среда, 9 декабря 2015 г.

За свободой – в лагерь?

Тема иммиграции в Европе – одна из самых актуальных, пожалуй, она даже отодвинула там на второй план экономический кризис. Она серьезно испытывает на прочность демократические убеждения и систему европейских ценностей, не говоря уже о проверке системы безопасности внешних границ Европейского Союза и эффективности Шенгенского соглашения. По этой причине мне было чрезвычайно интересно заглянуть в Сербию - страну, ставшую в последнее время предметом нашествия сирийцев, афганцев и африканцев.

Еще в «добрые» социалистические времена, Сербия (тогда в составе Югославии) вносила свою лепту в европейскую миграцию. Не будучи, по примеру СССР, отгороженными от «тлетворного влияния Запада» железным занавесом, югославы охотно подрабатывали в развитых капиталистических странах, что серьезно пополняло семейные бюджеты и делало Югославию предметом зависти «соцлагеря» и объектом критики со стороны Кремля. Во время венгерских событий 1956 г. Югославия также вызвала недовольство Москвы тем, что приняла множество беженцев из Венгрии.

Потом был развал Югославии, опустошительная война, разрыв экономических связей, экономические санкции ООН, а под конец – свержение режима Милошевича при прямой помощи американцев. Все эти демократические преобразования не самым лучшим образом повлияли на экономику страны отбросив ее на 86 место (для сравнения: Азербайджан находится на 65 месте). Как ни феноменально, сейчас это неожиданно оказалось позитивным фактором: бедная Сербия совершенно не привлекает внимания мигрантов, устремившихся в Европу из зон разнообразных конфликтов в Азии и Африке. Достаточно сказать, что на середину 2015 г.  на ее территории находился 43751 мигрант, и только 440 из них (1%) обратились за убежищем собственно в Сербии.

Не скажу, что сербы особенно счастливы тем, что оказались на пути этого современного «великого переселения народов». Но они стараются вести себя достойно и не особенно комплексуют, зная, что чаша сия их минует. В стране созданы 5 центров для размещения мигрантов, от которых несколько раз в день организована бесплатная транспортировка к хорватской границе.

Из профессионального любопытства заглянул в один из таких центров, в Крняце, пригороде Белграда, в пустынном и замусоренном месте рядом с какой-то радиовышкой. За невысоким забором из проволочной сетки разместились два ряда бараков, внешне вызвавших у меня ассоциацию с когда-то посещенным мною нацистским концлагерем Маутхаузен. Однако никаких вышек с пулеметами и охранников с овчарками, рвущимися с поводка. Порядок в основном поддерживается за счет понимания беженцами, что его нарушение приведет к запуску процедур расследования и наказания, которые замедлят их стремительный бег в сторону вожделенной Мекки мигрантов – Германии. Это дисциплинирует куда больше, чем назидательный плакатик на стене с надписями на английском и арабском и наглядными картинками для тех, кто слов не понимает.



Внутри каждый барак разделен на 4-местные комнаты (по размеру средней семьи) с двухэтажными нарами, наподобие тюремных. По привычке измерив площадь жилья (2,5-3 кв.м на человека), могу сказать, что в Гобустанской тюрьме или, например, в следственном изоляторе в Кюрдаханы условия более комфортные. Разница только в том, что в бараке для беженцев туалет, душевая, столовая размещаются отдельно. Три раза в день жильцов кормят, остальное время они убивают, ездя в город, просматривая телепрограммы, играя в настольные игры или общаясь друг с другом.


Да, конечно же, это не наши палаточные городки, но ассоциации с тюрьмой этот центр вызывал неотвязные. Вспомнил, как в наших колониях беженским бараком («гачгынбарак») обычно называют место для самой отверженной части заключенных. По сути, мигранты, которых я видел, являлись такой же категорией для своих сообществ. Хотя и весьма неоднородной.

Из рассказов правозащитников, которые работают с беженцами в Сербии, выясняется, что в последний период часть беженцев, в частности, африканцы, дискриминируются в сравнении с сирийцами или афганцами, дела которых рассматриваются в более приоритетном порядке. Более того, еще больше внимания уделяется тем мигрантам, кто в ходе бегства из своей страны потерял паспорт. Когда остальные поняли это обстоятельство, то паспорта стали «теряться» уже сознательно.

Кроме того, хотя беженцы и путешествуют налегке, но и среди них имеется имущественное расслоение. В целом, азиаты состоятельнее африканцев. Коллега из Македонии поведал нам ужасную историю о том, как прибывшие в эту страну и обнищавшие сомалийцы ограбили и убили сирийцев и подбросили их тела на железнодорожное полотно. Полиция поддержала эту игру и пришла к выводу о несчастном случае.

Вообще, у меня подспудно сложилось ощущение, что все эти транзитные страны готовы закрывать глаза на какие-то правонарушения беженцев и всячески им помогать, лишь бы эта волна их миновала, пройдя дальше – в Германию, Австрию, Великобританию, Швецию… Кстати, Германия в ответ недавно объявила страны Западных Балкан «безопасными» и уже не принимает из них местных беженцев. Евросоюзом ведутся переговоры и с Турцией - насчет того, чтобы турки задерживали беженцев на своей территории для проверки их статуса, в обмен на некоторые подачки для граждан Турции.

Опять, как и 25 лет назад, Европа делится на «белых» и «черных» европейцев по толщине их кошельков. На границе двух миров уже строят новые железные занавесы… Но сдержат ли они «Великое переселение народов»?

Эльдар Зейналов.


 http://www.echo.az/article.php?aid=93332

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.