четверг, 10 сентября 2015 г.

Евросуд: Огрехи люстрации

В азербайджанской политике дежурное клеймо "агент КГБ" превратилось в простое ругательство, а не констатацию факта

08.09.2015   Э.ЗЕЙНАЛОВ 

Тема люстрации бывших сотрудников спецслужб СССР после лихих 1990-х в Азербайджане как-то сошла на нет. Дело в том, что в Восточной Европе она получила несколько другое наполнение, чем у нас.

В азербайджанской политике дежурное клеймо "агента КГБ" превратилось в простое ругательство, а не констатацию факта. Ведь все знают, что архивы агентуры КГБ прочно закрыты еще с лета 1992 года. Поэтому и доказать, и опровергнуть такое обвинение невозможно...

Тем не менее, молчаливо подразумевается, что раз КГБ Азербайджана когда-то возглавлял Гейдар Алиев, то и аппарат бывшего КГБ не представляет угрозу национальной безопасности.

Но даже в этом случае стоит помнить, что, кроме КГБ Азербайджана, в стране имелась агентура КГБ СССР, ГРУ и  т.п. общесоюзных спецслужб, унаследованная нашим северным соседом.

А вот в Восточной Европе и Прибалтике в сотрудниках местных КГБ    и восточноевропейских спецслужб видят потенциальных агентов России.

Поэтому раскрытие имен сотрудников и агентуры КГБ с последующим запретом в течение определенного времени занимать некоторые должности считается там задачей, важной для безопасности страны.

При этом, разумеется, необходимо соблюдать баланс между общественными интересами и правами личности. Не случайно Албания, Македония и Украина обратились к Венецианской комиссии с просьбой высказать мнение о национальных законопроектах о люстрации    (например, по украинскому законопроекту ВК высказала мнение в июне 2015 г.).

Но как бы хорошо ни был написан закон о люстрации, естественно, что многие ею недовольны. С момента развала "Восточного блока" до Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) дошло много дел против Латвии, Литвы, Польши, Румынии и Словакии, в которых так  или иначе затронута эта тема.

Принятые по ним решения ЕСПЧ критикуют отсутствие индивидуального подхода к судьбам людей, которых затронули меры по люстрации.

Например, в деле Сидабрас и Джиаутас против Литвы, бывших сотрудников КГБ не допустили к работе спортивного тренера и юриста    в частном секторе. В деле Жичкус против Литвы было отмечено отсутствие разницы между различными уровнями    бывшей вовлеченности в работу КГБ и отсутствие объективных данных с оценкой опасности человека для национальной безопасности.

В деле Матыек против Польши, Йоанна Шульц против Польши и других похожих делах люстрируемым отказали в доступе к их личным делам.

В деле Адамсонс против Латвии была высказана мысль, что люстрация - временный процесс, и объективная необходимость в ограничениях личных прав должна со временем уменьшаться; ее процедура не должна быть исключительно наказанием или местью, но определять личную ответственность каждого.

В деле Турек против Словакии ЕСПЧ поднял вопрос наложения ограничений на материалы, которые были классифицированы как конфиденциальные при прежних режимах.

Недавнее (но вряд ли последнее) дело такого рода - это жалоба Михаила Сёро против Эстонии (N22588/08, 3 сентября 2015).

67-летний гражданин Эстонии М.Сёро в 1980-1991 гг. работал водителем в КГБ Эстонской ССР. После распада СССР, в 1995 г. в Эстонии был принят закон "О раскрытии лиц, служивших или сотрудничавших с органами безопасности, разведки или контрразведки вооруженных сил стран, которые оккупировали Эстонию".

Под этот закон и попал бывший шофер КГБ, имя которого поэтому в 2004 г. опубликовали в официальной газете и в Интернете. Естественно, что после этого у него испортились отношения с коллегами на новой работе, и ему пришлось оттуда уволиться.

Сёро пожаловался советнику юстиции, который в отчете парламенту высказал мнение, что этот закон неконституционен, т.к. раскрывает имена всех сотрудников служб безопасности и разведки независимо от их служебной функции, в том числе тех, кто выполнял чисто технические задачи, не связанные с главными функциями этих организаций.

Однако парламентский комитет по конституционному праву с этим не согласился. В 2006-2008 гг. заявитель прошел все судебные инстанции Эстонии, в которых ему отказали в просьбе хотя бы убрать слово "оккупант" из заголовка списка имен.

Евросуд решил, что публикация информации о Сёро повлияла на его репутацию. Хотя эта мера была законной и преследовала цель защиты национальной безопасности, но в случае заявителя не была пропорциональна задаче, которая при этом ставилась.

Даже если Сёро и представлял какую-то опасность для государства, то она должна была уменьшиться спустя 13 лет после его увольнения из КГБ, а такой оценки перед публикацией сделано не было.

В связи с этим ЕСПЧ решил, что такая ситуация нарушает право на частную жизнь заявителя, гарантированную статьей 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В качестве компенсации морального ущерба Сёро получит 6000 евро и еще 1445 - в качестве компенсации расходов на жалобу.

Логическим результатом этого решения после вступления его в законную силу должен быть пересмотр применения законодательства Эстонии о люстрации к тем сотрудникам спецслужб, которые играли чисто технические роли, и исключение их из базы данных "пособников оккупантов".

http://www.echo.az/article.php?aid=88800

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.