понедельник, 3 ноября 2014 г.

O политзаключенных и не только о них…

Необходимо наконец закончить эту «холодную гражданскую войну».

- Создана новая рабочая группа по политзаключенным. Чья это инициатива? Кто в нее входит?

- Начну с того, что эта Рабочая группа (РГ) не является «новой». На днях была воссоздана та структура, которая уже действовала в 2005-2008 годах и способствовала освобождению примерно 170 политзаключенных.

За 5 месяцев до того, 20 мая, Баку посетил Генеральный Секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который встретился с активистами гражданского общества Азербайджана, в том числе с некоторыми бывшими членами РГ. Разговор зашел и о политических заключенных. Естественно, что многие правозащитники высказались за восстановление диалога с властями в рамках РГ.

На следующий день Т.Ягланд встретился с Президентом И.Алиевым. Не знаю, была ли затронута тема РГ в тот раз, но 26 июня Ягланд снова встретился с И.Алиевым, который в то время посетил Страсбург с официальным визитом. На этой встрече Ягланд предложил восстановить РГ. Алиев в ответ на предложение уклончиво сказал, что «этот вопрос может быть рассмотрен». Так что официально инициатива исходила от Совета Европы, и обращение к Ягланду не признавать созданную им РГ звучат как нонсенс.

11 августа Ягланд позвонил президенту Ильхаму Алиеву в связи с арестами правозащитников, и в этом контексте напомнил о его словах. На сей раз Президент дал обещание, что «деятельность Рабочей группы будет восстановлена с участием в ней представителей Совета Европы». Таким образом, формат РГ был расширен с двустороннего (чиновники – правозащитники) до трехстороннего - с включением в нее представителя СЕ.

И вот сейчас эта группа восстановлена немного в другом составе, чем 6 лет назад. Пока что в РГ 18 членов, но ее состав, скорее всего, в ближайшее время пополнится. Со стороны чиновников представлены Администрация Президента, Правительство (на уровне заместителей министров и заместителя Генерального прокурора), Парламент, Суд. Со стороны НПО: Новелла Джафароглу, Эльдар Зейналов, Залиха Тагирова, Арзу Абдуллаева, Саида Годжаманлы, Саадат Бананъярлы, Сахиб Мамедов, которые уже были в составе прежней РГ. Добавились новые участники – Алимамед Нуриев и Мирвари Гахраманлы. Двое депутатов - Чингиз Ганизаде и Али Гусейнли также возглавляют неправительственные организации, другой депутат – Азай Гулиев когда-то возглавлял Форум неправительственных организаций. Совет Европы представляет в РГ директор по политическим вопросам СЕ Александр Гессель.

У РГ два сопредседателя – Фуад Алескеров (от Администрации Президента) и Самед Сеидов (депутат, глава национальной делегации в ПАСЕ). Предложенная от правозащитников третья кандидатура – Новелла Джафароглу взяла самоотвод. Техническая работа проводится секретариатом РГ, в который входят правозащитники Сахиб Мамедов и Саадат Бананъярлы, а также заведующая сектором помилования АП Кямаля Исмаилова.

22 октября состоялось первое заседание РГ, на котором была определена ее структура и обсуждались ее мандат и методология работы. В частности, правозащитники, как и в 2005-2008 гг., подняли вопрос о том, что группа должна заниматься не только заключенными, но и другими вопросами прав человека, решение которых позволит избежать новых арестов. Не секрет, что сейчас многие неправительственные организации (НПО) находятся под уголовным преследованием, и их активисты также могут попасть за решетку. Есть и проблема политэмигрантов, и ряд других проблем, круг которых РГ определит сама в ходе работы. Соответственно, название РГ изменилось на «Совместная Рабочая Группа по проблемам прав человека».

- Какую цель преследуют выступления Хадиджи Исмаил в прессе?

- Очевидной и нескрываемой целью и Хадиджи Исмаил, и ее сторонников является подрыв возобновившегося диалога с властями, который уже успели, не дожидаясь первых результатов, назвать и «имитацией», и даже «цирком». И страсти особенно подогревает то, что эти люди закономерно оказались вне этого процесса, начатого и поддержанного отнюдь не властями, а Советом Европы.

Если диалог с властями – лишь простая имитация, то почему он был поддержан и Советом Европы, и Госдепом США? Означает ли это, что их офисы затоплены каспийской икрой или все-таки столь яростно отвергаемый диалог – это часть западной политической культуры?

