четверг, 12 февраля 2015 г.

Чтение книг в азербайджанских тюрьмах - стимул к освобождению?

По мнению главы Правозащитного центра Азербайджана Эльдара Зейналова, в наших реалиях эта идея может стать дополнительным стимулом к развитию  коррупции

12.02.2015   Дж.АЛЕКПЕРОВА

"Идея писателя Сеймура Байджана о необходимости стимулировать заключенных к чтению книг интересна.    Ведь за    каждую прочитанную книгу и написанное к    ней эссе, согласно бразильской тюремной практике, заключенным будут снижать срок на четыре дня.

Если же    заключенный прочтет хотя бы одну книгу в месяц,  то срок  его заключения будет снижен в год на 48 дней. Конечно, заключенных необходимо стимулировать,  поддерживать их образованность, но в  наших реалиях эта идея, к сожалению, может стать дополнительным стимулом к развитию коррупции".    Об этом заявил echo.az глава Правозащитного центра Азербайджана (ПЦА) Эльдар Зейналов.

По его словам, ведь не исключено, что заключенный, который мечтает вернуться к своей "братве", сделает все, чтобы ему, например, написали, что он прочитал за месяц 100 книг. "Или найдет себе "ботаника",    который    напишет    ему эти    100 эссе. В крайнем случае даст    деньги, чтобы за него все сделали.

С этой точки зрения,  эта благая идея может превратиться в негативную. Ведь на заключенных смотрят как на "дойных коров" или поставщиков доходов для тюремных сотрудников". "Сегодня в Азербайджане вообще нет программ, которые могли бы стать стимулом для заключенных.

Никто не беспокоится об образованности заключенных, а когда те выдвигают инициативу, никто на нее не обращает внимания. Необходимо менять подход к образованию в целом. Например, один ныне пожизненно заключенный Намик Гулиев попал в тюрьму в 19 лет, будучи на 2-м курсе университета.

Он потребовал заочного обучения, но судья не удовлетворил его просьбу. Посчитал, что образование парню не нужно, так как он на пожизненном сроке, видимо, забыл, что через 25 лет    он может потребовать условно-досрочного освобождения", - отметил он.

Как сказал эксперт, в целом же во всех тюрьмах есть библиотеки,    но, к сожалению, представленный там ассортимент оставляет желать лучшего. "Например, некоторые пожилые заключенные не умеют читать на латинице, а на кириллице книг уже нет.

Плюс ко всему очень много российских книг, очень старых, про революционеров и    коммунистов. Видимо, российские воинские части избавлялись от книг, и их привезли сюда. Есть    религиозные книги, но лишь для мусульман. А вот полезной литературы мало.

Поступают жалобы от заключенных на то, что нет оппозиционных и независимых газет, а лишь правительственные и проправительственные. В целом, чтение книг в тюрьмах приветствуется.

Но недавно произошел курьезный случай. Один заключенный обратился за условно-досрочным освобождением, но ему дали плохую характеристику за то, что он целыми днями читал и  не участвовал в трудовой деятельности. Тюремная администрация почему-то приравняла чтение к негативной деятельности", -  отметил он.

Отметим, что накануне писатель Сеймур Байджан выступил с открытым письмом к министру юстиции Фикрету Мамедову и предложил сократить  срок заключенным за чтение книг. "Знаю вас    как культурного, грамотного, открытого к предложениям и    нововведениям человека", - пишет этот, в, общем-то, склонный обычно к острым,  зачастую экстравагантным выступлениям, прозаик и публицист.

Дело в том, что в больших тюрьмах Бразилии осуществляется любопытная программа. А именно, за каждое эссе, написанное заключенным по прочтении им  какой-либо книги, срок заключения снижается на четыре дня.

Если    же заключенный прочтет хотя бы одну книгу в месяц, затем написав о  ней что-то, то срок его заключения будет снижен в год на 48 дней! "Применение этой программы и у нас, господин министр, может принести значительную пользу нашему государству,  нашей родине и народу", - пишет в заключение автор (haqqin.az).

Дело в том, что самоуглубленное чтение, способное вызвать у человека какие-то яркие эмоции и глубокие переживания, требует общей культуры, развитого с раннего детства воображения, чего чаще всего нет.

К сожалению, культура чтения, как известно, сейчас далеко не та, что была когда-то, в докомпьютерные времена. Люди, если и берут в руки книгу или, на худой конец, читают ее в электронном варианте, то, как правило, чтобы что-то узнать в смысле  информации, развлечься.
















P.S. История с отказом в УДО политзаключенному Ядигяру Садыглы из-за чтения им книг - здесь: http://contact.az/docs/2014/Social/110800095905ru.htm

вторник, 10 февраля 2015 г.

Любовь за решеткой

Защищены ли права заключенных женщин на материнство и на возможность заводить семью?

10.02.2015  С.БАГИРОВА, С.АЛИЕВА

Все еще    не утихают разговоры по поводу заключенной колонии N 4 Ламии Гулиевой, которая    забеременела и родила ребенка в тюрьме. Резонанс вызвало то, что заключенная не замужем и ей еще предстоит отбывать свой немалый срок.

С учетом того, что свидания с заключенными предоставляются только членам семей, в СМИ появились предположения о возможном изнасиловании ее сотрудниками пенитенциарной службы.

Но после посещения Гулиевой представителями омбудсмена было распространено сообщение от ее имени, что добровольно вступила в половую    связь с одним из заключенных, когда она    временно находилась в СИЗО.

Незамужняя заключенная женщина решила стать матерью, и эта беременность была желанной, но пересуды    вокруг этого инцидента породили много вопросов. Если говорить прямо, этот случай обнажил несовершенство отечественного законодательства.

