пятница, 8 января 2016 г.

Суд присяжных: веление совести или требования закона?

На вопросы echo.az отвечает глава Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов

09.01.2016 Н.АЛИЕВ

- Суда присяжных в Азербайджане нет и даже такое понятие убрали из законодательства, насколько я знаю. Но, думается, что рано или поздно мы все-таки придем к этому? Или нет?

С тех пор, как люди перестали выбирать себе судей, в обществе существует обоснованное опасение, что суд будет несправедливым, что особенно чувствительно в случае уголовного судопроизводства, где речь идет о свободе человека. Не случайно, уголовно-процессуальное законодательство в качестве основных принципов предусматривает как законность, так и справедливость, т.е. следование как букве, так и духу закона.
В качестве инструмента подстраховки суда, общество делегирует своих представителей, «людей с улицы». В Азербайджане в царское время это были присяжные заседатели, в Советское время и до 2000 г. – народные заседатели. В 2000 г. возможность рассмотрения уголовного дела судом присяжных была восстановлена, но впоследствии от этой идеи отказались, даже не опробовав ее на практике.
Предполагалось, что участие присяжных будет обязательным в случае, если суд может выбрать самое тяжелое наказание – пожизненное лишение свободы. В остальных случаях особо тяжких преступлений, присяжные привлекались бы по желанию самих подсудимых (хотя бы одного). По делам о тяжких и менее тяжких преступлениях, присяжных не предусматривалось привлекать.
Основной вопрос, который должны были решить присяжные, был вопрос о виновности, а также необходимости снисхождения, если подсудимого признавали виновным. Особенностью приговоров, вынесенных на основании вердикта присяжных, являлась невозможность их обжалования подсудимым или опротестования прокурором в апелляционном порядке. Приговор вступал бы в силу немедленно и мог быть обжалован или опротестован лишь в кассационном порядке (в Верховном Суде).
Поэтому ошибочный вердикт присяжных сильно ограничивал бы возможность обжалования или опротестования. Сторонам судебного процесса после вынесения вердикта присяжных запрещалось ставить под сомнение его правильность. С другой стороны, в сравнении с судебной коллегией (3 человека) суд присяжных (12 человек) был бы более коллегиальным и менее зависимым от властей (но более подверженным давлению общественного мнения).
В списки присяжных заседателей, по закону, не должны были включаться лица:  не имеющие избирательного права;  не достигшие возраста 25 лет или в возрасте 70 лет и старше; имеющие двойное гражданство; имеющие обязательства перед другими государствами; ранее судимые или подозреваемые и обвиняемые в совершении преступления; признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности; не владеющие языком судопроизводства; немые, глухие, слепые и другие лица, являющиеся инвалидами;  лица, не способные в силу своих физических, психических недостатков, подтвержденных медицинскими документами, исполнять обязанности присяжных заседателей. Как видим, наличие или отсутствие правовых знаний не являлось условием или препятствием для включения в число присяжных заседателей. Хотя в коллегию присяжных могли попасть люди с юридическим образованием, но только те, кто не были задействованы как судьи, прокуроры, органов внутренних дел и национальной безопасности, следователи, адвокаты, нотариусы. Поэтому их компетенция в тонкостях уголовного права была бы в общем случае заведомо ниже, чем у судей.
Так что суд присяжных – это палка о двух концах. Но в случаях, когда грозит пожизненный приговор и у подсудимого есть сомнения в беспристрастности и справедливости предстоящего судебного процесса, суд присяжных, на мой взгляд, мог бы обеспечить лучший баланс законности и справедливости, интересов личности и интересов общества. Достаточно долго занимаясь делами бывших смертников и пожизненников, я убежден, что некоторые из них были бы решены иначе, если бы их рассматривали «люди с улицы».
Противники суда присяжных, точка зрения которых в конце концов победила в нашем парламенте, упирали именно на некомпетентность «простого человека с улицы» в вопросах уголовного права. Некоторые были убеждены, что «человека с улицы» легче подкупить, чем судью. Однако никто из парламентариев не мог обосновать, почему суд присяжных так популярен в странах с богатой правовой практикой вроде США.

- В США существует «доктрина о ничтожности доказательств», по ней присяжные имеют право выбирать между требованиями закона и велением совести. Стоит ли в будущем, если суды присяжных будут введены в Азербайджане, использовать этот принцип?

