понедельник, 15 августа 2016 г.

Пятый корпус: "Занимательная статистика" (29)

Сделаем небольшое отступление. Как я уже упоминал, составленный смертниками детальный «мартиролог» был уничтожен в 1996 г. Лишь через 5 лет эту и дальнейшую информацию удалось в основном восстановить, но за это время из жизни ушло порядка 40 ценных свидетелей. Обрисовалась следующая ужасная картина, которая, возможно, объяснит, почему невинный список вызвал столь большой переполох.

Согласно этим спискам, с момента независимости и до побега (1 января 1992 г. - 1 октября 1994 г.) в корпусе погибло 30 человек, причем только 9 из них были расстреляны. После же побега и до перевода большинства смертников в Гобустан, согласно спискам, без всяких расстрелов умерли по меньшей мере 72 человека (по разным данным, до 80), причем за 15 месяцев «пресса», с 1 октября 1994 по конец 1995 г., по разным сведениям, умерли от 38 до 51 узника.

Интересная получается статистика! Возьмем за отправную точку конец 1991 г. В камерах «пятого корпуса» содержались 34 заключенных, эту цифру назвал мне весьма ответственный сотрудник Баиловской тюрьмы. По моим расчетам, были расстреляны или умерли по другим причинам в 1992-1998 гг. (до отмены смертной казни) 102 человека. Еще по меньшей мере 28 человек вышли из «пятого корпуса» по помилованию, пересмотру приговора или обмену пленными. Осталось в живых на момент отмены смертной казни 128 человек. Итого в 1992-1998 гг. должны были приговорить к смертной казни 224 человек, в то время как по официальной статистике за этот период получаем цифру в 170 человек, заниженную на треть!

Когда же возникло это расхождение?

В 1992-1994 гг. к первоначальным 34 смертникам, по официальным данным, прибавляются 72 заключенных. За месяц до побега там, по данным заключенных, содержится ровно 70 узников. Разница 36 человек. Из них, как мы знаем, были освобождены 5 русских наемников, пересмотрены приговоры 3 заключенных. Получаем 28 умерших против 30 в нашем списке. Расхождение минимальное. Значит, расхождение произошло в более поздней статистике.

Поименный список остающихся сейчас в заключении в Гобустанской тюрьме бывших смертников составляет 72 человека, умерли там 46, итого 118. Разницу с официальной цифрой в 128 смертников составляют несколько смертников, которых помиловали после 1998 г. и которые содержатся в колонии №8, отбывая свои 20-25-летние сроки, либо уже освободились. И здесь все в порядке.

Остается как раз период «пресса». Число смертников увеличивается с 70 до побега до 128 на момент отмены смертной казни. При этом официально приговорены к смертной казни в 1995-98 гг. 98 человек, освобождены - 7, помилованы и пересмотрены сроки - 13. Соответственно, число умерших должно было бы составлять ровно 20 вместо наших 72. Разница более чем существенная, которая сразу вызывает в памяти заявление «прессовщиков», что они успокоятся, если убьют человек 50.

Попробуем локализовать расхождение еще более конкретно, опираясь на цифру в 108 заключенных на середину 1997 г., приведенную политзеком Рагимом Газиевым в его знаменитом письме из «пятого корпуса» («7 гюн» за 31 июля 1997 г.). Зная, что в 1997 г. было 23 приговора, с 1 января по 10 февраля 1998 г. – 6, и предполагая, что к расстрелу в течение 1997 г. приговаривали равномерно, получим, что за вторую половину 1997 г. - февраль 1998 г. должны были приговорить примерно 18 человек. Учитывая, что в это период помилований не было и вычтя эту цифру из 128, получим 110 узников. Почти идеально совпадает с цифрой 108, приведенной Р.Газиевым.

Значит, официальная статистика «заблудилась» еще раньше, в период с октября 1994 г. по июль 1997 г. Рискну предположить, что в основном в период наиболее активного «пресса» в 1994-95 г.

