суббота, 28 мая 2016 г.

Почему родные дети убивают матерей?

По словам экспертов, виной тому является воспитание в семье, национальный менталитет и психологические отклонения

28.05.2016 Э.РУСТАМОВА , Н.АБАСОВ

Недавно в Грузии обнародовали статистику убийств женщин в этой стране. Из 18 погибших в 2015 году 8 стали жертвами семейного насилия. Трех женщин лишили жизни собственные мужья, двух женщин убили свои же дети, одну убил деверь, одну - зять и еще одну - бывший муж.

В ход шли пистолет, нож, подручные предметы, а одну женщину забили до смерти. Правда, количество убийств женщин в соседней стране сократилось (в 2014 году было 35 таких случаев). И в Азербайджане фиксируются случаи убийств женщин, матерей своими детьми. В чем причина такой жестокости?

Глава Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов в интервью echo.az заявил, что в Азербайджане ситуация ничуть не лучше.

"Приведу "боевую хронику" лишь за еще не закончившийся месяц май: по меньшей мере, 7 покушений на жизнь женщин, из них 2 закончились смертью.

2 мая житель поселка Говсан Сураханского района 45-летний Эльдяниз Юсифов ударил ножом свою супругу, 37-летнюю Джейхуну Гусейнову. Решив, что убил ее, он затем нанес себе тяжкие ножевые ранения. Оба были доставлены в больницу.

5 мая в городе Худат совершенно шокирующее убийство: 55-летний Рафиг Шихвердиев перерезал горло своей 80-летней соседке Фатме Ибрагимхалиловой.

6 мая в Джалилабаде бывший осужденный, житель села Машлыг Вагиф Алиев на почве личного конфликта нанес ножевые раны жене 31-летней Айгюн Солтановой на глазах малолетнего ребенка. Состояние ее оценивается врачами как тяжелое.

17 мая в шамкирском поселке Заям 25-летний житель поселка Эльчин Насибов нанес шесть ножевых ранений своей 30-летней сестре Сахар Насибовой, ее состояние оценивается как среднетяжелое. Убийца разозлился, увидев фото своей сестры в Интернете.

20 мая в поселке Бина бывший муж на глазах детей нанес множество ножевых ран Рузие Дамировой. Муж оставил у себя двух малолетних сыновей после развода, и соскучившаяся женщина решила тайком увидеться с ними после занятий у школы.

21 мая в том же поселке Бина 48-летний Малик Мирзоев на почве "чести семьи" нанес два ножевых удара в область горла своей дочери 24-летней Вюсале Фаттаховой. Врачам удалось спасти ей жизнь.

24 мая в Низаминском районе Баку 36-летний Гаджи Мурватов на почве семейного конфликта нанес многочисленные ножевые раны в руку и шею своей жены 27-летней Гюнай Мурадовой, которая госпитализирована. Мурадова недавно подала на развод", - рассказал Э.Зейналов.

Э.Зейналов также заметил, что в мае были сообщения и о других проявлениях жестокости: изнасиловании школьницы учителем, похищении девушки, доведении до самоубийства матери нескольких детей, потере ребенка после избиения беременной...

"По сути, это явления того же порядка: вчера похитил женщину, изнасиловал, завтра изобьет беременную, послезавтра приревнует и зарежет. Во всех этих случаях общим является бесправие женщины и убежденность мужчины в своем праве распоряжаться ее жизнью.

Обычно причиной убийств и покушений на убийство женщин бывают семейные конфликты, от которых не спасает даже развод. Если говорить о причинах насилия против женщин, то оно не поощряется законом, который предусматривает за это достаточно жесткое наказание.

На мой взгляд, в том, что мужчина, не колеблясь, берет на себя роль палача, виноваты в основном наши традиции.

Женщины в азербайджанских семьях часто страдают от комплекса жертвы и в то же время воспитывают из своих сыновей потенциальных палачей, прививая им уродливое отношение к женщинам. Получается замкнутый круг", - говорит он.

По словам правозащитника, ужесточение уголовного наказания при таком раскладе ничего не решит. "Необходимо начинать еще с детства, с воспитания детей. А у нас в этом вопросе есть определенный регресс: все больше девочек бросают школу, выходя замуж в столь юном возрасте, что жениху положена статья Уголовного Кодекса.

Но готова ли наша школа противостоять негативному влиянию духовенства? Иногда в этом впору усомниться. Например, несколько дней назад в селе Пирбехли Шемахинского района был задержан 25-летний учитель, который обвиняется в изнасиловании 15-летней школьницы, которая сейчас находится на 7-ом месяце беременности. При этом учитель женат и имеет двух детей", - заключил Э.Зейналов.

