренится в далеких 1930-40-х годах, когда слова «немец» и «фашист» благодаря официальной советской пропаганде стали почти синонимами.

До времен Великого Террора 1937-38 годов исключение делалось хотя бы для немецких коммунистов-политэмигрантов. Однако оперативный приказ НКВД №00439 от 25 июля 1937 г. бросил тень и на них: «Агентурными и следственными материалами последнего времени доказано, что германский Генеральный штаб и Гестапо в широких размерах организуют шпионскую и диверсионную работу на важнейших, и в первую очередь оборонных, предприятиях промышленности, используя для этой цели осевшие там кадры германских подданных. Агентура из числа германских подданных, осуществляя уже сейчас вредительские и диверсионные акты, главное внимание уделяет организации диверсионных действий на период войны и в этих целях подготавливает кадры диверсантов».

Нарком Н.Ежов приказал в течение 5 дней арестовать всех германских граждан, проживающих в СССР, работающих (или работавших ранее) в оборонной промышленности и на железных дорогах. Арестованных по завершении следствия предавали суду Военной коллегии Верховного суда или Особого совещания при НКВД. В отношении германских подданных, работавших во всех других отраслях народного хозяйства, и бывших германских подданных, ранее работавших в оборонной промышленности, вопрос об аресте решался в Москве.

Иностранцы, вынужденные покинуть Германию из-за преследований своего правительства, проживали и в Азербайджане. Эти люди стали жертвой революционных экспериментов российских большевиков и созданного ими в марте 1919 г. Коммунистического Интернационала.

Идея разжечь революцию в Германии не давала покоя нескольким поколениям советских коммунистов вплоть до падения Берлинской стены в 1989 г. Эта страна казалась идеальной для коммунистической революции: отсюда происходили классики марксизма, здесь был сильный, организованный, просвещенный рабочий класс. А периодические войны с соседями приводили к поражениям Германии и бедствиям широких народных масс, что в 1918-23 гг. приводило к революционным вспышкам в стране.

Победа социализма в аграрной стране вроде СССР, без поддержки со стороны пролетариата Германии, Англии, США, в тот период казалась утопией. Не удивительно, что руководители ВКП(б) и Коминтерна неоднократно старались спровоцировать в Германии революцию. Как результат, СССР стал Меккой для авантюристов и убежищем для революционеров из этой страны.

Одним из них был Герман Христианович Безольд – безусловно, авантюрный и талантливый немец, родившийся 5 ноября 1893 г. в Нюрнберге. Получив среднее образование, он из-за финансовых затруднений бросил занятия в университете Карлсруэ. В качестве монтера он проработал несколько лет в таких знаменитых фирмах, как Сименс, Крупп и т.д.

«Познакомившись на деле с невыносимой эксплуатацией», 19-летний Безольд в 1912 г. вступил в Социал-демократическую партию Германии и в профсоюз металлистов. В первую мировую войну он был мобилизован и участвовал в боях в Польше в качестве сапера. Вскоре, однако, он был признан непригодным к службе и отправлен в тыл, на военный завод. 

Это был прекрасный повод отсидеться в тылу, однако Безольд записался в летную школу, стал пилотом, получил два ранения в голову во время редких еще в то время воздушных дуэлей во Франции. После выздоровления, его назначили бомбометателем. Но перенесенное ранение сделало бойца нервным. После стычки с одним из офицеров в 1917-м его осудили к 15 годам тюрьмы. Но удачно сымитированное сумасшествие позволило ограничить наказание 6 месяцами психбольницы, после чего он снова вернулся в строй и получил несколько ранений при сражении в Вогёзах в начале 1918 г. 

К ноябрьской революции 1918 г. он пришел уже готовым революционером – разбрасывал в Мюнхене и по всей Баварии листовки с самолета. Вошел в Совет Рабочих Депутатов. Был активистом военной рабочей организации «Акционаусшусс», вооружал рабочих в Ингольдштадте.

В апреле 1919 г. независимым социал-демократам (НСДПГ) и анархистам удалось менее чем на месяц захватить власть в этом регионе и установить там т.н. «Баварскую Советскую Республику». Через неделю правительство БСР на полмесяца возглавил коммунист Евгений Левине, бывший российский эсер. Еще через две недели, коммунисты ушли из правительства. После этого удача отвернулась от повстанцев, и к 5 мая 1919 отрядами проправительственных добровольцев (Фрайкор) были подавлены последние очаги сопротивления. 

Получила известность фраза Левине: «Мы, коммунисты, все покойники в отпуске, и я это осознаю. Я не знаю, продлится ли еще мой отпуск, или мне уже пора отправиться к Карлу Либкнехту и Розе Люксембург» (убитым чуть ранее, в январе того же года).

Эти слова вполне относились и к Безольду, хотя пуля догнала его лишь в 1937. Он работал с Руди (Рудольфом) Эгельхофером, командующим Красной армией БСР и комендантом Мюнхена. После поражения Безольду удалось скрываться до сентября 1919 г., когда он был опознан, арестован и приговорен к 3 годам тюрьмы. Ему удается бежать в Швейцарию.

