суббота, 20 декабря 2014 г.

Почему арестована журналистка Хадиджа Исмаилова (мое полное интервью, данное Deutsche Welle)

1.     Почему, на ваш взгляд, власти Азербайджана решили арестовать Хадиджу Исмайлову? Очевидно было, что будет большой международный резонанс по этому поводу, однако несмотря на это, ее арестовали.

Раз было очевидно, то значит, именно такой реакции и добивались, как это нелогично бы не выглядело на первый взгляд. Если проанализировать уголовные дела против общественных активистов, арестованных за последний год, то мы увидим, что за малым исключением, официальные обвинения напрямую не связаны с политикой. Обвиняют в уклонении от налогов, мошенничестве, уличном хулиганстве, хранении наркотиков и т.п. несимпатичных как в Азербайджане, так и за его пределами действиях.
Думаю, что власти страны уже изучили механизмы международных кампаний в защиту политзаключенных и приготовили ответ в другой, перпендикулярной плоскости. «Вот вы, мол, обвиняете нас в притеснении журналистки-исследователя, а посмотрите, как она довела до попытки самоубийства своего бывшего любовника - кстати, тоже активного участника разных политических и правозащитных кампаний, миротворческих встреч с армянами, репортера независимых телеканалов и т.д. Посмотрите и ответьте, где тут политический мотив?» То есть дискуссия явным образом переводится с политики на «бытовуху». Например, в случае Хадиджи – к запутанной любовной интриге между двумя общественными активистами, в которой один критик властей обратился к помощи властей против другого критика.
Разумеется, что причина ареста Хадиджи совсем другая. Сама она сводила причину давления на нее к мести первой леди, о бизнесе которой она когда-то что-то писала. Исключить это нельзя, но возможно и то, что она стала удобной мишенью для опорочивания гражданского общества в целом ввиду своих запутанных отношений с мужчинами, либо ввиду активной защиты более 50 исламистов из ее списка.
Для Хадиджи первый звонок прозвучал еще в 2012-м, когда в интернет выставили видео из ее интимной жизни. Как только она обратилась в прокуратуру, ей пришлось назвать следствию имена всех тех мужчин, которые посещали ее в злополучной квартире, и она это сделала. А ведь это были известные общественные и политические активисты, даже сыновья одного из оппозиционных лидеров. В ответ на обвинение со стороны Хадиджи в пассивности следствия, власти, «оправдываясь» и «опровергая», вывалили в прессу их имена, адреса, места работы, показав, как «много» было сделано. В принципе, дело не закрыто и по сей день, и любого из этих молодых мужчин могут арестовать как виновного, причем на основании официального заявления Хадиджи…
Вообще, диссидентам Востока надо быть вдвойне осторожными с властями, и ни в коем случае не пытаться играть с ними в поддавки и провоцировать, в надежде в конечном счете оказаться умнее и хитрее и переиграть их.

2.       Насколько Хадиджа Исмаилова известна в Азербайджане? Власти много усилий прикладывали к тому, чтобы опорочить ее. Как к ней относятся обычные люди?

Отношение широкой общественности к ней достаточно неоднозначно. В отношениях с людьми она подчеркнуто избегает дипломатичности, допускает личные выпады, наклеивание ярлыков. Это, конечно, можно списать на революционный максимализм, но многих людей все же отталкивает. Плюс, конечно, стараются власти, которые раздувают любой связанный с нею скандал, выпячивая ее личные качества.
Зато Хадиджа популярна у оппозиции, главным образом благодаря той видной роли в кампании в защиту политзаключенных, которая перешла к ней после арестов Лейлы Юнус и Расула Джафарова. От них она унаследовала список 98 политзаключенных, в котором 60% составляют исламисты. Она одна из тех редких активистов гражданского общества, которые считают политзаключенными  тех, кто призывал к физическим атакам на геев в период Евровидения-2012, разгонял палками и камнями фольклорный танцевальный фестиваль и т.п. лиц.

3.   Насколько в Азербайджане распространена тактика провокаций, когда спецслужбы фабрикуют фальшивые обвинения в отношении активистов?

