четверг, 14 июля 2016 г.

Евросуд вернулся «к проблеме 15 лет» в Украине


Пожизненнику отказали, но азербайджанский судья остался при особом мнении

Отмена смертной казни и введение нового вида наказания – пожизненного лишения свободы (ПЛС) на постсоветском пространстве прошло с правовой точки зрения не так гладко, как кажется на первый взгляд. Единственной очевидностью в этом процессе было лишь то, что замена смертной казни другим наказанием спасла сотни жизней и, с этой точки зрения, была гуманной.

Однако каким наказанием необходимо было заменить смертную казнь? На момент совершения преступлений, за которые когда-то была назначена смертная казнь, единственным и максимальным альтернативным наказанием было лишение свободы на срок не более 15 лет по решению суда и от 15 до 20 лет – по помилованию. 

С этой точки зрения, назначение бывшим смертникам нового альтернативного наказания, более тяжелого, чем существовало на момент приговора, могло бы рассматриваться как нарушение действующего еще со времен Древнего Рима принципа действия уголовного закона во времени (nullum crimen, nulla poena sine lege). Он предусматривает, что наказание не может быть назначено без закона, и что при введении нового наказания оно имеет обратную силу, если облегчает наказание, и не применяется, если отягчает наказание.

С одной стороны, ПЛС – более легкое наказание, чем смертная казнь, с другой – ПЛС более тяжелая альтернатива смертной казни, чем 15-летнее тюремное заключение. Это классическое правовое «дышло», которое можно повернуть как в ту, так и другую сторону.

В обиходе эта ситуация получила название «проблемы 15 лет». Ведущий отечественный юрист, заведующий кафедрой уголовного права БГУ проф. Фирудин Самандаров в своем «Комментарии к Уголовному Кодексу» категорически утверждает, что «уголовные дела осужденных, кому была назначена смертная казнь до отмены смертной казни (10 февраля 1998 г.), должны быть заново пересмотрены, и их смертная казнь должна быть заменена 15 годами лишения свободы».

Так рассудили в соседней Грузии, где смертную казнь отменили раньше Азербайджана, в ноябре 1997 г., и все бывшие смертники сначала получили сроки в 20 лет лишения свободы. Вскоре эти сроки были смягчены до 15 лет, исходя из точки зрения, которую разделяет Ф.Самандаров.

Видимо, исходя из этого опыта, спикер парламента М.Алескеров заявил в январе 1998 г., буквально перед самой отменой смертной казни: «Наказание тем, кто получил смертные приговоры, будет заменено лишением свободы на 20 лет, поскольку пожизненное заключение, будучи новым видом наказания, нельзя применять к получившим исключительную меру наказания». Однако вместо этого парламент одним законом ввел новое наказание – ПЛС и применил его к ожидавшим расстрела 128 смертникам.

Попытки бывших азербайджанских смертников добиться пересмотра и смягчения своих приговоров окончились неудачей. Нескольким пожизненникам, начиная с Альакрама Гумматова, было отказано в этом и на уровне Европейского Суда по Правам Человека (ЕСПЧ).

На сегодня Евросуд разделяет ту точку зрения, что замена смертной казни на ПЛС не нарушает принцип действия закона во времени, закрепленный в статье 7 Европейской Конвенции по правам человека. Вне зависимости от того, как происходил процесс замены – решением парламента или помилованием, и какие при этом были пробелы в законодательстве, Евросуд исходит из того, что сама замена смертной казни на ПЛС была проявлением гуманизма.

Тот же подход был продемонстрирован ЕСПЧ и при рассмотрении 12 июля с.г. дела «Рубан против Украины» (№ 8927/11), хотя в Украине замена смертной казни на ПЛС в юридическом плане отличалась от случая Азербайджана или Грузии.

С 1961 г. в законодательстве Украины существовала смертная казнь, альтернативой которой являлось 15-летнее лишение свободы. 29 декабря 1999 г. Конституционный Суд своим решением признал смертную казнь неконституционной и отменил соответствующие положения Уголовного Кодекса с момента принятия этого решения. В свою очередь, парламент Украины своим законом от 22 февраля 2000 г. отменил смертную казнь в Уголовном Кодекск (УК), ввел ПЛС и заменил уже вынесенные смертные приговоры на ПЛС. Этот закон вступил в силу 29 марта 2000 г. Таким образом, в течение 3 месяцев смертная казнь была отменена, но не была заменена другим наказанием. Образовался пробел в законодательстве.