В 1921-м Безольд возвращается в Германию, чтобы принять участие в мартовском восстании коммунистов в Саксонии. Вскоре после подавления восстания, он был снова арестован полицией по обвинению во взрывах и осужден на 5 лет тюрьмы. В мае его переводят в госпиталь в Штеттине, откуда ему устроили побег. По распоряжению ЦК Компартии Германии его переправляют в СССР.

18 июня 1921 г. он приезжает в Москву, два месяца лечится в санатории и поступает в распоряжение Коминтерна. 5 сентября 1923 г. он пишет заявление о желании перейти в РКП(б).
Однако удачливым беглецом из-под арестов уже тогда заинтересовались советские спецслужбы. Иначе чем объяснить, что 27 февраля 1925 г., то есть после 4 лет проживания Безольда в СССР, Москва задает ИККИ вопрос, «есть ли ответ относительно тов. Безольда из Германии. Если нет, просьба сделать вторичный запрос»?

В апреле 1925 «с революционным приветом» откликнулся некий Йозеф Цойнер – депутат Баварского парламента (ландтага) от коммунистов. Судя по тому, что машинописное письмо не подписано и в нем отсутствуют специфические немецкие буквы, оно было перепечатано с рукописного оригинала, скорей всего, посланного по нелегальным каналам. При Гитлере, в мае 1933 г. Цойнер попадет в концлагерь Дахау и проведет там 2 года, затем он воевал с фашистами в Испании, был в эмиграции, а последние годы жизни был бургомистром в одном из городов Баварии.

Рекомендация со стороны такого человека была весомой. По его словам, товарищ Безольд всегда был в оппозиции в своей партии, относился к ее радикальному крылу, был соучредителем ячейки НСДПГ, курьером, участвовал в вооружении рабочих. Цойнер последний раз слышал о нем в 1919-м, когда тот был арестован, и был рад, узнав, что Безольду удалось сбежать: «Он был всегда там, где было опасно, и он всегда проявлял особенное мужество».

Центр КПГ откликнулся 30 мая и 11 августа 1925, подтвердив за подписью Вильгельма Пика, что Безольд бежал из Германии по политическим мотивам и потому является политэмигрантом. КПГ также в принципе одобрила его перевод в РКП(б), но запросила от Безольда заполненную анкету. 

В другом документе, секретарь ЦК Международной Организации Помощи Борцам Революции (МОПР), помогавшей преследуемым коммунистам подтверждает статус политэмигранта Безольда. МОПР также поддержал его просьбу о трудоустройстве в Немецкое отделение Главлита (тогдашней политической цензуры).

Эдвин Гёрнле, который представлял КПГ в ИККИ, также подтвердил членство Безольда в КПГ и то, что он был послан в Россию как политический беженец по решению Центра КПГ. Самостоятельное бегство из Германии считалось дезертирством.

В деле Безольда есть и написанная по-немецки записка от известного деятеля ВКП(б) и ИККИ Николая Бухарина. Бухарин просит Гёрнле выстретиться и выслушать Безольда, который «живет в очень плохих условиях. Это необходимо изменить. Прошу Вас принять соответствующие меры».

Меры приняли. В июне 1928 г. Безольда отправили в Азербайджан представителем Наркомвнешторга в Закавказье. До 1931 г., когда наркомат назначил в каждую из трех республик отдельного представителя, Безольд являлся ответственным за все Закавказье. Он обосновался в немецкой колонии Еленендорф (ныне Гёйгёль), где в то время жило примерно 2200 немцев. Рядом располагались колонии Георгсфельд (Чинарлы), Траубенфельд (Товуз), Анненфельд (Шамкир). 

Одним из видов деятельности немецких колоний в Азербайджане было производство вина. Трудно сказать, где Безольд стал специалистом по виноделию – в его автобиографии за 1923 г. об этом нет ни слова. Возможно, обучился в СССР. Но факт, что в Азербайджане он разработал собственную технологию производства винных кислот, которая была признана лучшей в СССР, и применялась по всему СССР.

При этом принять Безольда в свои ряды советские коммунисты не спешили. Он стал кандидатом в члены ВКП(б) лишь в июле 1931 г. Возможно, причина была в том, что, обосновавшись в СССР, получив работу, женившись, он так и не принял советское гражданство. 

Это ему припомнили в 1935 г., когда Азербайджанское Управление НКВД ЗСФСР организовало знаменитое в то время дело кооператива «Конкордия». Безольд как раз и работал в «Конкордии» и «Азсовхозтресте», где велась утилизация отходов винокурения, включая производство винной кислоты. Хотя по делу он проходил как свидетель и не был осужден, но партийные органы подняли вопрос о его гражданстве. За отказ принять советское гражданство его исключили из ВКП(б). Он жаловался, но решение было подтверждено в Баку и Москве. 

По некоторым источникам, после этого в 1936 г. он принял советское гражданство. Однако известно и то, что Безольд в 1937 г. посещал Германское консульство в Тбилиси, по его словам, с целью обмена паспорта. Разумеется, такой визит, вообще-то не типичный для политэмигранта, не прошел незаметно и для спецслужб, «опекавших» немецких дипломатов. И с началом «немецкой операции» НКВД за него взялись всерьез.

