среда, 22 марта 2017 г.

Как Европа смотрит на лишение гражданства за терроризм?

Некоторое время назад в нашей прессе и азербайджанском секторе интернета шла дискуссия о том, правильно ли будет лишать наших соотечественников азербайджанского гражданства за участие в террористической деятельности за рубежом. Соответствующее решение парламента ответило этот вопрос положительно.

Однако у тех, кто следил за дискуссией, осталось ощущение конъюнктурности и даже произвольности такого решения. Мол, властям просто не хочется принимать обратно 900 азербайджанских бойцов «Исламского Государства» и поэтому они покусились на гражданство - «святая святых», что человек получает при рождении. Тем более, что до 11 октября прошлого года никто «ни при каких обстоятельствах не мог быть лишен» азербайджанского гражданства, согласно прежней редакции статьи 53 Конституции Азербайджана.

Недавно в эту уже завершившуюся дискуссию внес свою лепту Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ), принявший решение по делу «К2 против Соединенного Королевства» (no. 42387/13).

В жалобе, поданной в июне 2013 года, речь шла о некоем суданце, который проходит по документам Евросуда под псевдонимом «К2». Он прибыл в Великобританию еще ребенком и получил вид на жительство как член семьи беженца-отца. В 2000 г. 18-летней парень получил гражданство Великобритании.

В 2009 г. он был арестован за нарушение общественного порядка в ходе протестов против израильской военной операции в секторе Газа. Он был выпущен на поруки и вскоре, в нарушение условий освобождения, в октябре 2009 г. выехал из страны. Хотя он и утверждал, что поехал прямо в Судан, служба безопасности настаивает на том, что вначале он посетил Сомали, где участвовал в террористической деятельности джихадистской группы «Аль-Шабааб» и воевал против войск Миссии Африканского Союза в Сомали (AMISOM). До Судана он добрался лишь в апреле-мае 2010 года.

В июне того же года Госсекретарь уведомила К2 о своем намерении отдать приказ о лишении его британского гражданства «ради общественного блага» в связи с тем, что он был «вовлечен в деятельность, связанную с терроризмом» и имел «связи со множеством исламских экстремистов». Конкретная уличающая информация «не была предана гласности в интересах национальной безопасности».

Суданец подал жалобу в Верховный Суд. Он утверждал, что принятая схема позволяет лишать гражданства в то время, когда еще не рассмотрена апелляция. С другой стороны, он поставил под сомнение «честность» процедуры, ссылаясь на право Евросоюза. По мнению заявителя, его должны были вызвать в Великобританию, чтобы он мог проинструктировать своих адвокатов и предстать на заседании лично. Дистанционное участие через видеосвязь могло раскрыть его перед суданскими спецслужбами и поставить под удар его безопасность. Адвокаты, в свою очередь, заявили, что не могут выполнять свои профессиональные обязанности без того, чтобы поговорить с клиентом лично в конфиденциальной обстановке. А решение исключить его из граждан незаконно и дискриминирует К2 как бывшего британского гражданина.

Верховный Суд отклонил апелляцию в июле 2011. Он отметил, что парламент имел право лишать гражданства еще до рассмотрения апелляции. Что касается ссылки на право Евросоюза, то оно не касалось этого дела, так как вопросы национальной безопасности находятся в исключительной компетенции стран-членов ЕС. Встретиться с адвокатами он мог и в безопасной третьей стране, выехав туда на основе своего суданского паспорта. По мнению суда, «маловероятно», что приехав в Великобританию и проиграв там суд, он вернется в Судан, так как сможет сослаться на то, что это для него опасно. Ни гражданство, ни въезд на территорию не-граждан страны-участницы не гарантированы Европейской Конвенцией по Правам Человека. В этом отношении бывший гражданин страны находится в том же положении, что и люди, никогда не имевшие британского гражданства.

В мае 2012 г. дело разбиралось Апелляционным Судом, который согласился с доводами Верховного Суда. Он отметил также, что причиной, по которой заявителю приходится апеллировать из-за границы, было не решение Госсекретаря о лишении гражданства, а его собственное решение сбежать из страны. Была подчеркнута разница между лишением иностранца права находиться на территории страны и лишением гражданства. 

