пятница, 10 июля 2015 г.

"Надейся на лучшее, готовься к худшему"

Директор Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов в беседе с echo.az рассказывает о проблеме пределов допустимой обороны
11.07.2015  Н.АБАСОВ

- Пределы допустимой обороны - стоит ли их расширить?

- Сначала их нужно четко определить. В статье 36.3 нашего Уголовного кодекса определено, что "превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства".

Парадоксально, но проблема часто именно в этой "явности", которой в материалах таких дел не всегда хватает.

Обычно для оценки соответствия обороны степени опасности нападения сопоставляют использованное сторонами оружие, и если человек оборонялся с помощью более опасного предмета, то считают, что предел был превышен.

Но ведь есть еще и такие моменты, как навыки владения оружием, физическая сила и т.п. Какой-нибудь спецназовец сможет убить карандашом или даже ребром ладони, в то время как домохозяйка или "ботаник" может не совладать и с пистолетом против ножа.

Так что в таких делах основной проблемой, на мой взгляд, является отсутствие четких критериев при оценке самообороны и то, что в нашем судопроизводстве пока еще не получило достаточное распространение прецедентное право, которое бы позволило опираться на опыт Европейского суда прав человека.

Остается радоваться, что по закону право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения и от возможности обратиться за помощью к государственным органам или другим лицам, а также возможности избежать общественно опасного посягательства.

- В соседней России, судя по публикациям в СМИ, множество людей, фактически невиновных, оказались за решеткой из-за трактовки пределов допустимой обороны. А какова, на ваш взгляд, ситуация в Азербайджане?

- В моей практике были случаи, когда субъективность и необоснованность вывода суда о превышении пределов необходимой обороны была, как мне кажется, очевидной.

В одном случае два подвыпивших бомжа повздорили, и это кончилось поножовщиной, причем один (Владимир Г.) был ранен ножом в спину, другой был убит ударом в сердце. Нашлись и свидетели того, что раненый убегал от своего собутыльника, а тот за ним гнался.

Было логично предположить, что драку начал тот, кто был убит, потому что после удара ножом в сердце он не смог бы погнаться и ранить своего противника в спину. Тот, защищаясь, обернулся к нападавшему и ударил его в сердце.

Для меня было шоком узнать, что вину за поножовщину возложили на Владимира, и что этот случай был расценен не как самооборона и даже не как убийство в состоянии аффекта, а как умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Парень отсидел более 10 лет в тюрьме.

В другом случае отставной полковник милиции Мамед М. был подставлен собственным сыном, который наделал долгов и сбежал от кредиторов. Те послали к отцу должника двух "вышибал", которые неоднократно ему угрожали.

Однажды они пришли к нему домой, вооруженные пистолетами, и пригрозили убить и его, и жену. Полковник снял со стены охотничье ружье и двумя выстрелами убил обоих. За это он в свои 68 лет получил расстрел (это уже позже "подрасстрельный" возраст снизили до 65 лет).

Приговор возмутил даже смертников, и не только их. Возможно, по этой причине уже через несколько месяцев он был помилован с заменой расстрела на 16 лет (впоследствии по амнистии были сняты еще 5 лет).

Всего этот человек, защищавший свой дом и свою семью от бандитов, отсидел 10 лет и вышел на свободу больным стариком.

Сложно судить о том, насколько типичны такие случаи, и в какую сторону развивается ситуация, не имея на руках статистических данных.

Убийство или нанесение увечья при превышении пределов обороны в отдельную строку в отечественной статистике не выделяются и относятся к "другим преступлениям" вместе с десятками других.

- Есть ли разница, где оборонялся человек - в собственном жилище или, скажем, на улице?

- Безусловно, факт, что кто-то был убит, вломившись в чужое жилище, характеризует общественную опасность нападения. Но сам по себе факт вторжения в чужое жилище не может быть оправданием убийству или нанесению увечий.

Например, в квартире могут повздорить хозяин и пришедший к нему в гости сосед. Хозяин убивает соседа, потом вкладывает в его руку нож и заявляет, что оборонялся. Свидетелей, видеозаписей и пр. нет. В таких условиях принять версию убийцы стало бы судебной ошибкой.

- Российские эксперты называют три правила, которые могут помочь оборонявшейся жертве не оказаться за решеткой: вызвать скорую, вызвать полицию и грамотно дать показания с помощью адвоката. Вы с этим советами согласны?

- Согласен. Но это не гарантирует, что человека все же не арестуют на время следствия, особенно, если для этого есть некоторые формальные основания. Поэтому я бы дополнил список советов четвертым: надейся на лучшее, готовься к худшему.

Под худшим я подразумеваю ситуацию, когда происшествие будет квалифицировано по другой статье, предусматривающей лишение свободы, например, как убийство в состоянии аффекта или убийство по неосторожности, нанесение тяжких телесных повреждений и т.п.

Часто это происходит на основании показаний самого подозреваемого. Поэтому так важно обзавестись адвокатом на самой ранней стадии расследования и не давать показаний без консультаций с ним.

http://www.echo.az/article.php?aid=86748

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.