Уже 5 августа 1937 его арестовывают, и с тех пор он исчезает для родных. Из дела видно, что его обвинили по единственной статье 68 УК АзССР (шпионаж), что было достаточно редким случаем в то время: видимо, вредительство никак не вписалось в его производственные достижения, признанные на всесоюзном уровне. Привлеченные к делу свидетели – некие Вигант и Декнер никаких показаний о виновности Безольда не дали. Сам же Безольд держался на допросах стойко и никакой вины за собой не признал. 

Фактически все дело держалось поэтому на показаниях председателя Госплана Аскера Фарадж-заде, который под пытками дал показания на 250 человек. В частности, он дал неконкретные показания о том, что неоднократно встречался с Безольдом и давал ему информацию об экономическом положении Азербайджана и о настроениях в республике. На этом месте судебного решения члены Военного Трибунала по Закавказского Военного Округа, пересматривавшие это дело 18 ноября 1955 года, сбились с канцелярского языка и констатировали, что «из этой выписки совершенно ничего не понятно»: был ли он агентом иностранной разведки, выполнял ли какие-то ее поручения, и какие именно. 


Безольд требовал очной ставки с Фарадж-заде, однако этого сделано не было, хотя они в тот период и содержались в одной и той же тюрьме. Тем не менее, следствие заключило, что он вел шпионскую работу в пользу германской разведки в немецких колониях Закавказья, и передавал информацию через другого германского политэмигранта - Эрнста Гюнтера, проживающего в Москве. 

Как и все дела в рамках массовых операций НКВД, дело Безольда было рассмотрено тройкой НКВД в отсутствие обвиняемого. Известен ее состав: нарком внутренних дел Ювельян Сумбатов-Топуридзе, председатель Верховного Суда Теймур Кулиев, и от ЦК АКП(б) Джангир Ахундзаде. 19 октября 1937 г. Безольда приговорили к смертной казни и 29 октября расстреляли. 

Бездушие и циничность властей выразилась в том, что они так и не признали ни факта расстрела Безольда, ни даже точной даты смерти. Согласно инструкциям «сверху», родственникам вначале сообщали о том, что человека приговорили к 10 годам лагерей строгого режима, без права переписки. А уже при Хрущеве, в подтверждение этого стали сообщать фиктивную дату в пределах 10 лет с момента ареста, и естественную причину смерти. В случае Безольда, 5 марта 1956 года МВД сообщило органам ЗАГС г.Баку, что он якобы умер 6 сентября 1944 г. от компенсированного порока сердца.

Особенностью массовых операций НКВД 1937-38 годов было то, что после осуждения мужа репрессировались и совершеннолетние «члены семьи изменника родины» (ЧСИР). Не стала исключением и жена Германа, которую он привез из Москвы - Безольд-Калашникова Надежда Сергеевна. Через несколько дней после расстрела мужа, 2 ноября 1937 года арестовывают и ее. 9 апреля 1938 года Особое Совещание при НКВД СССР приговаривает ее к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. После отбытия этого срока проживание в крупных городах для нее было закрыто, и она устроилась преподавательницей Школы Рабочей Молодежи в г.Конаково.

После смерти Сталина, еще не зная, что она вдова, Безольд-Калашникова начала хлопотать о реабилитации мужа и наводить справки о его судьбе. В книге М.Джафарли. «Политический террор и судьбы азербайджанских немцев» рассказывается о том, как она пыталась получить компенсацию за конфискованное имущество, куда входили дом с обстановкой, библиотека из 500 книг и пр. После долгих мытарств ей перевели 224 рубля. В своем письме на имя заместителя председателя КГБ Савченко она написала: «Эта сумма привела меня в полное недоумение… Ведь НКВД отняло у меня все, 20 лет жизни, все имущество, здоровье». 

Но она не была единственной, кого Советское государство оставило с изломанной судьбой, не извинившись и даже не сообщив дату смерти любимого человека. В Азербайджане по массовым операциям НКВД первым секретарем ЦК АКП(б) М.Д.Багировым было запрошено разрешение на расстрел 2000 человек. Кроме того, расстрел конкретных 953 человек был санкционирован в 1937-38 гг. на основании т.н. «сталинских расстрельных списков». А были еще и «двойки» (наркомвнудел и прокурор Союза ССР), и Верховный Суд АзССР, которые тоже вносили свою лепту.

Что касается беглых коммунистов из числа немцев, то после подписания советско-германского пакта 1939 г. многих из них, получивших срок в лагерях, выдали Гитлеру, и они попали уже в немецкие концлагеря. Так что, если бы Безольд не был расстрелян, то его могла бы ожидать и такая судьба…

Э.Зейналов.

P.S. После того, как с Безольда в 1955 г. были сняты уголовные обвинения, по просьбе его вдовы было пересмотрено и решение о его партийной реабилитации. По иронии судьбы, это означало, что он опять стал кандидатом, и так и не стал членом «братской» Компартии...

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.