четверг, 9 марта 2017 г.

Имел ли Хрущев отношение к созданию и деятельности «троек» НКВД?

В одной из мимолетных дискуссий в Фейсбуке мне довелось столкнуться с утверждением, что, раз Хрущев официально не входил ни в одну из троек НКВД, созданных в 1937-38 гг., то он и не ответственен за их деятельность.

Факты, однако, свидетельствуют об обратном.


Как вообще были созданы тройки?


Тройки существовали и раньше, но тройки специально для «кулацкой» и иных массовых операций НКВД были созданы Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) «Об антисоветских элементах» от 2 июля 1937 г.

Согласно документу, «ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных … организаций и всем областным … представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД.

ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке».


Тройка по Московской области


Как мы видим, ответственность за создание тройки по Московской области и определение контингента для репрессий лежала на секретаре Московского обкома ВКП(б), которым в тот момент и до конца 1937 г. был Никита Сергеевич Хрущев.

Во исполнение постановления он уже 10 июля попросил утвердить следующий состав тройки: Реденс, Маслов, Хрущев. То есть Хрущев сам предложил себя в члены тройки. В качестве замены «в необходимых случаях» им был предложен второй секретарь Московского ГК Волков.

Постановлением Политбюро П51/206 от 10.07.1937 Хрущев был назначен членом тройки. Однако окончательный состав троек был установлен оперативным приказом 00447 по НКВД «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» от 30 июля 1937 г. В частности, была назначена тройка и по Московской области, в которую вошли трое членов – С.Ф.Реденс (начальник УНКВД по МО), К.И.Маслов (зампрокурора МО), А.А.Волков (от МГК), предложенных лично Хрущевым.

"Троцкистский след"

Почему остановились на Волкове, неизвестно. Но в тот период «доброжелатели» Н.С. поминали его позицию в начале 1920-х, когда он поддержал троцкистов. Очевидно и то, что, в таком случае, у него был кредит доверия, который в период Большого Террора нужно было отработать.

В поддержку версии о «троцкизме» Хрущева говорят, например, воспоминания Л.М.Кагановича, которого сменил Хрущев на посту 1-го секретаря МГК и МК: 

«Я его выдвигал. Я считал его способным. Но он был троцкист. И я доложил Сталину, что он был троцкистом. Я говорил, когда выбирали его в МК. Сталин спрашивает: „А сейчас как?“ Я говорю: „Он борется с троцкистами. Активно выступает. Искренно борется“. Сталин тогда: „Вы выступите на конференции от имени ЦК, что ЦК ему доверяет“

— Я пишу Сталину записку, кого я выдвигаю. И вот Хрущева выдвигаю. А он был троцкистом. Я должен выступать на конференции. Он подошел ко мне со слезами: «Как мне быть? Говорить ли мне на конференции, не говорить?» Я говорю: «Я посоветуюсь со Сталиным». Сталин сказал: «Ну, хорошо, он был троцкистом. Пусть выступит, расскажет. Потом ты выступишь и скажешь: ЦК знает это и доверяет ему…» Так и было сделано».

Но сыграл ли свою роль этот фактор при замене Волковым уже назначенного Хрущева, доподлинно не известно. Не высказался по этому поводу и сам Хрущев.

Политбюро урезало предложенные Хрущевым лимиты на репрессии

В своей записке в Политбюро Хрущев также предложил репрессировать 33.436 уголовников, из них 6.500 расстрелять, и 7869 кулаков, отбывших наказание и осевших в г. Москве и районах области, из них 2000 – расстрелять. Всего 41.305 человек, из которых расстрелять планировалось 8.500.

Политбюро же утвердило по 1-й категории (расстрел) лимит в размере 5000, а по 2-й - 30 000 человек, всего 35.000. То есть и общее число было чуть меньше, и расстрелять планировалось на 3.500 человек меньше, чем было предложено Хрущевым.

Состав тройки определялся необходимостью оперативного согласования решения по делам между НКВД (следствие), Наркомюста (прокуратуры) и обкома партии. Естественно, что когда какой-то из членов выбывал из тройки по причине отстранения от должности, соответствующая структура его заменяла.

Так, в августе 1937 г. Волков был избран 1-м секретарем ЦК КП(б) Белоруссии и выбыл из тройки и был кем-то заменен. 26 ноября 1937 ввиду отъезда в длительную командировку Маслов был заменен в тройке прокурором г. Москва Маленовым В.А. Реденса 20 января 1938 исключили из тройки в связи с назначением наркомом внутренних дел Казахской ССР. 