Вообще говоря, у диалога между правозащитниками и властями всегда были противники. Еще во время предыдущей РГ ее критиковали как представители властей, так и правозащитники, правда, с разных позиций. Конечно, было странно, когда эти люди были готовы пойти на диалог с армянскими деятелями, виновными в Карабахском конфликте, но с порога отвергали идею диалога со своими собственными азербайджанскими чиновниками. Или превращали в ангелов арестованных министров, которых еще вчера вполне заслуженно громила за коррупцию оппозиционная пресса и которые именно за коррупцию и были арестованы, и при этом считала невозможным диалог с другими (не арестованными) членами этого же правительства. Но все эти странности вполне укладываются в логику политической борьбы в нашей стране.

Мне все это знакомо. Я сам больше 10 лет был в политике, в том числе был членом ЦК СДПА. Одновременно занимался и правозащитой, наивно полагая, что одно другому не мешает. Помню, как-то раз партийные товарищи вызвали меня «на ковер» в связи с каким-то моим отчетом о ситуации с правами человека в стране. Оказалось, что их не устраивало не описание фактов и тенденций – с этим все было в порядке, а маленький раздел рекомендаций. «А что же там не так?» - поинтересовался я. «Так у тебя же там рекомендации! И половину из них власти могут выполнить, улучшат свой имидж, и тогда мы не придем к власти еще 10 лет!..» Мой встречный вопрос о том, что же плохого в том, что власти выполнят хотя бы часть того, что мы сами бы хотели сделать для народа, повис в воздухе…

Впоследствии я не раз сталкивался с тем, что ради политических дивидендов не только моя, но и другие партии (и оппозиционные, и правящие) были готовы что-то замолчать, что-то выпятить, и даже запустить в оборот клевету и дезинформацию. Разумеется, «из лучших соображений». Но мне это напомнило то, как базарные торговцы охаивают конкурентов и при этом подсовывают покупателям-простофилям свой гнилой товар («Не обманешь – не продашь!»). В результате я из политики ушел, и за прошедшие полтора десятка лет никогда об этом не жалел.

Не секрет, что рост доходов страны и давление со стороны общественности и международных организаций приводит к решению проблем с правами человека – в первую очередь социально-экономических, в меньшей степени – политических и гражданских. Сторонники диалога (назовем их оппортунистами) хотят видеть в этом прогрессе закономерный результат собственных многолетних стараний. В то же время противники диалога (радикалы) в решении проблем правительством видят улучшение его имиджа и, следовательно, угрозу своим мечтам о приходе к власти, что якобы и является единственным способом раз и навсегда решить все проблемы с правами человека. Диалоги же с властями отвлекают от священной цели свержения правительства, являясь «целованием зада диктатора» (выражение Х.Исмаил). То, что при этом решаются проблемы, люди возвращаются к своим семьям, кому-то спасается здоровье, а может, и жизнь, радикалов не волнует – ведь жизнь спасается десяткам людей, а охотников прийти к власти тысячи. Ради блага революции можно и пожертвовать кем-то…

Очень неприятно удивила реакция таких «непримиримых правозащитников» на предоставление однодневного отпуска из тюрьмы коллеге-правозащитнику Хилалу Мамедову, которого Лейла Юнус когда-то объявила экспертом своей НПО и с фотографией которого в руках она любила позировать на свободе. Такие отпуски в законе предусмотрены лишь для колоний общего режима и никогда не предоставлялись осужденным к строгому режиму. Так что был создан позитивный прецедент. Но вместо того, чтобы порадоваться за то, что человек смог участвовать в свадьбе своей дочери, что он жив-здоров, это событие охаяли. И сделали это лишь потому, что отпуск Х.Мамедову дали по инициативе только что созданной РГ, которая еще обсуждает свой регламент, но уже успела сделать что-то полезное.

Я понимаю враждебность радикалов в отношении властей и даже тех НПО, которые идут с властями на диалог - хотя даже во время войны делают перемирие и ведут переговоры с врагом об освобождении пленных, и в этом никто не видит ничего необычного. Но неприязнь к жертвам, к людям, которые попали в беду, может быть, даже по вине этих же радикалов – это уже просто неприлично.

Посещая тюрьмы уже 20 лет, я неоднократно сталкивался с жалобами политзаключенных на свою забытость со стороны боевых товарищей. Очень часто именно это чувство ненужности толкает политических узников на капитуляцию перед властями.

