пятница, 26 августа 2016 г.

Пятый корпус: Политзеки (34)

По данным Правозащитного Центра Азербайджана, на сегодня среди пожизненных заключенных Азербайджана находятся 11 бывших смертников, подпадающих под определение «политический заключенный», даваемое организацией «Международная Амнистия». Некоторые из них, попавшие в т.н. «пилотный список» экспертов Совета Европы, были признаны политическими и этой организацией. Большинство из них составляют лица, приговоренные к смертной казни в 1995-97 гг. и до марта 1998 г. содержавшиеся в «пятом корпусе». Треть бывших смертников-политзеков оставалась в Баиловской тюрьме вплоть до перевода последних содержавшихся там пожизненников в Гобустанскую тюрьму в январе 2001 г.

Счет политическим заключенным – первым обитателям корпуса смертников в начале мая 1995 г. положили 4 членов добровольной боевой группы «Гарангуш», созданной Народным Фронтом Азербайджана с целью защиты Губадлинского района: Ровшан Асадов, Интигам Гайыбов, Сахиб Мамедалиев и Яшар Шахмурадов. Они были обвинены в казни 31 августа 1993 г. дезертировавших с фронта руководителей Губадлинского района, а также в бандитизме. 

Затем заочно приговорили к смертной казни 12 мая 1995 г. бывшего министра обороны Рагима Газиева. В это время он находился в розыске после успешного побега из следственного изолятора Министерства Национальной Безопасности (МНБ) в сентябре 1994 г. Бывшего министра обвинили в злоупотреблении служебным положением, хищении государственных средств и незаконном хранении оружия. Однако подоплека этих обвинений, часто прорывавшаяся в публикациях в официозе и телепередачах Национального ТВ, было откровенно политической. По сути, он обвинялся в том, что, работая на спецслужбы России, якобы специально сдал армянам ключевые населенные пункты в Нагорном Карабахе – Шушу и Лачин для того, чтобы затем в обстановке хаоса в стране сменилось политическое руководство. 

В декабре 1995 г. в корпусе смертников появился бывший начальник военной полиции Гянджинского гарнизона Эльдар Алиев, арестованный за участие в попытке государственного переворота в г.Гянджа 4 октября 1994 г. По материалам дела, он якобы воровал и передавал заговорщикам автоматы, а также выставил полицейские посты на дорогах в ночь переворота. 

Бывший командир воинской части Джаваншир Гадимов был приговорен к смертной казни 26 января 1996 г. Его признали виновным в участии в мартовской попытке переворота 1995 г., предпринятой Отрядом полиции особого назначения в Газахском и Агстафинском районах.

В начале марта 1996 г. в корпусе появился бывший боец Отряда Полиции Особого Назначения (ОПОН) Эльчин Алиев, осужденный за участие в террористическом убийстве 29 сентября 1994 года начальника Особого Управления при Президенте полковника Шамси Рагимова. 

В конце марта 1996 к ним присоединился и герой Карабахской войны Тарих Гулиев. Он был признан виновным в убийстве 30 мая 1990 года директора издательства «Азернешр» Аждара Ханбабаева. Такое суровое наказание за убийство одного человека было увязано с тем, что покойный координировал в тот период кампанию по возвращению будущего президента Г.Алиева. Гулиев умер в Гобустанской тюрьме уже после отмены смертной казни, сыграв не понятную до сих роль в «опоновском бунте» в этой тюрьме в январе 1999 г. Другого обвиняемого по этому же делу, народного депутата, арестованного без санкции парламента, тяжело больного Сейфаля Бабаева внесли в тюрьму на носилках, и он умер через несколько дней, так и не дождавшись суда. Так что из троих обвиняемых в живых остался всего один.

Следующим политзеком в пятом корпусе стал бывший министр сельского хозяйства Мюзамиль Абдуллаев. Он был приговорен к расстрелу 24 марта 1996 г. по обвинению в финансировании вооруженных формирований бывшего премьер-министра в Гяндже, участвовавших в попытке государственного переворота в Гяндже 4 октября 1994 г. Дело его длительное время привлекало внимание правозащитников процедурными нарушениями во время следствия и суда. В частности, несмотря на то, что дело вело МНБ, Абдуллаева десять дней продержали в Управлении по борьбе с бандитизмом и терроризмом, после чего состояние его здоровья, особенно психика, стало внушать серьезное опасение.

Он поступил в корпус 5 июня 1996 г., одновременно с Альакрамом Гумматовым, или «Полковником», как его окрестили заключенные. Он действительно был бывшим полковником Национальной армии и бывшим заместителем Рагима Газыева. Его обвинили в том, что в суматохе государственного переворота в июне 1993 года, он провозгласил т.н. «Талыш-Муганскую Автономную Республику» и стал ее «президентом». «Республику» подавили, а он до суда успел сбежать из тюрьмы в 1994 г. После поимки его вновь отдали под суд, приговоривший его 12 февраля 1996 г. к расстрелу. 