За исключением Волкова, остальные члены тройки были впоследствии арестованы как и расстреляны (правда, уже после отъезда Хрущева на Украину). Хрущев в качестве главы Московского обкома знал о деятельности тройки и в 1956 г. сделал доклад с разоблачением культа личности. И при нем же были реабилитированы оба: Маслов - 27 июля 1957 г., Реденс - 16 ноября 1961 г. Кстати, в отношении последнего в 1988 г. реабилитация была отменена, видимо, вследствие протестов еще живых тогда родственников его жертв…


Оценка роли Хрущева партийной комиссией


Во время перестройки 25 декабря 1988 года появилась «Записка Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х – начала 50-х годов» (т.н. «Комиссия Яковлева»). В отличие от хрущевского времени, в этом документе была дана оценка и роли в репрессиях самого Хрущева. В нем говорится:

«Непосредственную ответственность за репрессии и беззаконие, кроме Сталина, несут Молотов, Каганович, Берия, Ворошилов, Жданов, Маленков, Микоян, Хрущев, Булганин, Андреев, С.Косиор, Суслов. Они давали личные указания об арестах, осуждении и расстрелах большого числа партийных, советских, военных и хозяйственных кадров. Для расширения и усиления массовых репрессий на местах, напряженности и взаимной подозрительности члены Политбюро выезжали в местные партийные организации, часто в сопровождении группы работников НКВД. Такие поездки, как правило, сопровождались снятием с работы и арестами первых секретарей обкомов и ЦК компартий союзных республик, репрессиями партийного и советского актива.

…Н.С.Хрущев, работая в 1936—1937 годах первым секретарем МК и МГК ВКП(б), а с 1938 года — первым секретарем ЦК КП(б)У, лично давал согласие на аресты значительного числа партийных и советских работников. В архиве КГБ хранятся документальные материалы, свидетельствующие о причастности Хрущева к проведению массовых репрессий в Москве, Московской области и на Украине в предвоенные годы. Он, в частности, сам направлял документы с предложения ми об арестах руководящих работников Моссовета, Московского обкома партии. Всего за 1936—1937 годы органами НКВД Москвы и Московской области было репрессировано 55 тысяч 741 человек.

С января 1938 года Хрущев возглавлял партийную организацию Украины. В 1938 году на Украине было арестовано 106 тысяч 119 человек. Репрессии не прекратились и в последующие годы. В 1939 году было арестовано около 12 тысяч человек, а в 1940 году — около 50 тысяч человек. Всего за 1938 — 1940 годы на Украине было арестовано 167 тысяч 565 человек.

Усиление репрессий в 1938 году на Украине НКВД объясняло тем, что в связи с приездом Хрущева особо возросла контрреволюционная активность правотроцкистского подполья. Лично Хрущевым были санкционированы репрессии в отношении нескольких сот человек, которые подозревались в организации против него террористического акта.

Летом 1938 года с санкции Хрущева была арестована большая группа руководящих работников партийных, советских, хозяйственных органов и в их числе заместители председателя Совнаркома УССР, наркомы, заместители наркомов, секретари областных комитетов партии. Все они были осуждены к высшей мере наказания и длительным срокам заключения. По спискам, направленным НКВД СССР в Политбюро только за 1938 год, было дано согласие на репрессии 2.140 человек из числа республиканского партийного и советского актива.»

Естественно, комиссия КПСС учла только численность реабилитированных на тот момент жертв репрессий, куда не входили, например, кронштадтцы, антикоммунистические повстанцы и т.п. категории. Но и без этого, по двум местам работы Хрущева во время деятельности троек набирается больше 160 тыс. человек.

Особенно существенно, что Хрущев, создавший московскую тройку, направлял в нее же дела арестованных по его инициативе руководящих работников Моссовета Московского обкома партии. То есть у тех, на кого пал гнев Хрущева, практически не было шанса спастись.



Украинские тройки


С 27 января 1938 по 3 марта 1947 г. Хрущев был первым секретарем ЦК КП(б) Украины. И здесь он тоже был причастен и к репрессиям, и к деятельности троек.

Ввиду большой территории, Украина была национальной республикой, где не было общеукраинской тройки, и где тройки создавались по областям тем же оперативным приказом 00447 от 30 июля 1937 г., что и в Москве В них назначались по 1 члену от НКВД, прокуратуры и обкома.

Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 сентября 1938 г. были созданы особые тройки, которые рассматривали «оставшиеся нерассмотренными следственные дел на арестованных по к.р. национальным контингентам», арестованным до 1 августа 1938 (дела арестованных позже этой даты передавались в суды и Особое Совещание). Как и предыдущие, особые тройки включали: первого секретаря обкома ВКП(б), Начальника соответствующего управления НКВД и Прокурора области, края, республики. 

Эти особые тройки были отменены решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года. Таким образом, в период секретарства Хрущева в Украине, тройки действовали больше 8 месяцев и включали секретарей партийных обкомов, которых он утверждал. 

Вскоре после приезда Хрущева, в Украине началась новая волна репрессий. Уже 17 февраля 1938 Политбюро выносит постановление: "Дополнительно разрешить НКВД Украины провести аресты кулацкого и прочего антисоветского элемента и рассмотреть дела их на тройках, увеличив лимит для НКВД УССР на тридцать тысяч".

Репрессии коснулись также секретарей обкомов, т.е. поменяли личный состав троек.