Конституционный суд (КС) Украины еще раз вернулся к этому вопросу в решении от 26 января 2011 г., когда к нему обратился за разъяснением Верховный Суд, в который поступало множество жалоб от граждан, осужденных к смертной казни, замененной на ПЛС после принятия закона. Признавая, что между отменой смертной казни и введением нового типа наказания был разрыв во времени, КС отметил, что в этот переходный период альтернативные санкции в старом УК не потеряли своей силы и предусматривали только заключение на срок до 15 лет. УК может быть изменен только другим законом, но не решением КС, которое может лишь объявить закон неконституционным. Поэтому решение КС об отмене смертной казни «не стало новым законом, смягчающим уголовную ответственность для лиц, совершивших особо тяжкие преступления». А вот положение закона о замене смертной казни на ПЛС «могут пониматься как новый акт, смягчающий уголовную ответственность, и имеют ретроактивный эффект».

В 1996 г. Владимир Рубан был обвинен в убийстве 4 человек, но скрылся от следствия. Впоследствии он был обнаружен в России и в марте 2008 г. выдан в Украину. В июле 2009 г. он был обвинен в бандитизме и убийстве при отягчающих обстоятельствах и приговорен к ПЛС по новому уголовному законодательству. Это решение было затем поддержано Верховным Судом.

Рубан обратился в ЕСПЧ с жалобой на нарушение статьи 7 Конвенции, считая, что национальные суды должны были применить в его деле более мягкое наказание, которое существовало в законе между 29 декабря 1999 и 29 марта 2000 г., когда смертную казнь уже отменили, но ПЛС еще не ввели. Он считал, что, если бы он был бы приговорен в тот период, то максимальным наказанием для него было бы лишение свободы на 15 лет. В свою очередь, правительство Украины ссылалось на решение КС и стояло на том, что решение КС не изменило закон (Уголовный Кодекс).

В этой ситуации, ЕСПЧ принял «Соломоново решение». Он не принял аргумент властей, ссылающихся на решение КС Украины, и подтвердил, что после признания неконституционными положений УК, касающихся смертной казни, этой меры наказания в законодательстве уже не было. В намерениях законодателя было ретроактивно смягчить наказание и тем самым гуманизировать его. При этом Евросуд не обнаружил намерения ни властей, ни законодателя смягчить закон до той степени, на которую претендует Рубан. На момент совершения им преступления в 1996 г., оно наказывалось смертной казнью, парламент же заменил ее ПЛС, которое он посчитал пропорциональным.

Таким образом, отказ национальных судов рассматривать дело по УК в версии на 29 декабря 1999, как более мягкой, и применение вместо этого УК в версии, вступившей в силу 29 марта 2000 г., то есть задолго до вынесения приговора, и применявшейся с тех пор, не нарушает прав заявителя, гарантированных статьей 7.

За решение проголосовали 6 из 7 судей. Седьмой, судья от Азербайджана Ханлар Гаджиев, выразил особое мнение. В частности, он считает, что в трехмесячный период между отменой смертной казни и введением ПЛС, максимальным наказанием в уголовном праве Украины было лишение свободы сроком на 15 лет. Поэтому он согласен с заявителем, что закон переходного периода должен быть безусловно применен к его делу.

…Совсем недавно, в июне 2016 года, Верховный Суд Грузии пересмотрел дело Гиорги Геладзе, который получил в Азербайджане 15 лет во время смертной казни, и уже после ее отмены и пересмотра вступившего в силу приговора - пожизненный срок. Грузинский суд заменил его пожизненный приговор 15-летним сроком и освободил Геладзе из тюрьмы, как уже отбывшего это наказание. В Азербайджане, где он содержался в тюрьме 15 лет, и жаловался в национальные суды, аналогичные аргументы были отклонены.

Точно так же, Верховный Суд России заменил приговор российскому гражданину, бывшему смертнику И.Крыжановскому при передаче его из Азербайджана в страну гражданства с пожизненного на 15-летний. Суд исходил из того, что Крыжановскому «не могут быть назначены такие виды наказаний как смертная казнь или пожизненное лишение свободы, поскольку последний вид наказания … законом предусмотрен не был, а в отношении исключительной меры наказания - смертной казни в Российской Федерации введен мораторий на ее применение». В Азербайджане, эти доводы были отклонены национальным Верховным Судом.

Эльдар Зейналов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.