В свою очередь в беседе с echo.az психолог Регионального психологического центра Даянат Рзаев сообщил, что "причиной таких жестоких действий является психологические отклонения у преступников. В основном, это психопаты, которые сами нормально жить не могут и другим не дают. Для проявления агрессии они ищут любую причину. В этом вопросе воспитание играет далеко не самую вожную роль".

"Да, в Азербайджане принято боготворить в семье мужчину. Матери смотрят в рот сыновьям с рождения и до конца своей жизни, а потом эту обязанность берут на себе жены. Но такое отношение не является следствием криминального поведения.

В качестве примера можно рассмотреть криминогенную ситуацию в странах ЕС или США, где насилие над женщинами является по сей день актуальной проблемой. Притом, что система воспитания в корне отличается от кавказских понятий.

Другое дело, что в нашей стране менталитет играет не последнюю роль. Например, в Азербайджане сын убил свою маму - 45-летнюю женщину за то, что она общалась с мужчиной. Он не хотел понять того, что женщина имеет право на личную жизнь.

Все потому, что азербайджанское общество не понимает, что женщина может начать заново строить новую жизнь после неудачного первого отношения с мужчиной.

Немало женщин, боясь общественного порицания, не заводят новую семью. Им приходится не жить, а существовать в этой жизни. Замечу, жертва была давно разведена, ее бывший муж был наркоманом и скончался в тюрьме.

Тем не менее, сын требовал прекратить эти отношения, но женщина была против этого. Молодой мужчина не смог стерпеть это и первым рейсом вылетел из России в Баку, чтобы поставить окончательную точку, убив свою мать.

К большому сожалению, общество, особенно, мужская часть, поддерживают преступников, оправдывая их противоправные действия как "защиту чести семьи".

Чтобы искоренить этот дикий взгляд в азербайджанском обществе, потребуется много времени. Во времена СССР наблюдалось улучшение в сознании граждан, но после развала Союза общество сделало шаг назад. Не последнюю роль в этой проблеме сыграла религия", - сказал он.

http://www.echo.az/article.php?aid=101276

среда, 25 мая 2016 г.

Десятое дело N!DA в Евросуде

Молодежные активисты открыли в Страсбурге «второй фронт»

 

Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) опубликовал решение о коммуникации жалобы «Омар Мамедов против Азербайджана» (№54846/14).

 

Напомню, что 7 активистов Гражданского движения N!DA («Возглас») были арестованы в 2013 г. и приговорены к срокам от 6 до 8 лет после организации ими в начале 2013 г. несанкционированных митингов в центре Баку, посвященных смертям солдат в небоевой обстановке. Уже сидя в тюрьме, к ним примкнули арестованные по другим делам активист организации «Свободная молодежь» Илькин Рустамзаде и лидер молодежного движения «Ахын» («Поток»), член партии «Гражданская солидарность» Омар Мамедов.


Омар учился за границей (на Северном Кипре) и был активным блогером. В частности, он был одним из администраторов страницы «Подборки из АзТВ» («
AZTV-dən seçmələr») в Facebook, где критиковались власти. 


В ноябре 2013 г. отец Омара был приглашен в Главное Управление по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД, где его расспрашивали о деятельности сына. При этом офицер УБОП позвонил Омару по телефону на Кипр, и потребовал прекратить вести страницу в Фейсбуке, связи с движением
N!DA и встретиться с сотрудниками ГУБОП по возвращении в Баку. Примерно через неделю, Омар закрыл страницу и прекратил контакты с N!DA. Однако 31 декабря 2013 г. его отца опять пригласили в ГУБОП и сообщили, что его сын оскорбил Президента в социальных сетях.

 

20 января 2014 г. Омар вернулся в Баку на каникулы, и на следующий день вместе с отцом посетил ГУБОП, где был неофициально допрошен о его деятельности. Полицейские снова заявили, что он должен прекратить свою активность в социальных сетях.

 

24 января 2014 г. он был арестован полицейскими в штатском, закован в наручники и приведен в Главное Управление по борьбе с наркотиками МВД. Там его обыскали, и в кармане пальто был обнаружен пакетик с наркотиком, который, по словам Омара, ему подбросили при транспортировке с места ареста в Управление.