Например, на сегодня практически все арестованные члены организации NIDA, из которых в свое время радикалы сделали икону, написали покаянные письма и прошения о помиловании. Читать их неприятно, осознавать то, что эти молодые ребята потеряны для политики – жалко. Но что их на это толкнуло? Об этом после освобождения высказался «нидачи» Эльсевяр Мурсалли: «Никто из оппозиционеров не пришел даже на мой суд, и они не навещали меня, когда я был в тюрьме. Сейчас никто не имеет морального права осуждать меня». Другой «нидачи» Бахтияр Гулиев также заявил, что «сейчас я понял, кто мои настоящие друзья. Когда я вышел из тюрьмы, никто из моих бывших знакомых не позвонил мне. Наоборот, позвонили и поздравили те, от кого я этого никак не ожидал. В принципе, эти люди (т.е. не боевые товарищи. – Э.З.) оказывали мне поддержку, когда я был в тюрьме».

Контраст наших «ррреволюционеров» с большевиками, где фиктивная невеста Крупская навещала по партийному заданию арестованного молодого революционера Ленина, очевиден. Никто из них не способен не только заслонить грудью товарища, но даже поступиться за друзей крупицей своего благосостояния (пожертвовать гамбургером или билетом в кино ради передачки в тюрьму). Поэтому революционный пыл очень часто остывает через месяц-другой за решеткой.

Например, правозащитник Расул Джафаров недавно из тюрьмы выразил желание «вступать в диалог и сотрудничать с Госструктурами и представителями правительства». Не думаю, что для этого заявления ему вгоняли иголки под ногти и растягивали на дыбе. Он неглупый парень, и сам сделал свои выводы, желая заниматься полезным делом вместо гниения в тюрьме и создания фона для получения кем-то премий за его счет. Кстати, недавно мы всем миром старались выбить премию «Золотой тюльпан» не за него, а для него. Всего-то нужно было кликнуть мышкой на странице премии – секундное дело. Так из многих тысяч тех, кто приветствовал его пламенные призывы против Евровидения и Евроолимпиады, не нашлось всего 7 тыс. голосов, чтобы он попал в финал. Мало того, в этот же конкурс вклинилась Л.Юнус и отобрала у него несколько сотен голосов.

Могут спросить, а почему нельзя просто разойтись и заниматься каждый своим делом? Разумно, и оппортунисты именно так и поступают, но амбиции мешают радикалам смириться с тем, что они не «единственные парни на деревне». Это отметил после летних арестов даже башган партии «Мусават» Иса Гамбар, заявив на заседании глав оппозиционных партий, что «в последнее время сложилась такая тенденция и сформировалось мнение, что защитой прав заключенных может заниматься лишь избранный круг людей. Кто-то вправе защищать заключенных, а кому-то это запрещено. Это полный абсурд… Мы не можем сказать, что защитой смелых людей должны заниматься только смелые люди».

Я готов подписаться под этими словами Иса-бея. Пусть каждый займется своим делом и не теряет из виду цель, которой является освобождение политзаключенных.


- Кто входит в составленный Вами список политзаключенных? Можно ли опубликовать их список в газете?

- В настоящий момент, в список Правозащитного Центра Азербайджана (ПЦА) входят 29 человек, которых мы считаем политзаключенными. Кроме того, есть 16 заключенных, которые первоначально были в наших списках, но затем были исключены, т.к. эксперты Совета Европы посчитали их не политическими. Тем не менее, эксперты отметили в их делах политический мотив, и осуждены они были в свое время без права обжалования, потому мы считаем, что по их делам необходимы новые судебные процессы, с перепроверкой фактов, вызовом свидетелей и т.п.

Этот список был представлен в РГ, точно так же, как и список Мониторинговой Группы Правозащитников (МГП), в который входят 24 имени. На данном этапе, работа будет вестись по тем заключенным, в отношении которых существует консенсус между правозащитниками. Не исключено, что мы придем к консенсусу и по тем заключенным, которых ни МГП, ни ПЦА не считают политзаключенными, но которых считают возможным освободить по гуманитарным соображениям (возраст, здоровье, семейное положение).

Я думаю, что из соображений конфиденциальности сейчас будет неправильно публиковать конкретные имена. Каждая из таких публикаций вызывает ответную волну в «желтой прессе», начинается кампания черного пиара, давление на людей, кто назван политзаключенным. Вспомним, например, что публикация в СМИ «списка 98-ти» была выдана за торжество открытости и важный шаг к освобождению включенных в него людей.

