суббота, 23 января 2016 г.

Маловероятно, что в Азербайджане привьется распределение заключенных по группам риска

На вопросы echo.az отвечает глава Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов

23.01.2016 Н.АЛИЕВ

 "Маловероятно, что в Азербайджане распределение заключенных по группам риска привьется в ближайшем будущем"


- В Грузии недавно сообщили, что до 2017 года завершится классификация рисков заключенных. Что это вообще такое? И есть ли нечто подобное в Азербайджане?

-Есть два основных подхода к размещению заключенных и обращению с ними. Один базируется на типе совершенного преступления. Другой учитывает и персональные характеристики осужденного.

В Азербайджане практикуется в основном первый подход. Он заложен в законодательстве, которое предписывает размещать осужденных в колониях различных режимов (общий, строгий, особый) и тюрьмах (закрытый режим) в зависимости от того, как квалифицируется совершенное преступление (менее тяжкое, тяжкое, особо тяжкое).

Однако даже в этом случае учитываются и личностные обстоятельства, в частности, впервые осужденные обычно отделяются от неоднократно осужденных, малолетние преступники - от взрослых, бывшие сотрудники правоохранительных органов - от профессиональных уголовников. Особо опасные рецидивисты содержатся в колонии особого режима. Злостные нарушители изолируются от тех заключенных, кто не нарушают режим. При соблюдении режима спустя определенную часть срока заключенного могут перевести на улучшенные условия содержания.

Вместе с тем внутри одного и того же режима условия содержания по закону примерно одинаковы для всех осужденных. Особенно это касается тех заключенных, которых считают опасными.

Например, всех пожизненников из числа бывших смертников априори считают склонными к побегу, хотя реально пытались бежать или проявляли агрессию незначительная их часть. Помнится, в какой-то момент начальник Гобустанской тюрьмы предписал использовать наручники для всех бывших смертников. Это решение было раскритиковано Европейским комитетом по предотвращению пыток и вскоре отменено.

Согласно Рекомендации R(82) 17 Комитета министров странам-членам СЕ относительно заключения под стражу и содержания опасных преступников, необходимо как можно шире применять стандартные правила тюремного заключения к опасным преступникам, применять меры предосторожности лишь в случае крайней необходимости и уважая человеческое достоинство и права. Необходимо гарантировать, что меры предосторожности учитывают различные требования для разных видов опасности, по возможности, противодействовать возможным неблагоприятным последствиям усиленных мер безопасности и уделять необходимое внимание вопросам здоровья, которые могут возникнуть вследствие усиленных мер безопасности. Рекомендуется установить систему регулярного пересмотра для того, чтобы убедиться, что время, проведенное в условиях усиленных мер безопасности и уровень мер безопасности не превышают необходимый предел.

Отсюда видно, что современный подход должен включать оценку реального риска заключенного и дифференциацию подхода к опасным и не опасным заключенным даже внутри одного и того же режима, и регулярную переоценку риска.

Очень наглядный урок я получил, когда лет 15 назад посетил американскую тюрьму на Манхэттене. Начальник провел правозащитников по всем этажам, показал практически все.

На одном из этажей нам попался полный афроамериканец, который махал метелкой, убирая в коридоре. Начальник дружелюбно с ним пообщался, а отойдя, сообщил нам имя этого заключенного. Оказалось, что это был фигурант известного дела об убийстве 6 работников кафе их уволенным коллегой, которому грозила смертная казнь - впервые за несколько десятилетий в штате Нью-Йорк. Мы удивились, что он не заперт на пять замков и свободно гуляет в коридоре, да еще и с метлой в руках. "Он спокойный парень, просто во время преступления был в состоянии аффекта", - заверил офицер.

На другом этаже, где гуляли и свободно общались заключенные, один из арестантов был заперт в камере. Увидев нас, он стал бить в дверь и возмущаться. На вопрос, кто это такой, офицер ответил, что делец с Уолл-стрит, который украл несколько миллионов долларов. Я представил, что в нашей тюрьме к человеку, укравшему крупную сумму денег, отнеслись бы по-иному. Офицер пояснил: "Он хотел заказать убийство судьи и прокурора. Мы этот разговор записали, и теперь он сидит в камере и даже лишен прогулок - очень опасный".

На кухне тюрьмы работали несколько дюжих поваров с огромными ножами. Я спросил у офицера, сколько он платит вольнонаемным на кухне. Тот удивился и пояснил, что на кухне работают только осужденные. И вот к этим осужденным с ножами в руках он спокойно поворачивался спиной! "А зачем им на меня нападать?"- искренно удивился начальник.- "Они же не уголовники, да и срок у них небольшой, я их за хорошую работу освобожу пораньше. Зачем им портить себе жизнь?"

Во всем этом чувствовалась проверенная система. Размещать ли заключенных поодиночке или попарно, изолировать или разрешать общаться с другими, допускать ли к тем или иным работам - все решалось после оценки риска в каждом конкретном случае.

К этому постепенно приходят и у нас. Уже появились штатные психологи, хотя их работа пока и вызывает нарекания. Тех же пожизненников, в зависимости от их опасности, могут держать в одиночке, в двух- или трехместной камере.

Мне встречались абсолютно адекватные и уравновешенные заключенные, официально считающиеся опасными. Например, пожизненник, который отомстил за свою дочь, доведенную до самоубийства семьей мужа. Или бывший смертник - молодой парень, бывший солдат, приговоренный к расстрелу в 1994-м за то, что бросил боевую позицию. Или врач, осужденный к расстрелу за двойное убийство, которому в тюрьме доверяли проводить хирургические операции. Или интеллигентный журналист в колонии особого режима, признанный особо опасным рецидивистом за то, что трижды совершил диффамационное преступление и никого не зарезал. Но были осужденные на небольшой срок наркоманы с такой изломанной психикой, что к ним опасно было повернуться спиной.

Поэтому я поддерживаю инициативу грузинских пенитенциарщиков и буду следить за тем, какие это даст результаты в Грузии и как можно будет это использовать у нас.

- А для чего нужно распределять заключенных с рисками по учреждениям 4 типов, как решили в той же Грузии?

- Действительно, прошлым летом Министерство по исполнению наказания и пробации Грузии утвердило новую систему распределения заключенных по тюрьмам. Заключенных разделят на четыре группы - с низкой, средней, увеличивающейся и высокой степенью риска, и условия отбывания наказания у них будут разные.

Это позволит отделить законопослушных заключенных от злостных нарушителей порядка, снизит риск насилия в тюрьмах. Кроме того, будет создан стимул для хорошего поведения осужденных. Ведь, вне зависимости от совершенного преступления и полученного срока, осужденный может быть по решению комиссии переведен в более мягкие условия содержания, причем спустя год условия могут быть пересмотрены в сторону дальнейшего смягчения (или ужесточения - в случае, если осужденный не оправдал доверия).

Организовать у нас раздельное содержание заключенных с различными степенями риска - наиболее простая часть задачи. Чтобы применить этот опыт у нас, придется основательно переработать законодательство, улучшить подготовку тюремных психологов, освоить методики оценки индивидуальных рисков, подготовить суды к рассмотрению этого типа дел.

Начинать такую реформу во время экономического кризиса довольно рискованно (хотя грузины рискнули!). Так что маловероятно, что у нас распределение заключенных по группам риска привьется в ближайшем будущем. Но готовиться к этому стоило бы.

http://www.echo.az/article.php?aid=95318

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.