 

Было начато уголовное дело, и на следующий день он был официально обвинен в незаконном обороте наркотиков в крупных размерах по статье 234.4.3 Уголовного Кодекса. Он был доставлен в Наримановский районный суд, который санкционировал меру пресечения в виде ареста. Поданная против этого решения жалоба была отклонена Бакинским Апелляционным Судом.

 

Кроме того, 31 января 2014 года была подана  отдельная жалоба на незаконность помещения под арест до решения суда, в отсутствие каких-либо исключительных обстоятельств, перечисленных в статье 148 Уголовно-Процессуального Кодекса. Эта жалоба также была отклонена и районным, и апелляционным судами.

 

7 марта того же года Омар поднял вопрос о помещении его под домашний арест или освобождении под залог. И в этом случае, ходатайство было отклонено и первой, и апелляционной судебными инстанциями.

 

24 апреля 2014 г. срок содержания под арестом истек, но Омара не освободили. Он обратился в районный суд с ходатайством о своем освобождении, но в этом было отказано обеими инстанциями. Зато 30 апреля Бакинский Суд по Тяжким преступлениям, куда уже поступило обвинительное заключение, оставил меру пресечения без изменения. С учетом этого, обе инстанции отказали в удовлетворении ходатайства.

 

Тем временем, начался суд по его делу, который 4 июля 2014 г. признал Мамедова виновным в торговле наркотиками и приговорил его к 5 годам лишения свободы в колонии общего режима. В марте этого года он был освобожден по помилованию.

 

Как это часто случается с неторопливой страсбургской Фемилой, поданная еще 21 июля 2014 г. адвокатом Халидом Багировым жалоба в ЕСПЧ начала рассматриваться уже после его освобождения. Заявитель жалуется, что, в  нарушение его права на свободу (статья 5 Европейской Конвенции по правам человека), он был незаконно арестован еще до того, как было начато уголовное дело и что для решения суда о выборе именно ареста в качестве меры пресечения не было уместных и достаточных причин. Кроме того, ЕСПЧ интересует, не было ли ограничение права на свободу, в нарушение статьи 18 Конвенции, наложено по иным причинам, чем предусмотрено в законе.

 

В решении о начале коммуникации, т.е. отправке дела властям для получения комментариев, Евросудом были заданы три группы вопросов по теме жалобы и предложено представить дополнительные документы. Ответ правительства будет отправлен заявителю, а его возражения будут направлены властям – до тех пор, пока ЕСПЧ не решит, что собранных материалов достаточно для рассмотрения дела, в котором, по регламенту, принимает участие и судья от Азербайджана. С учетом скорости этого процесса, можно надеяться, что ЕСПЧ вынесет решение по существу дела уже в следующем году.

 

Отмечу, что жалоба Омара Мамедова стала десятой, поданной активистами N!DA в защиту своих прав. Ранее уже началась коммуникация по жалобам, которые в 2011-2014 гг. подали Мамед Азизов (65583/13), Рашадат Ахундов (70019/13), Фуад Гаджиев (6811/14), Рашад Гасанов (48653/13),  Ульви Гасанов (69437/11, 9626/14),  Заур Гурбанлы (52464/13), Узеир Мамедли (65597/13), Шахин Новрузлу (70106/13). Кроме того, на рассмотрении Евросуда находятся жалобы молодежных активистов партий «Мусават» и Народный Фронт - Турала Гаджибейли и 3 других (65910/14, 73309/14 and 73587/14), которые подверглись административному наказанию за то, что 6 мая 2014 г. собрались у здания суда, где проходил судебный процесс по делу активистов NIDA.

 

Тематика этих жалоб различна – помимо арестов за планирование или участие в несанкционированных митингах, есть и наказание за раздачу листовок в метро и даже за протест против низких компенсаций за снос домов в Баку. Похоже, что молодежные активисты всерьез осваивают новое для себя поле борьбы за права, которым когда-то в эйфории от «Арабской Весны» пренебрегали…

 

Эльдар Зейналов.

вторник, 24 мая 2016 г.

Есть ли афрофобия в Азербайджане?