В этой связи заслуживает внимания более чем интересное высказывание заведующей сектором по вопросам помилования при Исполнитель­ном аппарате Президента Ирады Гасанзаде. В декабре 1995 г. она сообщила прессе, что «в течение последнего года» в Азербайджане вынесено 70 смертных приговоров». («Зеркало», 9 декабря 1995 г.) А официально-то сообщалось о 30 смертных приговорах, на 40 меньше! Так что это было – оговорка или же осведомленная чиновница, заявившая далее в интервью, что «мате­риалы дел всех «смертников» находятся в секторе по вопросам поми­лования», случайно проговорилась, назвав реальную цифру?..

Могла быть и оговорка. Свидетели времени «пресса» показывают, что в конце 1995 г. в «пятом корпусе» действительно содержалось около 70 человек, и И.Гасанзаде (или журналист) могла спутать. Но и в таком случае возникает вопрос: если перед побегом там содержалось 66
смертников, то куда делись 30 человек, приговоренных в течение 1995 г.?

Для сравнения: по сообщению члена Верховного суда Анвара Сеидова, который и сам выносил смертные приговоры, например, заочный смертный приговор тому же Р.Газиеву, Верхов­ный суд Азербайджана в 1995 году вынес «всего 9-10 смертных приговоров» («Пресс-факт», 24 мая 1996 г.). Впоследствии тот же Верховный Суд сообщает о 30 смертных приговорах в 1995 г. А здесь что: тоже оговорка или же «перебор» в стремлении «улучшить» статистику? Не может же быть, чтобы Бакинский городской суд, который тоже имел право выносить смертные приговоры, вынес их в 2 раза больше, чем ВС? Скорее судья слегка покривил душой, тем более что в том же интервью Сеидов, опираясь на то, что «процент смертных при­говоров не так уж велик», высказал убеждение, что «торопиться с отменой смертной казни не стоит»...

Вторая интересная цифра, которую приводит Р.Газиев, это «более 55» заключенных, «умерших в результате пыток и инфекционных заболеваний». Прибавив к 108 живым (на тот момент) примерно 20 помилованных и освобожденных в 1994-1997 гг. и отняв 70 заключенных на момент побега, получим 58 человек.

Снова заглянем в наш список. На период от побега до июня 1997 г. приходится 55 имен с точной датой смерти. Есть еще 13 имен без точной датировки, какая-то часть из них, вероятно, попадает и в этот промежуток. Действительно, «более 55»...

В 2005 г. я провел анализ приговоров 89 остававшихся тогда в живых бывших смертников, и выяснил, что из приговоренных в 1989-94 гг. смертников остались всего 20 человек. В то же время из приговоренных в 1995 г. – 15, в 1996 г. – 29, в 1997 г. – 25 человек. Ощущение такое, что до 1996 г. в «корпусе смертников» был настоящий мор! 

А, кстати, у читателя может возникнуть вопрос, насколько достоверен сам наш список умерших, на который я опираюсь в своих расчетах?

На данный момент более половины людей из этого списка (38 человек) имеют достаточные установочные данные – фамилию и имя, а также даты приговоров, смерти и т.п. Даже эта часть списка вдвое больше официальной цифры в 20 смертей, и ее достоверность может быть подтверждена не только документами, но и бывшими смертниками, пережившими весь период «пресса» или попавшими в «пятый корпус» в разгар событий. Список составлялся в свое время самими заключенными методом «прогона», когда каждый вспоминал, кто умер в его или соседней камере, т.е. наиболее точным методом в условиях отсутствия доступа к официальным архивам. Кроме того, использовались материалы газетных публикаций, письма заключенных и т.п. источники.

А пока отметим лишь, что официальная статистика смертей в период «пресса» не выдерживает даже поверхностной критики, и вернемся к нашему повествованию.

Эльдар Зейналов

Продолжение:
Пятый корпус: "Разборки". "Системная хата" (30)
http://eldarzeynalov.blogspot.com/2016/08/30.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.