Как с этим обстоит дело в реальности и как закон защищает право на материнство осужденных гражданок Азербайджана?  С этими  вопросами echo.az обратилось к экспертам.

По словам исполнительного директора Правозащитного центра Азербайджана Эльдара Зейналова, проблему права на материнство заключенных нужно решать комплексно. "Это серьезная проблема, которую необходимо рассматривать глобально, а не только опираясь на этот нашумевший случай, - отметил правозащитник. - Нужно понимать, что половина осужденных женщин, в отличие от осужденных мужчин, брошена семьями".

По словам эксперта, мужчин-заключенных семьи бросают реже. "В результате у женщин в цветущем возрасте нет возможности встречаться с мужчинами. Кроме того, - беременность даже замужних заключенных женщин не приветствуется и администрация агитирует за контрацепцию", - сообщил правозащитник echo.az

"У мужчин более выигрышная ситуация, как минимум их не агитируют предохраняться. И у мужчины-заключенного, которого посещает любящая жена и им дается возможность для свиданий, может родиться ребенок, пока он  находится за решеткой.

Как результат такой неоднозначной политики - у женщин-заключенных появляются различные болезни мочеполовой системы, после которых шансов на материнство все меньше, а также лесбиянство, которое считается нарушением режима и строго наказывается.

С Ламией Гулиевой дело обстояло так: на  момент ареста она и ее жених были обручены. Оба обращались, чтобы их поженили. Недавно, кстати,  видел на сайте Пенитенциарной Службы информацию о свадьбе двух заключенных. А тогда с этим было сложнее, им отказали.

Они пожаловались правозащитникам, в  том числе и мне. Я предложил подать в суд - они не захотели.  На этом все и закончилось. Хотя после свадьбы я планировал поднять и другие смежные вопросы, такие, как семейные свидания.

Отмечу, что между заключенными свидания запрещены, но право на свидание с мужем или женой законом признается.  А также право семьи иметь детей, которое закреплено в Конституции. Если не допускаются свидания, то можно было бы использовать искусственное оплодотворение (ЭКО).

Но Ламия и ее жених в суд обращаться не захотели. Впоследствии парня женили на другой, а у Ламии, похоже, произошел психологический надлом, она получила, уже будучи в тюрьме, наказание и дополнительный срок. Хотя это не так много с учетом ее возраста, но не секрет, что тюрьма и длительное половое воздержание могут негативно повлиять на способность иметь детей".

"С женщинами-заключенными вообще очень сложно, - считает правозащитник. - На воле они привыкли и воспитаны так, что за них все решают и делают мужчины. А в тюрьме вдруг остаются покинутыми и беззащитными.

Их жаль, даже если они и реально что-то натворили". Правозащитник также сообщил, что вскоре планируется сдать в эксплуатацию новое здание тюрьмы для женщин в поселке Кюрдаханы, и там обещают создать лучшие условия, в том числе и для женщин с детьми.

Как сообщили echo.az в пресс-службе Пенитенциарной службы Азербайджана, законом не предусмотрено никаких ограничений на создание семьи, даже если женщина находится в местах лишения свободы.

"Заключенные женщины могут создавать семью, встречаться в разрешенные дни со своим супругом и рожать детей. Пенитенциарная служба не ведет специальной статистики относительно количества браков, заключаемых в местах лишения свободы, данная информация содержится в общей статистике браков, которую ведет Госкомстат.

Что же касается случаев рождения детей в местах заключения, то хотя такие случаи у нас  в стране редкость, тем не менее, такое иногда случается. После того как у заключенной    рождается ребенок, женщине создаются особые условия: женщины и их дети остаются под необходимым медицинским наблюдением, им предоставляется необходимая медицинская    помощь.

По желанию женщин их дети могут остаться с ними до трехлетнего возраста. Если женщина этого не хочет, то ребенок может быть отдан членам семьи. После того как ребенку исполнится три года, его либо забирают родственники женщины, либо передают в один из детских домов страны.

В настоящее время несколько детей находятся в местах лишения свободы", - сообщили нам в пресс-службе Пенитенциарной службы. Всего с 2006 по 2014 год в азербайджанских тюрьмах на свет появились девять детей.

Как сообщил в интервью echo.az юрист, член Коллегии адвокатов Самир Исаев, нет ни одного закона, запрещающего создавать семью гражданам нашей  страны,  даже если они находятся    в местах лишения свободы.

"Право на создание семьи предусмотрено Конституцией страны и нет никаких препон для этого, даже если гражданин отбывает пожизненное наказание. Может быть, раньше это право было сложнее реализовать, но сегодня для этого созданы условия.

Процедура заключения брака в условиях лишения свободы отличается лишь тем, что в тюрьму работники загса приезжают сами и на месте регистрируют брак. Предварительно вступающие  в брак так же подают заявление, начальник тюрьмы своей  подписью под заявлением выступает нотариусом, заверяя заявление на заключение брака.

Проблема может возникнуть лишь в том случае, если брак решили заключить двое заключенных, у нас в стране нет тюрем, женские и мужские  корпуса  которых  находятся на одной территории, а везти одного заключенного из одного конца города в другой под  конвоем вряд ли  кто-то будет.

Что же касается всех остальных случаев, когда один из  заключающих брак в тюрьме, а другой на свободе - то никаких  проблем  не должно возникнуть.

Если заключенная женщина рожает ребенка в тюрьме, то для нее создаются максимально комфортные условия для пребывания там с новорожденным.

Для нее могут выделить даже отдельную камеру, если она этого захочет.  Роды осуществляются либо в госпитале, находящемся на территории колонии, либо, если возникают какие-то осложнения, то женщину могут под конвоем отвезти в обычный родильный дом, а после рождения ребенка заключенная вернется в колонию", - сообщил С.Исаев.

http://echo.az/article.php?aid=78358