Азербайджан отчитался в Женеве по расовой дискриминации

Обычно словосочетание «расовая дискриминация» наводит на ассоциации с апартеидом, колониализмом и т.п. Однако в Конвенции о Ликвидации Расовой Дискриминации (CERD) этот термин трактуется шире и «означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни».
Азербайджан ратифицировал Конвенцию еще 16 августа 1996 г. Более того, с 27 сентября 2001 г. от граждан Азербайджана принимаются индивидуальные жалобы на нарушение положений CERD.
В мае в Женеве завершилась процедура рассмотрения периодических отчетов №№7-9 Азербайджана по выполнению Конвенции. Принятый в результате документ CERD/C/AZE/CO/7-9 содержит заключительные замечания и рекомендации правительству. Эксперты особо отметили негативное влияние на выполнение Конвенции продолжающегося конфликта в Нагорном Карабахе и призвали правительство приложить все усилия для его мирного разрешения.
Как общепринято, вначале были отмечены позитивные достижения. В частности, эксперты ООН приветствовали юбилейные мероприятия в связи с 20-й годовщиной присоединения Азербайджана к CERD; принятие закона «Об обращениях граждан»; выполнение Государственной программы 2004 г. и другие меры, улучшившие жилищные условия вынужденных переселенцев; успешное выполнение плана действий по борьбе с траффикингом; меры по пропаганде мультикультурализма, в частности, учреждение Бакинского Международного Центра Мультикультурализма (2014) и объявление 2016 года «Годом мультикультурализма»; проведение в Азербайджане международных форумов, например, Форума по Межкультурному Диалогу и 7-го Форума Альянса Мировых Цивилизаций ООН.
Вместе с тем, положение с исполнением Конвенции в стране вызывает у Комитета обеспокоенность.
Так, хотя Конвенция по Конституции и является частью национального законодательства, уголовному преследованию подлежат только некоторые акты расовой дискриминации (статьи 109 и 154 Уголовного Кодекса). Комитет считает, что необходимо дать соответствующее CERD определение «расовой дискриминации» (РД) в национальном административном, гражданском и уголовном законодательстве и запретить и наказывать все проявления РД.
Комитет обеспокоен тем, что статья 25 Конституции (право на равенство) ни при каких обстоятельствах не предусматривает «особых мер». Имеются в виду предусмотренные статьями 1(4), 2 и 4 Конвенции «особые меры с исключительной целью обеспечения надлежащего прогресса некоторых расовых или этнических групп или отдельных лиц, нуждающихся в защите, которая может оказаться необходимой для того, чтобы обеспечить таким группам или лицам равное использование и осуществление прав человека и основных свобод». В контексте Конвенции такие меры не рассматривается как расовая дискриминация, «при условии, однако, что такие меры не имеют своим последствием сохранение особых прав для различных расовых групп и что они не будут оставлены в силе после достижения тех целей, ради которых они были введены». Комитет рекомендует внести в законодательство соответствующее дополнение.
Упомянув, что правительственный отчет был подготовлен в сотрудничестве с организациями гражданского общества и что в стране зарегистрированы более 40 неправительственных организаций (НПО), связанных с национальными меньшинствами, Комитет выразил сожаление, что ни один представитель этих организаций не принял участие в диалоге с Комитетом. Правительству рекомендовано способствовать и ободрять проведение критического мониторинга выполнения Конвенции с помощью НПО, работающих с национальными меньшинствами, мигрантами, беженцами и искателями убежища, и их участие в диалоге по этим темам.
Комитет обеспокоен тем, что национальное законодательство, в частности статьи 111 и 283 УК, а также законы о политических партиях, профсоюзах и НПО, не соответствует требованиям статьи 4 Конвенции. Имеется в виду обязательство стран-участниц осуждать «всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях или теориях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения, или пытающиеся оправдать, или поощряющие расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме». Такие организации и такая деятельность, согласно Конвенции, должны быть объявлены незаконными и запрещены, а участие в них признано преступлением, караемым законом. В этой связи, Комитет призывает правительство дополнить законодательство в этой части и пересмотреть квалификацию «распространения и подстрекательства», учитывая рекомендации ООН по расистскому языку вражды.
С другой стороны, Комитет обеспокоен, что положения статьи 283 УК позволяют злоупотреблять арестом тех, кто выражает мнение, отличающееся от официального, в том числе по Нагорно-Карабахскому конфликту, или высказывается о положении национальных меньшинств. По мнению экспертов, выражение «унижение национального достоинства» в этой статье может трактоваться произвольно. Эксперты приняли к сведению, что двое таких лиц помилованы и освобождены (имеются в виду журналисты Эйнулла Фатуллаев и Хилал Мамедов). 
Комитет рекомендует обучать работников правоохранительных и судебных органов значению понятий «расовый язык ненависти» и «подстрекательство к расовой вражде». Выражение мнения об исторических фактах или заявление, сделанное в контексте академических дебатов, политической или похожей деятельности, без подстрекательства к вражде, презрению, насилию или дискриминации, даже если эти идеи и противоречивы, должно рассматриваться как законное осуществление права на свободу выражения и не должно повлечь за собой уголовные или иные санкции.
Комитет осудил помилование, освобождение и приветствие как национального героя Рамиля Сафарова, и призвал правительство к полному сотрудничеству с Европейским Судом по Правам Человека по жалобе no. 17247/13, поданной в этой связи армянами против Азербайджана и Венгрии.