Так, член тройки по Донецкой обл. с 1937 г. Прамнек Э.К. (1-й секретарь обкома) был освобожден от должности 8 апреля 1938 г., затем арестован и расстрелян. Пиндюр И.М. (и.о. 2-го секретаря Донецкого обкома КП(б) Украины), назначен в тройку 10.03.38, Арестован в апреле 1938 г.

Член тройки по Одесской обл. Кондаков Н.И. (1-й секретарь обкома) был снят с должности 4 мая 1938 г., арестован, расстрелян.

Член тройки по Черниговской обл. Михайлов А.Д. (1-й секретарь и председатель тройки) снят с должности, арестован 22 апреля 1938 г., расстрелян.

Член тройки по Киевской обл. Черепин Т.К. (2-й секретарь обкома) назначен 09 июня 1938 вместо выбывшего предшественника, которого, вероятно, тоже арестовали. С Черепиным связана весьма характерная история.

В своих воспоминаниях «Время. Люди. Власть» Хрущев выставляет себя почти гостем в республике, однако из них видно, что его заступничество решало судьбу даже практически обреченного человека. Так, в случае с Черепиным, на него были даны компрометирующие показания: «Хороший такой человек, умница, прекрасно знал свое дело, да и сельское хозяйство, умел подойти к крестьянам. Впрочем, ему и приспосабливаться не надо было, потому что он сам был из крестьян… Позвонил я Маленкову: “Товарищ Маленков, дают показания на Черепина, а я не верю, этого не может быть”. “Ну, что же, не веришь, так пусть и работает”.

Тогда это была большая поддержка со стороны ЦК в лице Маленкова: он “сидел на кадрах”. Прошло день-два, и он звонит мне: “Знаешь, а все-таки, может быть, лучше всего передвинуть этого Черепина куда-нибудь? Кто его знает? Все может быть... Возможно, он действительно был завербован?”. Ну что же делать? Пришлось его передвинуть. Я выдвинул его заместителем наркома сельского хозяйства по животноводству, и он работал хорошо, честно, преданно. Прошло еще какое-то время. Понадобился нам секретарь нового обкома партии. Я предложил сделать на Украине больше областей, но чтобы по объему они стали меньше - для лучшего охвата дел при руководстве. Выделили Сумскую область. Я позвонил Маленкову: “Все-таки сомневаюсь, что мы правильно поступили с Черепиным, он честный человек. Предлагаю Черепина выдвинуть секретарем обкома партии Сумской области”. Маленков согласился, и тот работал там до самой войны». 

Тройки в качестве членов включали секретарей обкомов, кандидатуры которых предлагались Хрущевым или согласовывались с ним. После снятия с должностей и ареста их места занимали новые секретари обкомов, назначенные Хрущевым. Тройки продолжали действовать при Хрущеве до ноября 1938 г., т.е. новые секретари обкомов проработали в тройках по 5-7 месяцев.

Т.е. факты говорят о том, что Хрущев менял состав троек и не оставлял их без работы. Например, в случае личной санкции на репрессирование тех «нескольких сот человек, которые подозревались в организации против него террористического акта».


Целостность архивов


В некоторых современных публикациях высказывается предположение, что Хрущев мог почистить архивы от компрометирующих его лично документов. 

Так, Борис Сыромятников, ветеран контрразведки и полковник КГБ в отставке, в свое время писал со ссылкой на начальника Центрального архива (КГБ?) полковника В.И. Детинина, что «во второй половине 1956 года из ЦК КПСС руководству КГБ поступила команда представить в Бюро Президиума ЦК КПСС все следственные дела на лиц, арест которых в разное время санкционировали члены Политбюро, а позднее - Президиума ЦК. 

Такие дела отобрали, в том числе на арестованных по указанию Хрущева. Их набралось больше всего. Все было готово к погрузке, когда начальник учетно-архивного отдела, указывая на выделявшуюся стопу, спросил: "А это чьи санкции?". Ему ответили: "Хрущева".

Начальник чуть было не опешил. И приказал немедленно все эти дела убрать и исключить к ним доступ. Информацию об этом довели до аппарата ЦК. Через некоторое время оттуда поступила команда: дела уничтожить». 

То, что, в принципе, от Хрущева можно было такого ожидать, показывает история с уничтоженным в его время архивом из 21.857 следственных дел по Катынскому расстрелу, из опасения, что «какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми нежелательными для нашего государства последствиями» (из записки председателя КГБ Шелепина).

Без дополнительного исследования (а какие-то следы должны были остаться), такого рода воспоминания стоят не больше, чем мемуары Хрущева, в которых он выступает простым статистом. Но задача эта явно не простая.

Весьма характерно, что даже те документы из архивов КГБ, на которые ссылалась Комиссия Яковлева и которым уже на момент составления «Записки» было полсотни лет, так и не были введены в научный оборот. Даже сейчас, когда прошло еще почти 30 лет, доступ к ним исследователей усложнен. Да и попытка создания «Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» официально обусловлена не интересами поиска истины, а интересами России, т.е. политикой.

Эльдар Зейналов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.