Полицейские провокации практикуются в Азербайджане достаточно широко, причем отработано много приемов. Классический, еще с советских времен, это подбрасывание наркотиков и оружия. Во время массовых мероприятий оппозиции могут обвинить и в сопротивлении полиции, причем свидетелями обычно сами же полицейские и выступают.
Последние лет 7-8 также популярны обвинения в хулиганстве, когда некто пристает к активисту в общественном месте и провоцирует на драку. После этого провокатор автоматически становится потерпевшим. Иногда, создавая видимость объективности, могут сделать потерпевшими и обе стороны. Ведь у провокатора могут быть грехи перед законом или денежные долги, которые отрабатываются перед властями таким образом.
Такого рода провокациями достигается несколько целей. С одной стороны, маскируется истинный (политический) мотив уголовного преследования и ареста, с другой – в общественном мнении создается искаженный образ общественного активиста как алкоголика, наркомана, хулигана.
Кроме того, если жертва поддалась на провокацию и все было хорошо оформлено документально, то это - серьезный вызов шаблонному мышлению общественности Запада, в котором укоренилось мнение о политическом преследовании как о чем-то абсолютно беззаконном, насыщенном пропагандистской риторикой. А вместо этого, западным критикам правительства Азербайджана представляется документально, по всем правилам оформленное событие, со свидетельскими показаниями, открытым судебным процессом и т.п. Предлагается дождаться результатов расследования и суда, не давить на суд и т.д. Для Запада, где судопроизводство является «священной коровой», такая постановка вопроса является тупиковой. Западным критикам остается лишь не верить – и тем самым подписаться под тем, что внедряемые более 10 лет европейские нормы судопроизводства не способны защитить человека в такой ситуации, и что необходим двойной стандарт – один для Запада, где суду надо верить, и другой для Востока, где суду верить надо избирательно (или не верить вообще).

4.   Сейчас, когда между Россией и Западом идет сильный конфликт, создается впечатление, что власти Азербайджана считают, что аргументы геополитического противостояния (Азербайджан независимую от России политику проводит, и очевидно, что с точки зрения Запада это большой плюс) принудят Запад не сильно реагировать на аресты и нарушение прав человека в Азербайджане. Быть может, это причина, по которой власти решились на аресты известных на Западе правозащитников и сейчас журналистки?

Я думаю, что с предыдущими арестами и судами, ужесточением законодательства о неправительственных организациях и грантах ситуация была проще: Азербайджан на полгода стал председателем Совета Европы. Видимо, власти правильно рассудили, что СЕ не будет создавать прецедент и замораживать членство страны-председателя, и потому можно делать, что угодно. И использовали шанс, который выпадает раз в 23 года.
Но геополитика действительно играет большую роль в отношении властей к правам человека, и началось это еще после запуска экспортного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан в 2005 г. Ведь  ни для кого не секрет, что азербайджанская нефть покрывает больше половины нефтяного импорта Израиля и находит сбыт и в Европе. Гипотетически эта труба может наполниться и казахстанской нефтью, а также может реализоваться проект экспорта газа (и все – в обход России).
Кроме того, хотя Азербайджан и держит дистанцию от НАТО, но являлся партнером этой организации во время операций в Косово, Афганистане и Ираке. И если в Афганистане служит всего один взвод азербайджанцев, то роль Азербайджана в транзите американских грузов в этот регион намного серьезней.
Надо также помнить о том, что Азербайджан однозначно выступает против региональных проектов радикальных исламистов, будь то «Имарат Кавказ», «Исламское Государство» или «Халифат». Правительство не заигрывает с местными исламистами и в вопросе светской формы государственности.
Соответственно, многие западные правительства заинтересованы в стабильности такого партнера.

5. Как, на ваш взгляд, Запад должен реагировать на давление со стороны власти на правозащитников, журналистов и гражданское общество?

То, что Запад «сдал» правозащитников и диссидентов на милость властям, для нас очевидно. Никто не собирается составлять новые «списки Магницкого», обусловливать экономические проекты прогрессом в области прав человека или же вводить против властей Азербайджана санкции в межправительственных организациях. А раз так, то и грозные заявления гражданского общества за многими подписями вызовут, в лучшем случае, заявления Запада о «глубокой (или даже очень глубокой) обеспокоенности» ситуацией, но не более.
Правительство усвоило уроки 1990-х, когда пыталось противопоставлять Европе свое собственное видение стандартов прав человека, а та требовала политических, а не правовых решений. Сейчас власти приняли вызов и играют на поле Европы, апеллируя к уважению судопроизводства, возможности обжалования судебных решений в международных организациях (Евросуде и комитетах ООН), что при нынешних темпах разбирательства дел гарантирует, что ситуация будет сохраняться годами.
Поэтому необходимо менять тактику, приняв брошенную властями перчатку, и доказать, что в европейском правовом поле при грамотной защите возможно защититься от давления на гражданское общество. Это даст возможность отказаться от роли «пожарной команды» и бороться не с симптомами, а с корнем проблемы. Так, нужно не просто критиковать реакционные законы, а получать на них авторитетные отзывы, вплоть до Венецианской Комиссии. Необходимо не просто осуждать вынесенные судебные решения, а добиться их приоритетного рассмотрения ЕСПЧ. Необходимо в контексте исполнения принятых решений ЕСПЧ серьезно поставить вопрос в Комитете Министров СЕ о системных проблемах с правами человека. И т.д.
И, разумеется, необходим постоянный диалог с властями, в условиях которого им будет сложнее уклоняться от «неудобных» вопросов.

Эльдар Зейналов
(Передано через Facebook русской службе Deutsche Welle 12.12.2014 г.)

В конечный материал, скомпилированный из интервью с несколькими людьми, вошли всего несколько фраз, причем сильно отредактированных. Ввиду этого я решил опубликовать начальный вариант своих ответов. Сравните с начальным текстом: 



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.