 «Очень обеспокоены» эксперты и тем, что в рассматриваемый 6-летний период) Конвенция вообще не упоминалась с национальных судах первой и апелляционной инстанций, несмотря на изъяны национального законодательства и на проведенную правительством ознакомительную работу о Конвенции. Комитет в этой связи побуждает страну повысить осведомленность судей и общественности о том, что Конвенция может применяться в судах прямо. Как часть мер по осведомлению населения, Комитет рекомендует властям перевести Конституцию, Конвенцию и другие основные документы на языки нацменьшинств, включая талышский и лезгинский.
Обеспокоенность Комитета вызывает и то, что правительство не выясняет, почему подано так мало жалоб на расовую дискриминацию. Эксперты уже ранее высказывали обеспокоенность отсутствием таких жалоб в суды и в аппарат Омбудсмена, в то время как ни одна из стран-участниц Конвенции не свободна от расовой дискриминации.
Для устранения такого положения, Комитет рекомендует просвещать население о том, как проявляется расовая дискриминация, ее наказуемости и процедуре жалоб. Рекомендовано также проводить опросы о межнациональных отношениях и расовой дискриминации (включая стереотипы), чтобы в дальнейшем использовать результаты для оценки эффективности мер защиты и степени осведомленности о правах.
В части правовой защиты уязвимых групп, Комитет выразил обеспокоенность отсутствием законодательства позволяющего применять Конвенцию и Конституцию. Комитет рекомендует правительству ускорить принятие закона о нацменьшинствах, гарантирующего отсутствие дискриминации в осуществлении прав и свобод группами населения, которых касается Конвенция и предлагающего веры по достижению их защиты и по прогрессу мониторинга.
Сожаление Комитета вызывают несоответствия различных доступных данных об этническом составе Азербайджана, а также сообщения о том, что члены определенных нацменьшинств скрывают свою национальность, чтобы избежать дискриминации. Комитет сожалеет о скудности данных о соблюдении социально-экономических прав различных нацменьшинств, так как статистика ведется без разделения по национальностям.
Еще одна проблема, вызывающая обеспокоенность Комитета, это «ограниченная эффективность существующих консультативных структур, призванных компенсировать недостаточную представленность нацменьшинств в политических структурах». Комитет рекомендует создать такие эффективные инструменты консультаций и диалога, которые бы обеспечили учет мнения и проблем нацменьшинств. Что касается деятельности Омбудсмена, то рекомендуется приглашать на регулярные встречи представителей всех нацменьшинств без дискриминации, а также расширить мандат Омбудсмена с возможностью реагировать на нарушения прав не только госструктурами, но и частными лицами.
Повторяющееся и безнаказанное использование политиками поджигательского языка в вопросе Нагорного Карабаха и его влияние на отношение общественности к этническим армянам также беспокоят Комитет. Он призывает страну осуждать, расследовать и наказывать любые заявления политиков, разжигающие ненависть к любым нацменьшинствам, усилить пропаганду толерантности и борьбу с существующими стереотипами и предвзятостью против нацменьшинств.
Комитет сожалеет об отсутствии информации о количестве и положении мигрантов, искателей убежища, студентов и футболистов африканского происхождения, а также о мерах против афрофобии. Комитет отметил, что неясные визовые требования для африканцев вызывают ненужные задержки в их иммиграции.
Комитет также беспокоит ситуация, когда выдача свидетельства о рождении ребенка зависит от требования к родителям представить документы о прописке. В стране отсутствует процедура определения отсутствия гражданства и выдачи таким лицам удостоверений личности. Рекомендовано внести поправки в законодательство, чтобы дети получали свидетельство о рождении вне зависимости от правового статуса родителей, а лица без гражданства – регистрацию, документирование и доступ к гражданству.
В вопросе рабочих-мигрантов Комитет беспокоит их уязвимость в отношениях с нанимателями, а также положения закона, позволяющие депортировать из страны также детей, учащихся в школе. Эксперты рекомендуют заменить разрешение на работу, которое привязывает мигрантов к нанимателям, разрешением на проживание или другими системами, а также не депортировать из страны до конца учебного года те семьи, у которых дети учатся в школе.
Не прошел Комитет и мимо притеснений и арестов правозащитников и журналистов, из которых несколько были помилованы и освобождены в этом году. Комитет призвал правительство защитить правозащитников и журналистов от любых актов преследования, репрессий или других препятствий для работы, а также освободить тех из них, кто еще находится в заключении в связи с их профессией.
Комитет также рекомендует при выполнении Конвенции на национальном уровне применять Дурбанскую Декларацию и Программу Действий 2001 года, а также принять во внимание итоговый документ Всемирной конференции ООН по борьбе с расизмом («Дурбан II»), прошедшей в 2009 г. в Женеве.
Комитет рекомендует при подготовке следующего периодического отчета и выполнении данных заключительных замечаний продолжить консультации и расширить диалог с организациями гражданского общества, в частности работающими в области борьбы с расовой дискриминацией.
Еще одна рекомендация касается ратификации страной поправки к статье 8 Конвенции, которая была поддержана Генеральной Ассамблеей ООН.
Комитет также отмечает необходимость обновления общего базового документа, который является составной частью отчетов Азербайджана перед комитетами ООН и который не обновлялся с 2008 года, и соблюдения установленного лимита в 42 тысячи слов.
В течение года после принятия заключительных замечаний, страна должна представить информацию о выполнении рекомендаций по свидетельствам о рождении детей и о разрешениях для рабочих-мигрантов, а в следующий периодический отчет –детальную информацию по выполнению и других рекомендаций. Комитет рекомендует опубликовать и отчеты, и заключительные замечания по ним на официальном и других обычно используемых языках. Отчеты №№10-12 должны быть представлены в качестве единого документа объемом до 21.200 слов до 15 сентября 2019 года.

