суббота, 10 октября 2015 г.

Расплата по тарифу

По словам главы Правозащитного центра Азербайджана Эльдара ЗЕЙНАЛОВА, пожизненное лишение свободы без возможности досрочного освобождения можно считать жестоким обращением

10.10.2015 Н.АЛИЕВ

- Вопрос касается смягчения наказания для пожизненно заключенных. Насколько он актуален для Азербайджана в свете недавней инициативы Верховной рады Украины?

- У нас в Азербайджане такое положение существовало всего 2,5 года - после отмены смертной казни 10 февраля 1998 г. до вступления в силу нового Уголовного Кодекса 1 сентября 2000 г.

В этот период предполагалось, что пожизненное заключение будет действительно бессрочным, до физической смерти осужденного.

Единственным способом досрочного освобождения от этого вида наказания было помилование, которое в 1998- 2001 годах предполагало замену пожизненного лишения свободы сроком больше 15, но не свыше 20 лет.

Впоследствии законодатели смягчились и ввели в законодательство возможность смягчения наказания после отбытия пожизненником 25 лет лишения свободы (в Европе этот срок называют "тарифным").

При этом статья 57.3 Уголовного кодекса (УК) предусматривает, что заключенный также не должен совершить за этот срок никаких новых уголовно наказуемых деяний, и должна отпасть необходимость в дальнейшем содержании под стражей, т.е. он должен исправиться.

При выполнении этих условий районный суд по месту отбывания наказания может либо условно-досрочно освободить осужденного, либо перевести его на определенный срок, добавив к уже отбытому сроку дополнительно до 15 лет. Или же, не согласившись с мнением администрации, отказать в заявлении осужденного и оставить его на пожизненном заключении.

Я думаю, что в Украине тоже введут тарифный срок, потому что уже есть некоторые прецеденты Европейского суда по правам человека, рассматривающие пожизненное лишение свободы без возможности досрочного освобождения как жестокое обращение.

- Значит ли это, что у нас эта проблема решена?

- Я бы так не сказал, и вот почему. В случае Азербайджана тарифный срок не является гибким, зависящим от личности преступника, его возраста и характера совершенного преступления.

Но давайте задумаемся: согласно статье 57.2 УК, этот вид наказания может применяться к мужчинам в возрасте до 65 лет. Предположим, что преступника осудили к пожизненному заключению за день до его 65-летия, и теперь он должен отбыть еще 25 лет до теоретической возможности смягчения наказания.

Реально ли в тюрьме с ее стрессами, отсутствием работы, образования, минимумом движения, однообразным рационом питания дожить до 90-летнего возраста, если даже на свободе ожидаемая продолжительность жизни мужчин составляет около 70 лет?..

На моей памяти 25 лет отбыли всего трое пожизненно заключенных. Из них один умер практически сразу после "юбилея", даже не успев обратиться за освобождением. Другому отказали, и он сейчас пытается обжаловать это решение.

Третий, насколько я знаю, ждет результата своего обращения в суд. Всего трое. Но ведь с ними сидели около 30 других смертников - куда они делись? Лишь некоторых расстреляли в 1992 и 1993 гг., единицы были помилованы. А в большинстве своем их товарищи умерли еще в корпусе смертников от жестокого обращения и плохих условий.

Даже после того, как в феврале 1998 г. парламент заменил 128 осужденным их первоначальные смертные приговоры пожизненным лишением свободы, за эти 17 лет уже на более мягком пожизненном режиме из них умерли 45 человек - почти каждый третий. Сколько их них доживет до возможности условно-досрочного освобождения (УДО)?

Отмечу и то, что в июле 2001 г. изменились и условия помилования. Если раньше президент мог помиловать осужденного хоть на следующий день после вступления приговора в силу, то теперь пожизненник, как правило, должен отсидеть до возможности подачи прошения о помиловании 10 лет. Да и максимальный альтернативный срок при помиловании увеличен с 20 до 25 лет (зато минимальный срок убран).

- А что вы предлагаете?

- Хотя обзор того, как смягчаются пожизненные приговоры в Европе, и создает представление о том, что якобы нет никаких общеевропейских стандартов в этой области, это не совсем так.

Существует Резолюция NR(76)2 относительно обращения с заключенными на длительные сроки заключения, принятая Комитетом Министров Совета Европы 17 февраля 1976 г.

Ее пункт 12 рекомендует странам СЕ "обеспечивать пересмотр приговоров с пожизненным сроком заключения..., если это не было сделано ранее, в период с восьмого по четырнадцатый год заключения, и в дальнейшем проводить его c регулярными интервалами".

Это прямая рекомендация странам Совета Европы снизить "тарифный срок" до 8-14 лет. Что примерно совпадает и с тем сроком, который у нас необходим для помилования, и с нижним пределом наказания по тем основным статьям УК, по которым у нас выносятся пожизненные приговоры. Причем никто не настаивает на автоматическом освобождении заключенного по достижении "тарифа" - это зависит от суда.

Несколько лет назад эта тема очень активно обсуждалась заключенными и правозащитниками, получив название "проблемы 25 лет".

Непосредственным поводом было наличие в Гобустанской тюрьме нескольких пожизненников, которым исполнилось 70 лет. Они поднимали и в прессе, и в обращениях в суд вопрос о том, что дальнейшее их пребывание в режиме пожизненного лишения свободы означает смертный приговор.

К сожалению, никому из них не пошли навстречу. А ведь они были правы! Могу привести пример известного многим правозащитникам Вагифа Гусейнова, 1940 г. рождения, который был вовлечен в госпереворот в 1993 г., осужден к расстрелу и умер в июне этого года в возрасте 75 лет.

Он провел в тюрьме 19 лет и мог бы претендовать на УДО лишь на девятом десятке лет. Менее известны публике Амирали Бабаев, 1935 г.р., умерший в ноябре 2012 г. в возрасте 77 лет, и Фазиль Тагиев, 1938 г.р., умерший в марте 2014 г. в возрасте 76 лет (тот самый, кто отсидел 25 лет).

Отсюда очевидно, что 25-летний "тариф" для мужчин, осужденных в возрасте 50-52 лет, на деле является фикцией, прикрывающей неверие законодателей и судей в то, что пожизненник может исправиться.

Я предлагаю сделать тарифный срок гибким и частью наказания, чтобы судья мог сам выбирать тарифный срок для УДО из какого-то доступного промежутка, например, от 10 до 25 лет. Разумеется, такого рода решение могло бы быть обжаловано в вышестоящей судебной инстанции, включая и длительность тарифа.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.