Суданец обратился также и в Специальную комиссию по иммиграционным апелляциям (SIAC). В ответ на заявление Госсекретаря о его связях с террористами, заявитель предложил представить свои контраргументы о том, что он не представляет риск национальной безопасности. Но на слушании в Великобритании, а не из Судана. Он заявил, в частности, что «закономерно и обоснованно боится», что британские власти передали информацию о нем, как о террористе, суданским и даже американским спецслужбам, и что его теперь ищут. Он не отрицал, что получил паспорт Судана, но предположил, что находится под запретом на вылет из страны. В свою очередь, его адвокаты также заявили, что без личных инструкций со стороны клиента они не могут защищать его интересы.

В декабре 2014 г., SIAC вынесла решение, что К2 должен обосновать фактами, почему он не мог инструктировать адвокатов или представить доказательства в Комиссию. Ссылки на субъективный страх не могут быть достаточными. Комиссия признала, что выезд заявителя из Судана может быть опасен для него. Но при этом у него были, по меньшей мере, три способа связи с адвокатами и Комиссией. Так, он мог использовать связь через адвокатов; применять электронную почту или иную систему, базирующуюся на интернете; обратиться к друзьям и знакомым, которые бы вывезли доказательства из страны или послали бы их от своего имени. Если суданские спецслужбы, как утверждал К2, уже следят за ним, то весьма вероятно, то они уже знают и о нем, и о его дискуссии с правительством Великобритании. При этом похоже, что суданские спецслужбы не проявляют к К2 активного интереса. В таком случае, по мнению SIAC, спор о британском гражданстве должен иметь «защитный эффект» для заявителя.

В декабре 2014 г. SIAC рассмотрела дело в отсутствие К2. Она исходила из того, что не было никакой уважительной причины, по которой заявитель не мог быть вовлечен в процесс апелляции и инструктировать своих адвокатов, раз уж он смог за время рассмотрения дела представить Комиссии четыре заявления. Комиссия сочла на основе секретной и открытой информации, что К2 «не был честен в своих свидетельских показаниях» и участвовал в террористической деятельности. 

Что касается нарушения права на семейную и частную жизнь, гарантированного статьей 8 Конвенции, то суданец выехал из Великобритании добровольно, нарушив условия освобождения. Его жена выехала в Судан в марте 2010 г., после чего вернулась беременной в Великобританию в феврале 2011 г., чтобы родить там их ребенка. В конце 2011 г. жена с ребенком снова выехала в Судан и оставалась там 6 месяцев. На момент рассмотрения в SIAC ее снова не было в Великобритании. SIAC поэтому считает, что жена К2 с ребенком могут в любое время выехать в Судан, оставаться там и даже жить, они с мужем имеют там многочисленных родственников и могут их навещать достаточно часто. Но даже если бы и было нарушение статьи 8, то и это не меняло бы того факта, что К2 был обоснованно лишен гражданства. 

В июле 2016 г. Апелляционный Суд отказал К2 в рассмотрении жалобы против этого решения. Помимо прочего, суд отметил, что заявитель не смог представить доказательства того, что он не мог использовать справедливую процедуру.

К2 подал в ЕСПЧ жалобу на нарушение статьи 8 Конвенции лишением его гражданства и исключением его из Соединенного Королевства. Он отметил, что обвинения против него были очень ограниченно раскрыты и что он не мог эффективно участвовать в судебном процессе. К2 считал также, что в нарушении статьи 14 Конвенции подвергался дискриминации в сравнении с теми британскими гражданами, которые составляют угрозу национальной безопасности, но не имеют второго гражданства и потому не могут быть лишены британского гражданства, а также в сравнении с проживающими в стране иностранцами, которым дают возможность вернуться для рассмотрения апелляции.

Согласившись с доводами национальных властей, ЕСПЧ пришел к выводу, что жалобы суданца по статьям 8 и 14 очевидным образом не обоснованы и потому должны быть отклонены.

Отметим, что с 2006 г. решения ЕСПЧ используются судами Азербайджана в качестве прецедентов. Поэтому решение по делу К2 дает не только видение проблемы с европейской перспективы, но и ориентир для нашей судебной системы в случае возможных исков в Страсбург от лишенных гражданства азербайджанских террористов и их семей.

Эльдар Зейналов.

Газ. "Эхо" (Азербайджан)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.