А что произошло дальше? Несколько человек из этого списка выступили с заявлениями, чтобы их не считали политзаключенными и вообще не занимались их делом. От подписи под списком отказались несколько адвокатов и активистов гражданского общества. Я ни минуты не сомневаюсь, что это было сделано под давлением. И этого не было бы, если бы не совершенно неуместная рекламная кампания вокруг этого списка. Действие вызывает противодействие, и когда из активистов NIDA попытались сделать героев, вместо того, чтобы спокойно работать над их освобождением, то власти назло организовали кампанию покаянных писем и посещение могилы Г.Алиева.

Интересно, что сейчас «радикалы» действуют в духе властей. Как только была создана РГ и стало ясно, кто будет в ее рабочих списках, как было организовано письмо, что 10 политзаключенных из этого списка якобы не хотят, чтобы эта группа занималась их делом. В чем тогда разница между радикалами и властями, если вместо использования каждой возможности для освобождения политзаключенных, этих бедняг с двух сторон подзуживают отказаться от защиты тех или иных организаций, занимающихся их делами?.. Вот так «непримиримые» правозащитники ради красного словца и играют судьбами политзаключенных.


- Почему международные правозащитные организации не считают исламистов политическими заключенными и не защищают их?


- Вторая мировая война многому научила мировое сообщество, и один из выводов был, что демократия должна уметь себя защищать от экстремистов. Поэтому, начиная с Всеобщей Декларации Прав Человека 1948 г., во все международные договоры о правах человека заложен принцип недопустимости злоупотребления правами. Ее статья 30 гласит: «Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано, как предоставление какому-либо государству, группе лиц или отдельным лицам права заниматься какой-либо деятельностью или совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод, изложенных в настоящей Декларации». Аналогичное положение содержится, например, в статье 5-1 Международного Пакта о гражданских и политических правах, в статье 17 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ). В нашей Конституции статья 80 также предусматривает, что «злоупотребление правами и свободами … влечет установленную законом ответственность».

Представим на минуту, что эти документы была бы приняты на полвека раньше. Тогда в Германии не дали бы возможности нацистам и коммунистам создавать свои политические организации, боевые группы, не разрешалось бы издавать их литературу, их бы не допускали к выборам, и в результате, Гитлер не смог бы прийти к власти, используя либеральную систему Веймарской Республики. Ведь Гитлер не скрывал своих взглядов, не была тайной и политическая программа его партии. Они противоречили Конституции Германии, и тем не менее, к нацистам не принимали репрессивных мер. Подразумевалось, что раз они действуют ненасильственные методами, то и к ним нельзя применять насилие. И Германия пришла к трагедии 1933, 1939, 1945 гг.

Что с этой точки зрения представляют собой исламисты, т.е. сторонники политизации Ислама, построения государственности на его основе? В случае реализации стандартной программы исламистов будет покончено с разделением государства и религии, и священнослужители начнут вмешиваться в государственное управление. Система права будет перестроена на основе шариата. Будут восстановлены смертная казнь, в том числе забиванием камнями, телесные наказания, неравноправие женщин, дискриминация не-исламских религий и атеизма, узаконена педофилия в части брачных отношений с девочками младшего школьного возраста и т.д. На языке права это означает, что отдельные люди или группы людей ставят своей целью ограничить или даже уничтожить некоторые права и свободы, гарантированные в Конституции и международных договорах, т.е. злоупотребляют своими правами и свободами. Поэтому ограничение прав и свобод в отношении таких людей будет оправданно.

Например, 12 июня 2012 г. Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) рассмотрел жалобу «Хизб ут-Тахрир и другие против Германии» (№31098/08). Заявителем была глобальная исламская политическая «Партия Освобождения», основанная в 1953 г. в Иерусалиме и направленная на приход к власти в исламских странах и объединения их в Халифат. В Германии она действовала с 1960-х гг., но в 2003 г. была запрещена. ЕСПЧ признал неприемлемой жалобы на нарушения свободы религии, выражения мнения и собраний и объединений (статьи 9, 10, 11 ЕКПЧ), ввиду того, что партия злоупотребляла ими для пропаганды антисемитизма и убийства граждан Израиля.

В похожем деле «Касымахунов и Сайбаталов против России» (№№26261/05 и 26377/06, рассмотренном 14 марта 2013 г., ЕСПЧ признал такие же жалобы неприемлемыми. В России «Хизб ут-Тахрир» тоже был запрещен в 2003 г., после чего упомянутых членов этой партии арестовали и осудили за принадлежность к террористической организации. При этом их жалобы по статьям 9,10, 11 были отклонены на основании статьи 17 о злоупотреблении правами и свободами – найденная у них литература призывала к насилию и дискриминации по религиозному признаку.

