среда, 9 сентября 2015 г.

Евросуд: Эмбрион - не вещь и не материал для исследований

Большая Палата ЕСПЧ отказала итальянке в донорстве ее собственных эмбрионов для науки

29.08.2015   Эльдар ЗЕЙНАЛОВ

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не перестает впечатлять разнообразием и глубиной рассматриваемых им проблем.

27 августа его Большая палата вынесла решение по делу Паррильо (Parrillo) против Италии (N46470/11). При этом обычная палата ЕСПЧ переуступила свою юрисдикцию в этом деле последней инстанции - Большой Палате.

Суду представили свои соображения по данному вопросу 12 неправительственных и научных организаций, 46 членов итальянского парламента. В устных слушаниях выступили еще трое ученых.

Что же за проблема так озаботила европейскую Фемиду? В 2002 году 48-летняя жительница Рима Аделина Паррильо решила вместе со своим партнером прибегнуть к экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО), называемому также in vitro ("в пробирке"). Было успешно получено и заморожено 5 таких эмбрионов.

Но еще до того, как эмбрион пересадили женщине, ее гражданский муж погиб в Ираке, освещая там ход войны. Вероятно, он и был основным инициатором ЭКО, так как после смерти своего партнера женщина передумала рожать и решила подарить свои эмбрионы для научных исследований трудноизлечимых болезней.

Однако ей отказали, сославшись на прямой запрет любых экспериментов с человеческими эмбрионами в итальянском законе от 19 февраля 2004 г.

Отметим, что нарушение закона карается лишением свободы на срок от 2 до 6 лет и штрафом от 50000 до 150 тыс. евро, а врачебный персонал лишается права заниматься медицинской практикой на срок от 1 до 3 лет.

Другое положение закона ограничивает число эмбрионов до 3, при этом запрещая как их уничтожение, так и сохранение (криопрезервацию).

Сохранение эмбрионов путем криопрезервации допускается лишь на короткое время из-за чрезвычайных обстоятельств, и в любом случае они должны быть внедрены женщине. Эмбрионы и по сей день хранятся в клинике.

Женщина сочла это вмешательством в свою частную жизнь и нарушением права собственности и начала жаловаться.

В 2009 г. Конституционный Суд Италии посчитал неконституционным запрет на ограничение максимального количества эмбрионов и положение об обязательной имплантации эмбриона женщине, даже если это будет угрожать здоровью женщины.

Отметим, что Рекомендация 1046 (1986) Парламентской Ассамблеи Совета Европы "Об использовании человеческих эмбрионов и зародышей для диагностических, терапевтических, научных, индустриальных и коммерческих целей" констатировала, что статус эмбрионов (embryo) и зародышей (foetus) и адекватные положения по их использованию до сих пор не определены законом, что существует множество мнений на этот счет и конфликты различных этических ценностей.

В этой связи ПАСЕ рекомендовала ограничить использование эмбрионов, зародышей, материалов и тканей человека только строго терапевтическими целями и привести законодательство в соответствие с рядом изложенных в этом документе принципов, а также запретить создание человеческих эмбрионов путем ЭКО в научных целях при жизни или после смерти человека, а также исследование эмбрионов независимо от того, являются ли они жизнеспособными или нет (с исключением только для терапевтических целей).

При этом допускается донорство эмбриологического материала для научных исследований исключительно в превенционных и диагностических целях и с письменного согласия доноров (родителей).

Европейская конвенция о правах человека и биомедицине ("Конвенция Овьедо") также устанавливает приоритет интересов и благосостояния человека над интересами общества и науки и запрещает производство эмбрионов для целей исследования.

ЕСПЧ привел 15-страничный обзор документов Совета Европы, Евросоюза, ООН, национальных судебных прецедентов Италии, мнений профильных организаций в области эмбриологии и биоэтики.

Было отмечено, что в Совете Европы 3 страны (Бельгия, Швеция и Великобритания) разрешают научные исследования эмбрионов и создание их с этой целью. В 14 странах (Болгария, Чехия, Эстония, Финляндия, Македония, Франция, Греция, Венгрия, Нидерланды, Португалия, Сербия, Словения, Испания и Швейцария) запрещено создание эмбрионов в научных целях, хотя при некоторых условиях можно исследовать лишние эмбрионы.

В 3 странах (Словакия, Германия и Австрия), как и в Италии, исследования эмбрионов запрещены в принципе и разрешены только для защиты здоровья эмбриона.

Еще в 4 странах (Андорра, Латвия, Хорватия и Мальта) закон запрещает любые исследования стволовых клеток эмбрионов.

В остальных странах, включая Азербайджан, закон не регулирует эту проблему, хотя на практике некоторые из государств практикуют скорее запретительный подход, а в других, например, в России - скорее "не запретительный".

В Азербайджане запрещены незаконные искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона, медицинская стерилизация (статья 136 Уголовного rодекса), купля-продажа и принуждение к изъятию для трансплантации органов или тканей человека (статья 137), незаконное проведение биомедицинских исследований или применение запрещенных способов диагностики и лечения, а также лекарственных средств (статья 138 УК). Прямого запрета биомедицинских исследований человеческого эмбриона уголовное законодательство не содержит.

Подавляющим большинством голосов Евросуд счел, что в деле Паррильо не было нарушения права на уважение частной и семейной жизни (статья 8 Европейской Конвенции по правам человека).

Вопрос донорства эмбриона не для целей имплантации поднимает деликатные моральные и этические вопросы, по которым нет общеевропейского консенсуса, и Италия не является единственной страной, которая запрещает донорство эмбриона для научных исследований.

У стран-участниц в этой области есть широкое поле допущения в пределах Конвенции Овьедо, и ЕСПЧ считает, что законодательство Италии не нарушает эту конвенцию.

Однако неоспоримо, что данное дело не касалось будущего материнства, да и выбор пожертвовать эмбрион для науки сделан всего одним из родителей, в то время как второй, ныне мертвый, явно хотел имплантации эмбриона. Таким образом, запрет был "необходимым в демократическом обществе".

Что касается предположительного нарушения права собственности (статья 1 Протокола N1 к ЕКПЧ), то суд посчитал жалобу в этой части неприемлемой, согласившись с доводом правительства, что человеческий эмбрион не может быть "вещью".

Чувствительность ЕСПЧ к поднятой теме и разнообразие мнений иллюстрируется тем фактом, что, хотя по каждому из двух вопросов ЕСПЧ принял решение подавляющим большинством голосов, судьи выступили с большим числом (7) личных и коллективных особых мнений, которые по объему были равны самому решению.

Остается добавить, что с 2006 г. указом президента и решением Пленума Верховного cуда Азербайджана решения ЕСПЧ должны учитываться в национальной судебной практике.

Газ. "Эхо", 29.08.2015

http://echo.az/article.php?aid=88317

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.