Эльдар Зейналов.

http://minval.az/news/123588241

Более короткая версия: http://echo.az/article.php?aid=101013

суббота, 21 мая 2016 г.

Жаловаться в Евросуд не «за падло»

Страсбург коммуницировал жалобу брата «Лоту Гули»

На фоне разнообразных жалоб в Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ), без сомнения, внимание привлекает коммуницированная на днях жалоба Мушфига Салифова – младшего брата знаменитого воровского авторитета Надира Салифова, более известного как «Лоту Гули». И не только потому, что очередь до жалобы no.28727/07 дошла лишь через 9 лет после ее подачи.

Ведь заявитель – один из известных в уголовном мире братьев Салифовых (Надир, Намик, Мушфиг), которых даже в тюрьме не без оснований побаиваются в уголовном мире постсоветского пространства. Надира арестовали еще в 1996 г. и дали 15 лет лишения свободы. Ближе к концу срока нашли причину и добавили еще.

Что касается 35-летнего Мушфига, то он был арестован 25 января 2005 г. На выходе из стадиона ручных игр он был остановлен одетыми в штатское сотрудниками полиции и доставлен в Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) МВД, где при обыске у него был обнаружен заряженный револьвер. Отметим, что при входе на стадион он беспрепятственно прошел металлодетектор и что по какой-то причине револьвер не проверили на наличие отпечатков пальцев, хотя Салифов на этом и настаивал. 

О реальных причинах ареста М.Салифова то время ходили самые разные слухи, в которых общим было убеждение в том, что через арестованного решили надавить на брата, сидевшего тогда в Гобустанской тюрьме. Отмечу лишь, что давление на братьев в феврале 2005 г. запустило бунты сторонников «лоту Гули» в Гобустанской тюрьме и двух колониях.

В заявлении в ЕСПЧ М.Салифов утверждает, что был допрошен без адвоката и дал признательные показания. И хотя он в дальнейшем отказался от этих показаний, утверждая, что дал их под давлением, в дальнейшем он был признан виновным в незаконном ношении огнестрельного оружия и вымогательстве денег у владельца одного из бакинских ресторанов.

В Суде по Тяжким Преступлениям против Салифова дали показания двое арестовавших его офицеров полиции, а также свидетель Ф.Н. Второго свидетеля (Н.Х.) в суде допрашивать не стали, и требования защиты вызвать его были отклонены. Они утверждали, что оружие было обнаружено на месте ареста, а оформлено изъятие было позже в здании УБОП, так как «на улице было дождливо и темно».