Переходя к определению «политического заключенного», которое дается в резолюции 1900 ПАСЕ, следует отметить, что основной (первый пункт) изложенных там критериев гласит, что тюремное заключение должно быть применено в нарушение одной из фундаментальных гарантий, установленных ЕКПЧ, в частности, свободы мысли, совести и религии, свободы выражения и информации, свободы собраний и объединений (статьи 9, 10, 11). Если же имеет место злоупотребление этими правами, то арест не нарушает эти статьи, и следовательно, заключенный не будет политическим.

Это, впрочем, не исключает, что в таких делах могут быть нарушения других статей ЕКПЧ, например, статьи 3 (запрет пыток), 5 (право на свободу) или 6 (право на справедливый суд). Например, 30 июня ЕСПЧ коммуницировал жалобу председателя Исламской Партии Азербайджана Мовсума Самедова, касающуюся обстоятельств его ареста в январе 2011 г., где были затронуты статьи 5 и 6. ЕСПЧ не отклонил эту жалобу и начал по ней переписку.


- Опасны ли политзаключенные для нашей страны и правильный ли путь борьбы они выбирают? Как Вы видите пути решения проблем политзаключенных?


- Для того чтобы оценить полезность или опасность политзаключенных для нашей страны, необходимо рассмотреть их цели и методы их достижения. Возьмем Анара Мамедли или Интигама Алиева. Их целью является улучшение уже имеющейся политической системы. Методы борьбы – мониторинг нарушений, выработка рекомендаций, составление и представление в международные организации отчетов и жалоб. Хотя такой «вынос мусора» и является чувствительным для властей, но, в конечном счете, это идет на пользу – если мусор из дома не выносить, то мы в нем утонем.

Активисты NIDA призывали к массовым акциям протеста. При этом никто из них не покушался на сам конституционный строй. Вопрос в том, какими будут эти акции – насильственными, как в Губе и Исмаиллы, или мирными, пусть даже и несанкционированными. Вспомним, что власти не выдвигали уголовных обвинений против NIDA и ограничивались дубинками и штрафами, пока активисты этой организации не стали грозиться в социальных сетях, что придут на следующий митинг с коктейлями Молотова. Им и устроили этот сценарий. Видимо, была перейдена какая-то «красная линия»…

Исламисты, коммунисты, нацисты хотят изменить государственный строй и не исключают из своих методов насилия, наоборот, призывают к нему. Отсюда – подход Совета Европы, который на основе собственных критериев не считает таких заключенных политическими, в отличие от «Международной Амнистии» (МА).

По этой же причине МА делит арестованных по политическим мотивам на узников совести (арестованных без какой-либо вины перед государством) и остальных политзаключенных (в делах которых есть уголовные преступления или пропаганда и использование насилия). Для первых МА требует безусловного освобождения, для остальных – справедливого суда.

Точно так же и Совет Европы при приеме Азербайджана в члены организации в 2001 г. требовал для политзаключенных или освобождения, или нового справедливого суда. На сегодня Евросуд вынес уже 40 решений и постановлений по нашим политзаключенным, выполнение которых оставлено на усмотрение властей. Но среди них выделяются два постановления, где ЕСПЧ прибегает к статье 46 ЕКПЧ и дает властям Азербайджана конкретные прямые рекомендации. Так, в деле журналиста Эйнуллы Фатуллаева, суд нашел нарушение статьи 10 ЕКПЧ (свобода выражения мнения) и предложил его освободить. В деле офицера Эльчина Аббасова, участвовавшего в мятеже 1994 г., суд отметил, что его имя числилось в списках политзаключенных, нашел нарушение статьи 6 (право на справедливый суд) и порекомендовал властям провести новый суд или даже повторное следствие. Эти два решения тоже совпадают с подходом МА к узникам совести и политзаключенным.

Но проблема в том, что на сегодня МА признала в качестве узников совести всего 21 заключенного, т.е. не требует освобождения для 80% заключенных из «списка 98-ми», что так бы хотелось его составителям. К тому же решение проблемы политзаключенных лежит не только в правовой, но и в политической плоскости. Необходимо начать трудные мирные переговоры и постепенно закончить эту «холодную гражданскую войну».


Газета "Impuls" №29(689), 31 октября 2014 г.


http://impulsqazeti.az/index.php/k2-dzomponent/huequq-hadis/item/157-e-e

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.