Судя по тексту соответствующего (теперь уже отмененного) раздела Уголовно-Процессуального Кодекса (УПК), так и было предусмотрено. Присяжные знакомятся с представленными суду доказательствами, обсуждают их и приходят к выводу о виновности или невиновности подсудимого. Причем никто не имеет права воздержаться, а если голоса разделятся пополам, то принимается решение в пользу обвиняемого. Такая процедура вынесения вердикта основана лишь на внутреннем убеждении человека.
Конечно, в случае подкупа присяжных или их пристрастности, они могут и покривить душой. Но на этот случай, при формировании коллегии присяжных, есть возможность заявить отвод тому или иному присяжному. С другой стороны, подкупить 12 присяжных труднее, чем 3 судей.
Мне кажется, что основное неприятие суда присяжных нашими власть имущими заключается не в этих выпячиваемых страхах, а в опасении, что дело будет решено по совести, а не по закону. Известен, например, классический случай с оправданием судом присяжных террористки-народницы Веры Засулич.
В июле 1877 г. петербургский градоначальник  отдал приказ о порке розгами политического заключенного  за то, что тот не снял перед ним шапку. Приказ был нарушением закона 1863 г. о запрете телесных наказаний и вызвал бунт в тюрьме и широкое возмущение в российском обществе. Тем не менее, губернатор никак не был наказан, так как правительство не хотело показаться слабым. Например, наказанный заключенный получил 15 лет каторги за участие в демонстрации протеста.
В отместку, народница В.Засулич в январе 1978 г. пошла на самосуд - пыталась убить губернатора из револьвера. Власти, уверенные в обвинительном приговоре, пошли на то, что передали дело суду присяжных. Среди присяжных не было представителей бедных сословий: в состав заседателей вошли девять чиновников, один дворянин, один купец, один свободный художник. Старшиной выбрали надворного советника.
Тем не менее, именно эта чиновничья-дворянская коллегия и оправдала террористку. А ведь преступление Засулич было налицо. Адвокат лишь показал обычным совестливым людям с государственным мышлением, как пренебрежение чиновников к требованиям закона сделало из дворянки бунтаря, и как должен был поступок губернатора восприниматься человеком с ее происхождением и образованием
Решение суда было скандальным, но как же отреагировало на него правительство? Оно отменило приговор буквально на следующий день, сняло с должности министра юстиции, подвергло опале председателя суда. Трепова уволили через 10 месяцев после инцидента, но это было выходом на пенсию, а не наказанием за порку заключенного. Такого рода терпимость власти к правонарушениям со стороны чиновников в конце концов привело тысячи диссидентов того времени к моральному оправданию политического террора. Кстати, сама Засулич после ознакомления в эмиграции с европейской политической культурой пришла к осуждению террора.
Я мог бы привести несколько примеров из практики Азербайджана, похожих на дело Засулич. Во всех этих случаях со стороны властей остались нерасследованными и безнаказанными беззакония чиновников, месть за которые послужила мотивом убийств. Как результат, убийцы вызывали чуть ли не больше сочувствия, чем их жертвы. Возможно, суд присяжных, если бы он существовал, вынес бы иное, более мягкое решение, а не смертный или пожизненный приговор…
Справедливости ради отмечу, что статья 355 УПК позволяет суду принять частное постановление, если причиной и предпосылкой совершения преступления явились действия или бездействие физических лиц, недостатки или ошибки в деятельности должностных лиц государственных органов. Это дает основание принять к этим лицам соответствующие меры. Но кто может припомнить, чтобы суды в последнее время принимали такие решения?..

- Количество присяжных в разных странах различно. Обычно их 12, но в Шотландии их 15, в Норвегии – 10, а в Австрии – 8. В различных штатах США их от 6 до 12. А какое количество оптимально для Азербайджана?

В Азербайджане было предусмотрено 12 присяжных в коллегии. При разделении голосов должно было приниматься решение в пользу обвиняемого.
Я не верю в магию цифр и не уверен, что то или иное количество присяжных обязательно гарантирует справедливость приговора. До 2000 г. в составе Бакинского городского суда, например, были народные заседатели из «людей с улицы», хотя это и не были присяжные в классическом понимании: они входили в коллегию, совещались вместе с председательствующим судьей. Некоторые из этих решений были вполне справедливыми. С другой стороны, в США много лет спустя после приговоров, вынесенных на основании вердикта присяжных, эти решения признавались ошибочными на основании анализа ДНК и других новых доказательств…

Гораздо более значимым для суда присяжных являются критерии подборки заседателей, обеспечение их высоких моральных качеств, условий для их независимой деятельности. Но сейчас эта тема является для Азербайджана чисто гипотетической.

http://www.echo.az/article.php?aid=94687

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.