В ответ подсудимый повторил, что оружие было ему подброшено и что на него оказывалось давление. Более того, он представил суду доказательства, что свидетели Ф.Н. и Н.Х. до этого уже несколько раз привлекались в качестве свидетелей по делам с участием арестовавшего его офицера С.А. Телохранитель Салифова – некий А.А. утверждал в суде, что никакого обыска на улице не было, что он и Салифов были доставлены в УБОП. Потерпевший О.Д. отказался от своих показаний во время предварительного следствия, заявив, что дал их под давлением офицеров УБОП. Показав несколько фотографий вместе с Салифовым, О.Д. заявил, что тот является другом его семьи и к нему нет никаких претензий. Трое сотрудников ресторана также свидетельствовали, что Салифов всегда хотел платить за еду, но с него не брали денег по распоряжению О.Д., и что он ни у кого не вымогал деньги и не угрожал.

Судья, однако, посчитал показания в суде М.Салифова ненадежными, а показания О.Д. – неискренними, и построил выводы суда на показаниях, данных ими на следствии. Что касается «дежурных» свидетелей, то суд заявил, что их участие в других делах не отрицает факта обнаружения оружия.

7 октября 2005 г. Салифова признали виновным в вымогательстве и в незаконном ношении оружия (статьи 182.3.1 и 228.1 Уголовного кодекса). Он был приговорен к 12 годам лишения свободы.

Как подсудимый, так и потерпевший подали апелляционные жалобы в пользу Салифова. 31 июля 2006 г. Апелляционный Суд рассмотрел жалобы и переквалифицировал обвинения по первой части обвинения по статьям 182.2.1 и 182.2.4. Суд уменьшил приговор до 9 лет лишения свободы.

Салифов и О.Д. подали кассационные жалобы, и 4 мая 2007 г. Верховный Суд уменьшил наказание до 7 лет. В качестве основания, ВС отметил отсутствие жалобы от потерпевшего (О.Д.). Адвокат в заседании не участвовал, так как его не известили.

После этого, заявитель пожаловался в ЕСПЧ на нарушение права на справедливый суд (статья 6 Европейской Конвенции по правам человека). В жалобе отмечалось, что на начальном этапе следствия, заявитель не мог воспользоваться защитой адвоката по своему выбору; что сторона защиты в судах была в неравном положении; что он не мог допрашивать должным образом свидетелейй обвинения; и что было нарушено его право на обоснованный приговор.

В конце апреля ЕСПЧ принял решение коммуницировать жалобу правительству Азербайджана. При этом сторонам дела были заданы несколько вопросов и было предложено представить документы в обоснование своей позиции. 

Читая это решение, я вспомнил знакомого уголовника, чье лицо лет 15 назад порезал ножом сосед по камере, старый вор-идеалист. В данном случае нанесенный шрам был отличительным знаком доносчика («суки»). В свое оправдание старик заявил, что его сосед – «международная сука», так как посылает жалобы в европейские инстанции (в тот же ЕСПЧ), а это якобы «за падло» (противоречит арестантской этике). И в самом деле, среди уголовников находились такие, которые считали жалобы вне судебного процесса унизительными. Некоторое время это было предметом досужего обсуждения в среде авторитетных заключенных, но в конце концов пришли к выводу, что старик был не прав, и его наказали. 

Как можно видеть по жалобе Салифова, он также придерживается мнения о приемлемости для «честного арестанта» жалоб в ЕСПЧ. Таким образом, авторитет Евросуда признан даже уголовниками.

Отметим, что дело М.Салифова защищают в ЕСПЧ страсбургский адвокат Л.Хинкер и бакинский – К.Насибов. Решения по существу этой жалобы, небезынтересной с точки зрения национального права, можно ждать не ранее второй половины 2017 года.

Эльдар Зейналов

«Эхо», 21.05.2016

http://www.echo.az/article.php?aid=100920

http://minval.az/news/123587422

суббота, 14 мая 2016 г.

Неторопливая страсбургская Фемида

Жалобам в Страсбург дали ход спустя 5 и 10 лет


Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) коммуницировал две очередные жалобы против Азербайджана.

Одна из них, поданная Назимом Аббаслы (no. 66881/11), касается оппозиционной демонстрации 2 апреля 2011 г., которая уже была предметом рассмотрения в ряде других жалоб, рассмотренных Евросудом. Будучи членом оппозиционной партии, заявитель намеревался принять участие в демонстрации, но был арестован 29 марта 2011 г. на рабочем месте.

В качестве предлога для задержания было подозрение в некой краже. Однако после доставки оппозиционера в полицейский участок это подозрение «отпало», зато он был обвинен в неподчинении законному приказу сотрудника полиции по соответствующей статье 310.1 Кодекса об административных правонарушениях. В Насиминском районном суде, Аббаслы признался в правонарушении и был приговорен к 5 суткам административного ареста.