В мае 1996 г. в корпус смертников были доставлены лезгины Тельман Сулейманов и Рахиб Махсимов, осужденные в связи с их членством в лезгинской сепаратистской организации «Садвал» и взрывом в Бакинском метро в марте 1994 г., по заключению суда, осуществленном именно этой организацией. Это дело тоже до сих пор имеет налет таинственности. За взрыв тогда официально никто ответственности не взял, и было непонятным, как анонимный взрыв мог бы помочь в деле объединения лезгин Дагестана и Азербайджана. Но омерзение от этого преступления так велико, и желание возмездия за него так обоснованно, что практически все правозащитники и политики посчитали вину садвалистов доказанной сразу же после того, как об их поимке заявили правоохранительные органы. Отношение заключенных к осужденным по этому делу было самое жестокое, и однорукий Сулейманов, прозванный «Боссом», умер в том же 1996 г. Долгое время ходили упорные слухи и о смерти Махсимова, которого, действительно, однажды чуть не убили. Впоследствии известный Александр Литвиненко заявил, что взрыв устроили боевики ФСБ.

В октябре 1996 г. в пятый корпус «поселили» сразу четверых политзеков - гянджинцев, осужденных за убийство в июне 1993 года прокурора Самухского района Шамшира Алиева. По этому делу к расстрелу были приговорены бывший глава исполнительной власти Самухского района (назначенный после переворота 4 июня 1993 г., возглавленного Суретом Гусейновым) Вагиф Гусейнов, его сын Магсуд Гусейнов, а также члены их группы Магсад и Эльшад Мустафаевы. Как и в деле «гарангушей», и в этом случае власти на первый план выдвигают мотив личной мести за то, что прокурор посмел возбудить уголовное дело против М.Гусейнова. Однако само убийство было осуществлено, да и было в таком открытом виде возможно, лишь во время государственного переворота группой сторонников «военной оппозиции», в которую и входили подсудимые. Именно поэтому-то, пока бывший лидер этой оппозиции С.Гусейнов находился у власти, убийц не только не наказывали, но даже поощрили должностями.

Одновременно с А.Гумматовым был приговорен к расстрелу бывший министр национальной безопасности, генерал-майор Нариман Имранов, обвиненный в том, что помог сбежать Рагиму Газиеву и Альакраму Гумматову. В результате чего бывший «чекист №1» и сам сел рядом с ними, хотя и позже Гумматова – в конце 1996 г., когда уже был снят с должности грозный «Царь Парамон» и обстановка в «пятом корпусе» стала более человечной. Помимо своего спокойствия и бесконфликтности, Имранов был известен среди смертников и тем, что его никто никогда не бил. Таких было всего 2-3 человека.

А Рагима Газиева доставили в пятый корпус лишь 10 декабря 1996 г. После выдачи в апреле 1996 г. из России он по непонятной причине 8 месяцев содержался в подвале Бакинского Городского Управления Полиции, где полагалось держать не более 30 суток, и причем только административно осужденных и лиц под дознанием (но не смертника же?). Тогдашние обитатели печально известного подвала вспоминали, как перед дверью камеры Газиева, которого держали в одиночке, постоянно дежурил полицейский. Версией родственников и правозащитников в то время было, что власти в это время ждали «естественной» смерти в сыром подвале бывшего министра, страдавшего сердечной недостаточностью. 

Именно поэтому правозащитники требовали перевода экс-министра в «пятый корпус». Поднялся шум, особенно после разоблачения группы аферистов, обещавших устроить его побег из горотдела. Однако сейчас видно, что по сравнению с условиями «пятого корпуса» содержание в горотделе было куда более комфортным. 

После продолжительного перерыва, еще трое «политических террористов» появились в пятом корпусе в конце ноября 1997 г. Это были бывший командир 8-й (Газахской) роты ОПОН Эльчин Амирасланов, Ариф Кязымов - бывший опоновец по кличке «Малыш» и их товарищ, безработный Сафа Поладов. Всех их обвиняли в теракте против начальника отделения МНБ Газахского района С.Гасымова, заместителя начальника полиции того же района Ф.Гасымова и начальника отделения полиции Дашсалахлы Газахского района З.Ахмедова 26 октября 1996 года в ресторане «Акация» в Газахе. А Амирасланову, кроме того, поставили в вину и активное участие в попытке государственного переворота, предпринятого ОПОН в марте 1995 г. 

В Газахе поговаривали, что Эльчин пытался отомстить начальнику районной полиции Зафару Абиеву за издевательства над членами своей семьи, в результате которых его сестра попала в больницу, а брат и зять - в тюрьму. Абиева выследили в ресторане «Акация» и обстреляли. По иронии судьбы, в кровавой бане, устроенной опоновцами, именно З.Абиев и выжил.

Таким образом, к моменту отмены смертной казни в феврале 1998 г. каждый шестой смертник был политзеком. Добавлю, что каждый четвертый политический смертник умер в заключении.

Были в «пятом корпусе» и осужденные по некоторым другим делам с политическим «душком», такие, как Ислам Мамедов, осужденный за убийство в 1996 г. депутата парламента Али Анцухского, за глаза обвинявшегося в аварском сепаратизме, Эльбрус Ибрагимов, осужденный за убийство главы исполнительной власти Шуши в декабре 1991 г., которое тоже увязывалось молвой с политикой, или же Шамиль Гадымалыев – лачинский беженец, который в ноябре 1995 г. устроил стрельбу с жертвами на избирательном участке, когда ему помешали проголосовать, как он хотел и за кого он хотел. Из-за недостатка информации невозможно оценить, насколько их дела отвечают международным критериям «политических заключенных».

Эльдар Зейналов.

Продолжение:
Пятый корпус: Дух сопротивления (35)
http://eldarzeynalov.blogspot.com/2016/08/35.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.