Вскоре после освобождения, заявитель подал апелляцию, заявив, что дал признательные показания в суде под угрозами и что настоящей целью ареста было предотвращение его участия в демонстрации. Бакинский Апелляционный Суд, однако, отклонил жалобу и оставил решение в силе, не приведя конкретных контр-аргументов.

В своей жалобе в ЕСПЧ, Аббаслы утверждал, что был арестован в нарушение права на свободу, свободы собраний и подвергся дискриминации за политические взгляды. Для проверки версии заявителя, ЕСПЧ задал сторонам дела 5 групп вопросов и предложил представить дополнительные документы.

Второе дело, по которому началась коммуникация – это дело Айхана Ахундова (no. 43467/06), поданное еще в октябре 2006 г. Оно касается достаточно частой в практике Азербайджана коллизии, связанной с правом собственности в периодЮ, когда государственных земли стали передаваться муниципалитетам.

51-летний бизнесмен владел 3.800 акциями (4.64%) частной акционерной компании «Azintrans». В 2003 г. Ахундов по контракту обменял свои акции на несколько строений в Бинагадинском районе Баку, принадлежащих кампании (незавершенное здание, уборная, забор и ворота). Участок муниципальной земли, на котором они располагались, компании не принадлежал и был ею арендован у государства. По контракту он перешел к Ахундову, который заключил с муниципалитетом новый арендный контракт и провел на участке строительные работы, расширив строения. На здания был получен технический паспорт.

В 2004 г. бизнесмен обратился в Наримановский районный суд с иском о признании его права не только на здания, но и на земельный участок под ними. Суд удовлетворил иск.

В 2005 г. «Azintrans» также решил приватизировать свой земельный участок по соседству. Возник земельный спор, в котором у Ахундова был документ на владение землей, а у компании – арендный договор. Как результат, компания подала в суд иск, требуя отмены судебных решений о приватизации участка Ахундова. В частности, «Azintrans» ссылался на то, что Ахундов без ее ведома расширил площадь строений и что полномочия распоряжаться участком имел не муниципалитет, а государство, в частности Министерство Экономического Развития (МЭР).

Апелляционный суд согласился с этими доводами и отменил решения Наримановского районного суда. На это решение была подана кассационная жалоба. В ней Ахундов ссылался на то, что компания не могла быть стороной дела и к тому же на год опоздала с подачей апелляции, хотя ей было известно и о перестройке объекта, и о суде по приватизации. К тому же второй ответчик (МЭР) не поддержал апелляцию и тоже подал кассационную жалобу, заявив, что решение суда первой инстанции было законным.

В таких обстоятельствах, Верховный Суд вернул дело на новое рассмотрение, к которому подключил и муниципалитет. В марте 2006 г. Апелляционный Суд рассмотрел дело, не пригласив Ахундова на заседание. Суд повторно удовлетворил апелляцию «Azintrans». Были отменены как судебные решения, так и контракт между «Azintrans» и Ахундовым. Построенные здания должны были снести, вместо возвращения акций компания обязывалась вернуть их стоимость. На сей раз ВС поддержал решение суда апелляционной инстанции.

Пройдя все судебные инстанции, Ахундов подал в ЕСПЧ жалобу на нарушение права на справедливый суд и права на имущество. Имеется в виду произвольный характер отмены вступившего в силу решения суда на основе поданной с опозданием в год апелляции. Заявитель также посчитал произвольной аргументацию, принятую судом, и не приглашение его на судебное заседание.

Приняв решение о коммуникации этого дела, ЕСПЧ направил сторонам вопросы по затронутым темам и запросил от них все документы по делу.

В соответствии с Регламентом суда, правительство страны-ответчика должно будет ответить на поставленные вопросы и представить свои соображения. Затем ответ правительства будет переслан заявителю для комментариев и возражений, которые перешлют властям. Прения между сторонами будут продолжаться до тех пор, пока ЕСПЧ не сочтет полученную от сторон информацию достаточной для рассмотрения Палатой.

Отмечу, что на этапе коммуникации ЕСПЧ обычно предлагает сторонам прийти к мировому соглашению, посредником и гарантом которого выступает сам Суд.

С учетом обычной скорости коммуникации, решения ЕСПЧ по упомянутым делам будут приняты в лучшем случае во второй половине будущего года.


http://echo.az/article.php?aid=100595

Ссылка на тексты решений ЕСПЧ о коммуникации:
Nazim Abbasli v. Azerbaijan - http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-162871
Aykhan Akhundov v. Azerbaycan - http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-162872